Подарите «Ведомости»
Номер 44 от 28 марта 2019
Партнер проекта «Благотворительный фонд Владимира Потанина»

Культурные капиталы

Как создаются и наполняются музейные эндаументы в России и в мире

Самые крупные музейные эндаументы мира в 10 раз меньше абсолютного лидера – целевого капитала Гарварда. Тем не менее такие капиталы покрывают до половины расходов музеев. В России музеи пока более зависимы от государства. Но развитие эндаументов в культуре – явный тренд, говорят эксперты.

Крупнейшие за океаном

США – мировой лидер музейных эндаументов как по числу, так и по активам фондов. Хотя до $39 млрд фонда Гарварда и $29 млрд фонда Йеля музейным эндаументам далеко, свои рекордсмены есть и здесь. Например, у Метрополитен-музея в Нью-Йорке активы эндаумента оцениваются в $3,7 млрд (данные за фискальный год, закончившийся 30 июня 2018 г.; см. таблицу). Всего в фонде Метрополитен-музея 750 капиталов для разных целей. У Смитсоновского института, которому принадлежит комплекс музеев в Вашингтоне, 600 эндаументов объемом $1,49 млрд (данные на 30 сентября 2018 г.).

Налоговый стимул

Лувр поддерживают многие французские корпорации, поскольку в стране для компаний есть налоговый вычет – 60% от суммы пожертвования.
В России до недавнего времени только физические лица имели право на налоговый вычет на благотворительность – не более 25% суммы дохода за год. С 1 января 2019 г. заработали поправки в Налоговый кодекс, по которым регионы могут увеличить размер вычета для физических лиц до 30%, если получатели пожертвований – учреждения культуры и фонды, которые их поддерживают.
Эти же поправки впервые разрешили компаниям включать в состав инвестиционного налогового вычета по налогу на прибыль пожертвования для учреждений культуры и фондов, которые их поддерживают. Его размер также устанавливают регионы.

Фонды позволяют музеям покрывать существенную часть расходов. Так, в 2018 г. эндаументы обеспечили Метрополитен-музею 26% бюджета, а Музей изящных искусств Хьюстона за их счет покрыл 51% операционных расходов за финансовый год, закончившийся 30 июня 2017 г. (данные по отчетам музеев).

Ежегодно американские учреждения культуры публикуют подробные финансовые отчеты, где раскрывают в том числе данные о доходах целевых капиталов, стратегии их инвестирования, называют доноров и благодарят их за пожертвования.

Меньше и моложе

Европейские музейные эндаументы существенно меньше размером – в первую очередь из-за молодости. Например, во Франции возможность создавать эндаументы появилась только в 2008 г. – на год позже, чем в России. Уже в 2009 г. свой фонд целевого капитала появился у Лувра, одного из крупнейших музеев мира, в год принимающего 9 млн человек. Первое пожертвование в $230 млн фонд получил от правительства Абу-Даби. Оно было сделано в рамках партнерства этого эмирата и Лувра, по условиям которого у арабского филиала есть право на использование бренда и фондов музея до 2037 г., рассказывал директор департамента по связям с партнерами и меценатами Лувра Ян ле Туэ на Культурном форуме – 2018 в Санкт-Петербурге. Сейчас у Лувра в целевых капиталах $289 млн, по данным Bloomberg.

Розыгрыш для эндаумента

Уэр говорит, что на создание эндаумента музей вдохновило предложение о софинансировании, полученное от фонда Британской национальной лотереи. В России этой идеей успел воспользоваться музей-заповедник «Петергоф», в 2014 г. организовавший моментальную лотерею «Дворцы и парки Петергофа». Часть дохода от нее поступила в эндаумент (сейчас эндаументов два: на 47 млн и на 6 млн руб.). Однако в том же году негосударственные лотереи были запрещены законом, а государственные пока с музеями не сотрудничают.

Другой европейский пример – Эшмолеанский музей археологии и искусства (подразделение Оксфордского университета). Основанный в 1683 г. музей создал свой эндаумент только в 2014 г. После реконструкции в 2009 г. музейное пространство увеличилось вдвое, а количество посетителей – втрое, до 950 000 человек в год, рассказывала Френсис Уэр, старший исполнительный директор музея. «Чтобы поддерживать это здание, содержать фонды, а также развивать стандарты экспозиционной, исследовательской и преподавательской деятельности, нам необходимо иметь устойчивый источник дохода, который мы сможем передать следующим поколениям», – объясняла она. Сейчас в фонде 25 млн фунтов, которые музей собрал раньше намеченного 2020 г.

