Право на новое творчество

Посты в блогах, подкасты, музыкальные биты и картины нейросетей – новые объекты авторского права. Их правовой статус пока никак не урегулирован. Как авторам защитить права?

Фото: Instagram @_agentgirl_

«Мы привыкли к музыке, литературе, анимации – характерным для традиционных отраслей видам объектов. Но появляются новые, с которыми мы до этого не сталкивались как с самостоятельными объектами права. В музыке – биты, в литературе – блоги, посты, в анимации – образы, начинающие жить отдельно от фильмов, не говоря уже о подкастах и VR-пространствах», – объяснял президент Федерации интеллектуальной собственности Сергей Матвеев на конференции по интеллектуальной собственности «IP-Академия» в «Сколково».

Использование новых технологий в культуре приводит к появлению новых видов произведений искусства, единственная форма выражения для которых – цифровая: компьютерное искусство, мультимедийный арт, видеоигры и т. д., говорит управляющий партнер Deloitte Legal в СНГ Анна Костыра. Особенность новых форматов, по ее словам, – смешение: часто работы создаются коллективами авторов и вовлекают в процесс самого зрителя.

Новые объекты на стыке технологий появляются, в частности, с помощью синтеза привычных объектов авторских прав, объясняет Кирилл Митягин, партнер Nevsky IP Law. Например, интерактивное кино по действующему законодательству – это мультимедийный продукт. Но в зависимости от выбора пользователя получаются разные варианты фильма, описывает Митягин, та же история с компьютерными играми: само прохождение игры пользователем может стать самостоятельным объектом прав и имеет коммерческий потенциал – достаточно вспомнить, какая аудитория у стримов (трансляций) компьютерных игр. Эти моменты сейчас не урегулированы, указывает он.

$432 500

за такую сумму в 2018 г. на аукционе Christie’s впервые в истории была продана картина, созданная нейросетью, – «Портрет Эдмонда де Белами»

Это серьезный вызов для существующей правовой системы. В конкурентной среде ценность творческого объекта составляет заложенная в нем идея, а формы его выражения могут различаться, говорит Костыра. Авторское право охраняет материальное воплощение результата творчества. Значит, нужны новые правовые механизмы, которые позволят защищать концепции творческих проектов, объясняет она.

Право на творчество в соцсетях

Яркий пример – спорные ситуации, связанные с публикацией контента в соцсетях. Тексты постов, фото, музыка, видео, прикрепленные файлы защищаются авторскими правами, говорит советник Tomashevskaya & Partners Роман Янковский. Но пользователь, регистрируясь, дает соцсети и другим пользователям неисключительную лицензию на использование этой информации (это позволяет делать репосты, переразмещать контент от имени других пользователей и т. д.).

Появляется все больше квазиобъектов интеллектуальной собственности: де-факто они ими являются, по закону – нет, говорит Костыра. Пример – аккаунты компаний в соцсетях. «Они ее индивидуализируют и связывают с клиентами. Неправомерное использование аккаунтов, создание фейков от имени компании влечет репутационные риски», – поясняет она.

Сегодня защита прав на аккаунт эффективнее через модератора соцсети, чем в суде. Но компании должны озаботиться формализацией процессов ведения своих аккаунтов, говорит Костыра: например, добавить создание и администрирование аккаунта в должностную инструкцию работника и отдельно закрепить его обязанность в случае увольнения передать эти функции работодателю.

В марте 2019 г. IPChain представила результаты исследований рынка интеллектуальной собственности, которые проводились совместно с юридическим бюро Мэтью Йоспина, адвокатским бюро Noerr и Baker McKenzie. Эксперты выделили новые типы нематериальных активов (НМА): цифровые данные, активы на основе технологии блокчейн, репутацию, виртуальные валюты, публичность, конфиденциальность и право быть забытым, доменные имена, интернет-мемы, smart-контракты и др. Отдельно они выделили социальные сети, где в качестве НМА рассматривается число подписчиков, количество постов, лайков, репостов и просмотров.

