Нематериальные ценности

Зачем нужна инвентаризация интеллектуальной собственности. И почему российские компании с ней не торопятся

Фото: Максим Стулов / Ведомости

Инновации, изобретения, открытия, патенты, бренды – на нематериальные активы может приходиться до трети стоимости, которая создается в процессе производства товаров: к такому выводу пришла группа экспертов Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС). Потребитель, покупая товар, заметную часть суммы тратит на интеллектуальные составляющие продукта (интеллектуальную собственность, или IP), указывают они. Данные этого исследования ВОИС опубликовала в докладе о положении дел в области интеллектуальной собственности в мире (готовится раз в два года, последний опубликован в 2017 г.).

Инвестиции в нематериальный капитал эксперты ВОИС называют ключевым источником экономического роста. Brand Finance оценивает долю нематериальных активов всех публичных компаний в 52%. Но у большинства российских компаний доля нематериальных активов намного меньше рассчитанной экспертами ВОИС трети их стоимости. Почему?

Как подготовить профессионалов

Чтобы готовить специалистов, которые понимают место интеллектуальной собственности в новой цифровой экономике и ее роль в обороте нематериальных активов, Ассоциация IPChain организует образовательные программы разных форматов.
В 2018 г. вместе с Федерацией интеллектуальной собственности ассоциация создала базовую кафедру цифровой экономики в Российской государственной академии интеллектуальной собственности. Она в первую очередь ориентируется на выпускников вузов и молодых специалистов, а также профессионалов, работающих с интеллектуальной собственностью.
По 120-часовой программе дополнительного образования «Интеллектуальная собственность в цифровой экономике» обучение уже успешно прошло 25 человек. Среди преподавателей кафедры – как специалисты-практики из бизнеса, так и преподаватели из ВШЭ и МГУ. «Слушатели узнали, например, как работает технология блокчейн, а также поняли, что должен содержать лицензионный договор», – рассказывает советник председателя правления фонда «Сколково» по интеллектуальной собственности и председатель правления Ассоциации IPChain Максим Прокш. Теперь развитием образовательного направления займется специально созданное АНО «Научно-образовательный центр экономики и интеллектуальной собственности».
Еще одним ярким событием осени стала состоявшаяся в «Сколково» в сентябре образовательная конференция «IP-Академия» – масштабное образовательное мероприятие в области интеллектуальной собственности. За три дня на ней выступило более 160 спикеров и побывало свыше 1250 участников.

Права без защиты

Недооцененность нематериальных активов в промышленном секторе экономики сейчас заметна как никогда, считает Андрей Кричевский, президент Ассоциации IPChain, председатель Комитета по интеллектуальной собственности РСПП. «У нас есть законы, которые позволяют эффективно работать с нематериальными активами. Но факт остается фактом: Disney стоит дороже многих наших крупнейших транснациональных производственных или энергетических компаний», – говорит он.

По данным добывающих компаний, в 2018 г. доля объектов интеллектуальной собственности в каждой из них не превышала 1,5% общей стоимости активов, говорит управляющий партнер Deloitte Legal Aнна Костыра.

Как особую, но неотъемлемую часть экономики необходимо воспринимать креативные индустрии, продолжает Кричевский. «У нас пока восприятие другое – как дотационного сегмента в области культуры. Очевидно, что сводить креативные индустрии к теме только лишь культуры и презюмировать дотационность как минимум странно», – подчеркивает он (подробнее о креативных индустриях читайте в материале «Креативный локомотив». – «Ведомости&»). Но и в креативных индустриях «мы еще не научились использовать и монетизировать активы», считает президент РСПП Александр Шохин. В мире креативная экономика основывается на транзакциях творческих продуктов, которые имеют выраженную экономическую ценность и созданы благодаря творческому началу одного человека или группы лиц, говорит Кричевский. В России пока «экспертиза ограничивается общим выводом: творческая экономика дает 0,5% ВВП», констатирует он, но непонятна ни методика подсчета, ни конкретные виды включенных в него креативных индустрий.