Первопроходцы из России

В России культурные эндаументы можно пересчитать по пальцам. 0 целевым капиталом в этой сфере стал «Эндаумент ВАРК», созданный в 2010 г. при Всебурятской ассоциации развития культуры. Годом позже был зарегистрирован Фонд развития Эрмитажа. Первый взнос в него – $5 млн – сделал президент, председатель правления «Интерроса» Владимир Потанин. Сейчас в эндаументе Эрмитажа, по собственным данным, 417,8 млн руб. ($6,3 млн по курсу ЦБ на 28 февраля 2019 г.). Доход от него музей тратит на пополнение коллекции. Например, работа немецкого художника Ансельма Кифера «Аврора», которая выставлялась в Зимнем дворце, куплена в том числе на средства эндаумента.

Эрмитаж помог

Привлечь меценатов к Фонду развития Омского музея изобразительных искусств им. М. А. Врубеля помогла идея создания на его базе центра «Эрмитаж-Сибирь». К первой большой выставке из Эрмитажа, запланированной на конец 2019 г., будет готов новый корпус музея, пока же три года подряд музей продвигает будущий центр на своих площадях, организуя «Дни Эрмитажа в Омске». В 2018 г. за счет дохода от эндаумента музей оплатил приезд в Омск специалистов из Эрмитажа, которые прочли бесплатные лекции для всех желающих. Другая часть дохода была направлена на покупку произведений искусства второй половины XX в. в коллекцию музея.

Чтобы стимулировать музеи и университеты создавать эндаументы, в 2012 г. Благотворительный фонд Владимира Потанина запустил программу «Целевые капиталы: стратегия роста» (по итогам практико-ориентированного обучения наиболее успешные проекты участников программы получают поощрительные взносы от Потанина). Один из ее выпускников – исполнительный директор созданного в 2016 г. Фонда развития Омского музея изобразительных искусств им. М. А. Врубеля Алексей Матвеев. Его проект развития музея убедил Потанина добавить в эндаумент к уже собранным 3 млн руб. еще 5 млн руб. собственных средств. Сейчас сумма чистых активов фонда музея, по собственным данным, составляет 8,7 млн руб.

Фонд развития Омского музея стал шестым музейным эндаументом в России и первым в российских регионах (до этого эндаументы были только у музеев из Москвы и Санкт-Петербурга). В 2018 г. эндаумент принес музею 442 000 руб. Матвеев говорит, что рассчитывали на большую сумму, но российский финансовый рынок в середине года переживал не лучшие времена. «Еще год назад средний показатель доходности целевых капиталов в России равнялся примерно 10%. В 2018 г. компания, которая управляет нашим целевым капиталом, смогла заработать 6,5%», – рассказывает он. Годовой доход от управления фондом Эшмолеанского музея археологии и искусства – около 4%, сообщила Уэр.

Зачем музею эндаумент

В России основной бюджет музея формируется государством, рассказывает Матвеев. Это средства для выполнения госзадания: приема посетителей, организации выставок, реставрации экспонатов, экскурсий и т. д. Но музею нужны средства для развития других программ, продолжает он: например, музей им. Врубеля в последние пять лет развивает программы для особых посетителей, волонтерские проекты, программу «Здравствуй, музей!». Раньше музей их финансировал за счет грантов или искал меценатов. «Эндаумент – более стабильный и надежный способ внебюджетного финансирования», – говорит Матвеев. Вопрос, как привлечь доноров, которые могли бы пополнять эндаумент. Музей им. Врубеля для этих целей 1,5 года назад начал программу «Ежедневная благотворительность». Она направлена на привлечение небольших пожертвований – в том числе через специально организованный Клуб друзей музея.

В США целевые капиталы в сфере культуры создают не только музеи: в десятку крупнейших входит эндаумент Бостонского симфонического оркестра, его активы в 2017 г. оценивались в $470 млн.

У Еврейского музея и центра толерантности другой путь. Он стал рекордсменом по скорости формирования фонда, собрав в 2014 г. первые $4,5 млн для своего эндаумента за один вечер, писал Forbes. Эти деньги внесли Роман Абрамович, Леонард Блаватник, Виктор Вексельберг, Михаил Гуцериев, Александр Клячин, Алексей Лихтенфельд, Вадим Мошкович и Геннадий Тимченко. Сейчас в фонде целевого капитала музея порядка 700 млн руб., его средняя доходность – 15% годовых в рублях (он находится в управлении УК Райффайзенбанка, указано в отчете за 2016 г.). Фонд пополняется в основном во время гала-вечеров, ставших традиционными, вне их собрано около 100 млн руб. Все средства эндаумент-фонда перечисляются на уставную деятельность музея.

«Я думаю, что создание эндаументов – это будущее культурного фандрайзинга. Надо развиваться по примеру США, где он на высоком уровне», – говорит Уэр. «В 2018 г. мы видели явный тренд в развитии института эндаументов в среднем образовании и учреждениях культуры», – отмечает Владимир Потапов, главный исполнительный директор «ВТБ капитал инвестиции».

Текст: Полина Сурнина

Вернуться к номеру