Другая проблема – публикация в соцсетях объектов творческого труда (например, фотографий и видео) без разрешения их правообладателей. Например, вы фотограф и выкладываете фотографии у себя на сайте или в сообществе, но вдруг замечаете: ваши фотографии кто-то разместил от своего имени. Жалоба в техподдержку на нарушение авторских прав не дает результата, поскольку администратор просит доказательства. «В отличие от товарных знаков авторские права не регистрируются, и доказать обладание ими сложно», – поясняет Янковский.

«Соцсеть подпадает под нормы о защите информационных посредников, по которым посредник привлекается к ответственности. Но только в том случае, если он знал, что информация, которую он обрабатывает, нарушает права третьих лиц, и ничего не предпринял», – говорит Янковский. Есть еще одна особенность: права на изображения, оформление, видео или звук, который пользователь наложил с инструментами, например, Facebook, принадлежат соцсети, рассказывает Янковский. Защитить авторские права на фотографии можно и с помощью независимых сервисов. Цифровая платформа n’RIS, использующая технологию блокчейн, позволяет депонировать в том числе фотографии и фиксировать права на них для дальнейшей защиты.

О чем спор

В январе 2017 г. «В контакте» подала иск к ООО «Дабл». Соцсеть посчитала, что это ООО, извлекая и используяэлементы из базы данных, нарушает ее исключительные права как изготовителя базы. Соцсеть также потребовала уDouble Data уничтожить со всех информационных носителей ранее извлеченные элементы. Московский арбитражиск отклонил, апелляционная инстанция признала требования «В контакте» обоснованными. Суд поинтеллектуальным правам отправил дело на новое рассмотрение, новое заседание назначено на октябрь (на моментсдачи номера в типографию дело не рассматривалось).
Похожий спор – HiQ Labs против LinkedIn – был в США. Соцсеть пыталась запретить HiQ Labs автоматическийсбор открытых данных пользователей LinkedIn, 9 сентября 2019 г. Федеральный апелляционный суд СШАпостановил, что LinkedIn должна разрешить HiQ Labs подцеплять (to scrap) пользовательские данные изобщедоступных профилей. «Заинтересованность HiQ Labs в продолжении своего бизнеса» перевешивала интересыпользователей в их профилях, решил суд.

Нейросеть-модератор

Альтернатива защите авторских прав в соцсетях post factum – запрет на загрузку контента, нарушающего авторские права. Это возможно с помощью снятия цифровых отпечатков – характерных признаков файлов, идентифицирующих их копии, считает Янковский. Ряд сервисов используют цифровые отпечатки добровольно. Например, YouTube в ContentID.

Янковский рассказывает, как это работает. Например, зритель в кинотеатре снимает на телефон фильм. Получается копия, но не файла, а произведения. Но загрузить эту «экранку» на YouTube, даже отключив публичный доступ к ней, не получится – сервис уже снял «отпечаток» с фильма, который смотрел пользователь, и теперь любые копии этого фильма идентифицируются. Другой пример – нейросети, которые определяют, что изображено на фотографии (собака, кошка, кружка и т. д.). По сути, ContentID – это нейросеть, определяющая, что изображено на видео и нарушает ли оно авторские права.

К обязательному введению цифровых отпечатков ближе всех подошел ЕС: они прописаны в Директиве об авторском праве на Едином цифровом рынке (принята 15 апреля 2019 г., но пока не вступила в силу). В России цифровые отпечатки тоже используются. Не так давно их начала вводить «В контакте»: появилась система наподобие ContentID для YouTube, которая распознает композиции (видео, музыку, тексты книг) и удаляет файлы, если нарушены права на произведение, говорит Янковский.

«ContentID – хорошая идея для борьбы с незаконным использованием контента. Но реализация пока не дает гарантированного результата», – считает Валерия Брусникина, заместитель гендиректора n’RIS. Существует, по ее словам, много способов злоупотреблений и обхода, которыми умело пользуются недобросовестные пользователи. К тому же ContentID работает пока с ограниченными типами объектов и исключительно на YouTube.