/Евгений Разумный / Ведомости

В марте 2018 г. Российская государственная академия интеллектуальной собственности (РГАИС), IPChain и Федерация интеллектуальной собственности подписали соглашение о создании в РГАИС кафедры цифровойэкономики. IPChain стала ее соучредителем. По первой программе кафедры 25 человек уже прослушало лекции23 преподавателей из МГУ, ВШЭ и других вузов в течение трех месяцев – в общей сложности 120 часов. Обучениестоило 85 000 руб.
Новая кафедра работала на базе РГАИС в пилотном режиме. Ее студентами стали юристы, экономисты, представители сферы IT. «Люди учились многим полезным вещам: как работает технология блокчейн, какзаключать лицензионный договор, в любом случае у всех расширился спектр возможностей, которые даютдиджитализация и цифровая экономика. Среди преподавателей были как специалисты-практики из разныхкомпаний – от лидеров цифровой экономики до специалистов по борьбе с киберпреступностью, – так ипреподаватели-теоретики из ВШЭ и МГУ», – говорит председатель правления в фонде «Сколково» поинтеллектуальной собственности и председатель правления Ассоциации IPChain Максим Прокш.
Опыт работы нового подразделения был успешен и показал, что направление цифровой экономики надовыделять в отдельный сегмент, подчеркнул Прокш. Теперь его развитием займется специально созданное АНО«Научно-образовательный центр экономики и интеллектуальной собственности». Сейчас IPChain ищет новуюплощадку для обучения студентов.
Пока крупнейшим образовательным мероприятием в сфере интеллектуальной собственности стала конференция«IP Академия», созданная на базе «Патентной школы» «Сколково». В сентябре 2019 г. на мероприятии побывалоболее 160 спикеров и свыше 1500 участников.

Вначале посчитать

«Сфера интеллектуальной собственности всегда связана с передовыми технологиями, она своего рода шестеренка, запускающая механизмы технологического прогресса и интеллектуального производства. Но нет собственности – нет рынка, нет рынка – нет развития», – говорит председатель совета директоров краудлендинговой платформы CO-FI, гендиректор Российского авторского общества Александр Сухотин.

Часто компании просто не знают о потенциале нематериальных активов, которые у них есть. Их инвентаризация – эффективный инструмент любого предприятия, которое много тратит на создание или приобретение объектов интеллектуальной собственности. Она позволяет «выявить те результаты интеллектуальной деятельности, о которых компания знает, но не подозревает, что у них есть охранный потенциал». Грамотная инвентаризация, по словам Костыры, дает сразу несколько плюсов для бизнеса: возможности коммерциализации интеллектуальной собственности, ее защиты, увеличения доли компании на рынке и репутационного эффекта.

Некоторые компании уже активно взялись за управление правами на нематериальные активы.

22 октября

на форуме «Открытые инновации» при поддержке IPChain состоится специальная сессия в формате расширенного заседания Комитета по интеллектуальной собственности РСПП «Intelligence value. Оценка стоимости объектов интеллектуальной собственности»

«Ситроникс» плотно занимается вопросами инвентаризации интеллектуальной собственности, говорит Светлана Волкова, вице-президент по правовым вопросам: компания создала внутреннюю систему управления интеллектуальной собственностью, получила правовую охрану на шесть патентов, семь товарных знаков и более 20 программ для ЭВМ. «Многие пытаются воспроизвести те или иные элементы нашего продукта – от элементов интерьера до целых устройств», – говорит Михаил Рожков, технический директор АО «Трансмашхолдинг» (ТМХ – крупнейший производитель локомотивов. – «Ведомости&»). Поэтому, по его словам, в ТМХ решили защитить права на свои разработки. «Газпром нефть», по данным пресс-службы, в прошлом году получила 30 патентов на изобретения в области нефтепереработки (в том числе один – в США), а портфель ее НИОКР только по направлению нефтепереработки включает около 30 разработок.