/Universal University

Кричевский из IPChain на ПМЭФе в этом году призывал «закрыть «пункты сбыта краденого» в интернете». Для этого, по его словам, нужны «принципиально новые подходы к борьбе с пиратством», в том числе так называемые белые списки – максимально доступные реестры легальных ресурсов. Таким образом, по его мнению, можно будет полностью блокировать пиратский бизнес. «Пиратство – это бизнес-модель. На смену одной бизнес-модели должна прийти другая, более эффективная. А чтобы это стало возможным, легальному бизнесу необходима соответствующая инфраструктура, которая со временем вытеснит с рынка нелегальные ресурсы», – говорил он.

Важен баланс интересов пользователей и платформ, считает директор по юридическим вопросам Avito Виктор Топадзе. Важно различать смежные права на создаваемую платформой базу данных (подразумевают запрет неавторизованного извлечения и последующего использования материалов из базы данных) и авторские права на пользовательский контент (такие права, как правило, принадлежат пользователю).

С 2008 г. – противостояние ВГТРК и соцсети «В контакте». Тогда медиахолдинг решил призвать к ответственности популярные сайты, на которых неправомерно размещался принадлежащий ВГТРК контент. В числе ответчиков оказались «В контакте» и Mail.ru. В 2013 г. ВГТРК договорилась с «В контакте» о легализации своего видео всоцсети. Постепенно «В контакте» стала налаживать отношения и с продюсерами – по их жалобам соцсеть теперьудаляет конкретные нелегальные копии фильмов и сериалов. С частью продюсеров и телеканалов соцсеть договорилась и об автоматическом удалении пиратских копий.

2012 г. – конфликт Сергея Лазарева и «В контакте» из-за того, что новый альбом певца можно было слушать в соцсети бесплатно. Спустя четыре года Лазарев зарегистрировался во «В контакте»: звукозаписывающие компанииUniversal, Warner и Sony заключили контракт с соцсетью, благодаря чему музыка в соцсети стала выкладываться легально, что и побудило исполнителя завести там личный аккаунт.

2014 г. – Universal Music, Warner Music и Sony Music подали три иска на 51 млн руб. против «В контакте», обвинив последнюю в создании нелицензированного музыкального сервиса и «масштабном нарушении авторскихправ». Речь шла о композициях ряда исполнителей. В 2016 г. «В контакте» урегулировала эти споры и заключила партнерские договоры с тремя лидирующими международными правообладателями музыки – Universal Music Group, Warner Music Group и Sony Music Entertainment. Пользователи «В контакте», «Одноклассников» и «Моего мира» получили доступ к лицензионному контенту звукозаписывающих компаний.

2017 г. – конфликт «В контакте» и Moroz Records (правообладатель песен группы «Кино»). Moroz Records подала в суд на «В контакте» и потребовала удалить нелегальный контент. Мосгорсуд вынес предварительное решение поделу блокировки соцсети, однако Роскомнадзор не сумел обнаружить незаконные аудиозаписи, сделав вывод, что они были своевременно удалены из «В контакте». После этого надзорное ведомство отказалось от блокировки сайта. В ноябре 2017 г. «В контакте» и «Одноклассники» вернули полную дискографию группы «Кино» и Виктора Цоя в аудиоразделы соцсетей после заключения соглашения с правообладателями.

В сентябре 2019 г. «В контакте» заключила антипиратский меморандум с «Эксмо», АСТ, «Азбука-Аттикусом», «Альпиной паблишер», «Аудиокнигой», «Литресом», а также с Ассоциацией по защите прав в интернете, которая представляет интересы издателей. Меморандум фактически вводит премодерацию файлов с книгами. Для этого «В контакте» будет использовать так называемый Copyright Check – аналог ContentID. При загрузке файла скнигой на платформу будет происходить его автоматическое сравнение с легальными копиями, если характеристики файла совпадут – пользователь не сможет разместить его во «В контакте». Для сравнения электронных текстов издатели договорились использовать базу крупнейшего интернет-магазина книг «Литрес», а для сравнения аудиокниг – сервис Biblio.

Творчество с искусственным интеллектом

Эксперты выделяют три категории объектов, которые только обсуждаются в контексте интеллектуальной собственности: творчество искусственного интеллекта, права на автоматически собранную информацию и на большие данные (big data).

Творчество искусственного интеллекта – наименее проработанная проблема, отмечает Янковский. «Если нейросеть, натренированная на работах Ван Гога, обрабатывает фотографию так, что та становится похожей на полотно Ван Гога, кому принадлежат права на результат? Автору нейросети, автору фотографии?» – спрашивает он.

Искусственный интеллект, по словам директора по правовым инициативам ФРИИ Александры Орехович, – это программа для ЭВМ и постоянно пополняемая база данных. Российское законодательство однозначного ответа на вопрос, является ли то, что создано искусственным интеллектом, результатом творчества, не дает, говорит она. Нейросети не создают объект интеллектуальных прав, ведь они если и совершают акт творчества, то в отдельности от их создателя, считает старший юрист юридической практики КПМГ в России и СНГ Филипп Дубовик.

составил оборот рынка культурных индустрий России (изобразительное искусство, СМИ, издательства, ТВ,интернет-реклама, туризм, видеоигры, дата-центры, бытовая электроника, образование в сфере культуры и т. д.) в2018 г., по подсчетам агентства InterMedia. 60% из этой суммы пришлось на онлайн-сегмент. В расчетеучитывались данные более 10 разных источников (как государственных, например Ростуризма, так и частных,например АКАР, «ТМТ консалтинга») и включались как доходы от коммерческой деятельности, так и бюджетныеассигнования.

«Мне не известны юрисдикции, законодательство которых допускало бы авторское право искусственных агентов», – говорит директор по перспективным технологиям Microsoft в России Владислав Шершульский. Примеры, когда музыканты, художники, арт-дилеры и звуковые лейблы объявляют соавторами произведений искусственный интеллект, по его словам, есть. «Пока это делается для эпатажа и рекламы», – уверен эксперт.

Блокчейн для прав

Одно из решений для защиты прав на интеллектуальную собственность – цифровые сервисы фиксации данных на основе блокчейна, говорит Вадим Субботин, руководитель отдела разработки проекта MoviesChain by tvzavr (платформа, напрямую связывающая независимых кинематографистов со зрителями). Например, технология распределенного реестра дает доступ к актуальной информации об интеллектуальной собственности любому пользователю интернета без участия третьих лиц, это обеспечивает безопасность, прозрачность и доказуемость прав, объясняет он. Так, через личный кабинет блокчейн-платформы MoviesChain by tvzavr правообладатель может получить статистику о своем контенте в режиме реального времени. MoviesChain работает по принципу, заложенному в IPChain, объясняет Кричевский. Работающие на основе IPChain сервисы максимально расширили возможности для защиты интеллектуальной собственности, говорит он: задепонировать, защитить и вовлечь в экономический оборот любые объекты позволяет сервис n’RIS, а цифровое патентование осуществляет Online Patent.

Возможность использовать цифровые сервисы фиксации прав – большой шаг навстречу интеграции современных технологий в правовую среду и дополнительный инструмент для защиты интеллектуальных прав, говорит Костыра. Впрочем, отмечает она, такие сервисы пока нуждаются в популяризации.

«У технологии есть большая ценность в качестве инструмента доказывания обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договоров, а также как инструмента исполнения договоров», – считает Дубовик. &

Текст: Алексей Охлопков

Другие выпуски

№55 от 09 октября 2019

Такси: новая мобильность для России

Партнеры проекта:
«РАЭК»
«Общественный совет по развитию такси»
№53 от 02 октября 2019

Устойчивое развитие

Партнеры проекта:
«ЕВРАЗ»
«Металлоинвест»
«Норникель»
«Сибур»
№51 от 03 сентября 2019

Сахалин: вкладывая в развитие

Партнер проекта:
«Сахалин Энерджи»
Показать больше выпусков