Почему российские компании не торопятся с инвентаризацией? Deloitte выделяет четыре основные проблемы: интеллектуальная собственность по-прежнему не воспринимается как актив; не хватает компетенций для идентификации и квалификации таких объектов; операционная неэффективность; отсутствие удобных механизмов идентификации интеллектуальной собственности и автоматизации такой работы.

/Максим Стулов / Ведомости

Затем сэкономить

Чиновники пытаются заинтересовать бизнесменов вопросами защиты интеллектуальной собственности. Если компания провела инвентаризацию и нашла новые результаты интеллектуальной деятельности с 1 января 2018 г. по 31 декабря 2019 г., она может получить льготу по налогу на прибыль. Госкомпаниям правительство в сентябре 2018 г. предписало в 10-дневный срок провести заседания советов директоров с вопросом о проведении инвентаризации. «Ведомости&» выборочно проверили раскрытия информации 10 госкомпаний – девять из них отчитались о проведении собраний, но информацию о результатах инвентаризации не публиковали.

$53,7 трлн
глобальная стоимость нематериальных активов. В начале 2018 финансового года она впервые в истории преодолела отметку в $50 трлн
52%
составляет нематериальная стоимость от общей стоимости всех публично торгуемых компаний по всему миру
76%
нематериальной стоимости в мире – $43,7 трлн – не учтено в балансовых отчетах

Источник: Brand Finance

«Инвентаризацию провели, имеем 307 результатов интеллектуальной деятельности», – говорит директор департамента корпоративных коммуникаций ПАО «Русгидро» Марита Нагога. «Роснано» планирует подвести итоги инвентаризации в январе 2020 г. Благодаря этой инициативе началась объемная работа, которая даст понимание, сколько нематериальных активов есть, сказал главный юрист УК «Роснано» по интеллектуальной собственности Виталий Калятин. Частный ТМХ, по словам Рожкова, инвентаризацию еще не закончил, но уже нашел около 50 объектов интеллектуальной собственности и сейчас ставит их на учет. Льгота по налогу на прибыль бизнесу нужна, подтверждает он.

Такая инициатива – необходимый шаг, говорит Ольга Кривельская, партнер юридической компании Card Patent. Но непонятно, покроет ли льгота затраты на инвентаризацию и оформление собственности, отмечает она. Практика такова, что налоговая служба оценивает амортизацию только по фактически понесенным затратам (например, на регистрацию в Роспатенте), а не по рыночной оценке интеллектуального продукта, говорит Дмитрий Костальгин, партнер Taxadvisor. «Налоговое законодательство не видит нематериальные активы», – констатировал президент Федерации интеллектуальной собственности Сергей Матвеев на круглом столе «Инвентаризация интеллектуальной собственности – новые возможности для бизнеса» в РСПП в сентябре. Промышленные компании, по его словам, заказывают НИОКР, но не выявляют результаты интеллектуального труда и не ставят их на учет из-за налога на прибыль. Временная налоговая льгота на принятие к бухгалтерскому учету, по его словам, проблему не решает.

И заработать

Права на интеллектуальную собственность можно передавать по лицензии, отдавать в залог и даже вносить в уставный капитал компаний. Но в реальности компании не регистрируют массово права на изобретения в промышленном секторе, а если регистрируют технологии, то для использования на внутреннем рынке или внутри самой компании. В России не умеют продавать интеллектуальную собственность, нам привычнее продавать сырье, говорит топ-менеджер крупной технологической компании.

Защита перед стартом

Перед выходом на глобальные рынки с новым продуктом предпринимателю необходимо защитить какматериальные, так и нематериальные активы. Главное, что должен знать каждый, – это особенностизаконодательства той страны, на рынок которой стремится предприниматель. «Есть простое правило: изобрел – запатентуй, создал произведение – задепонируй. Иначе – и это в лучшем случае – погрязнете в судах, а о бизнесе можно будет забыть. К слову, судебные издержки на Западе на порядок выше, чем вРоссии, – говорит президент Ассоциации IPChain Андрей Кричевский. – Креативному или наукоемкомуинтеллектуальному бизнесу жизненно важно иметь грамотно оформленные права на собственныеинтеллектуальные продукты. Диалог с потенциальным инвестором начинается именно с этого». Немаловажен ещеодин аспект – это умение правильно оценить стоимость своих нематериальных активов. Оценка стоимостинематериальных активов – одна из тем форума «Открытые инновации» и специальной сессии, которую проводитАссоциация IPChain вместе с Комитетом по интеллектуальной собственности РСПП. Туда приглашеныпредставители крупного бизнеса и главы профильных министерств и ведомств, в частности Минэкономразвития иРоспатента.

У «Лаборатории Касперского» около 900 патентов на изобретения в России, США, ЕС, Японии и Китае, но патенты она пока не продавала, рассказывает руководитель управления по интеллектуальной собственности «Лаборатории Касперского» Надежда Кащенко. Портфельные компании УК «Роснано» в год регистрируют от 80 до 100 изобретений, но и «Роснано», по словам Калятина, «не торгует изобретениями». «Северсталь» ежегодно регистрирует в Роспатенте около 40 заявок, но не видит большого спроса на свои технологии, говорит руководитель службы интеллектуальной собственности компании Анна Попова.

Сложно определить рыночную стоимость самого актива для продажи. «Обычно на балансе отображаются только затраты, понесенные при создании объекта, но при продаже происходит независимая оценка изобретения, определяется его экономический эффект, поэтому цена может измениться», – указывает Кривельская из Card Patent. Отсюда еще одна проблема – банки неохотно принимают в залог объекты интеллектуальной собственности. «Возможно, потому, что рынки креативной индустрии и патентов в России только формируются, нет методик оценки успешных кейсов, нет IP-гигантов», – рассуждает руководитель патентного направления крупного банка.

И защитить

Развитие технологий вынуждает игроков рынка совершенствовать защиту авторских прав для нематериальных активов, говорит глава Роскино Екатерина Мцитуридзе.

«Благодаря технологиям интеллектуальная собственность из инструмента защиты должна стать инструментом развития и для креативных индустрий, для которых нематериальные активы – главная ценность», – отмечает Кричевский из Ассоциации IPChain.

Но оборот интеллектуальной собственности невозможно обеспечить разрозненными инструментами, объясняет он, поэтому инфраструктура IPChain была задумана как универсальное решение, позволяющее создать новый единый цифровой рынок для этой сферы – трансграничный и дающий доступ всем без исключения участникам.

Одни из центральных сервисов на инфраструктуре IPChain, по его словам, – CO-FI и IPEX. CO-FI – это краудлендинговая платформа для креативных индустрий, которая позволит создать сбалансированную финансово-инвестиционную систему, способную учесть особенности работы креативных индустрий. А IPEX – биржа интеллектуальной собственности, где создатели, владельцы и пользователи объектов интеллектуальной собственности могут проводить сделки любой сложности со всеми видами и формами результатов корпоративного и индивидуального творчества. Наконец, к сети IPChain уже подключены цифровой сервис n’RIS, позволяющий депонировать объекты и фиксировать права на них, и Fonmix – упрощающий монетизацию музыки.

«На сегодняшний день инфраструктура IPChain позволяет отслеживать весь жизненный цикл объектов и проводить на мировом рынке все виды транзакций», – резюмирует Кричевский. &

Текст: Анна Героева, Мария Дранишникова

Другие выпуски

25 декабря 2019

Инвестиции: Стратегия-2020

Партнер проекта:
«Сбербанк Управление Активами»
№65 от 23 декабря 2019

Умный город

Партнеры проекта:
«Авито»
«МегаФон»
«Группа Эталон»
№63 от 18 декабря 2019

Строим просто

Партнер проекта:
«АНО «Московский урбанистический форум»»
№61 от 09 декабря 2019

«Сколково»: от идеи до реальности

Партнер проекта:
«Фонд «Сколково»»
№60 от 09 декабря 2019

Школа будущего

Партнер проекта:
«Группа компаний «Просвещение»»
№59 от 05 декабря 2019

Индустрия 4.0: цифровое завтра

Партнер проекта:
«Металлоинвест»
Показать больше выпусков