Статья опубликована в № 2451 от 25.09.2009 под заголовком: «Надо идти навстречу»

Россия уступит Америке по иранскому вопросу

Иран и его ядерная программа стали главной темой сессии Генассамблеи ООН и встреч в ее кулуарах. Дмитрий Медведев неожиданно впервые допустил возможность поддержки санкций против Ирана
Reuters

По итогам двусторонней встречи с американским коллегой Бараком Обамой во вторник вечером российский президент сделал неожиданное заявление о том, что «в отдельных случаях использование санкций является неизбежным». «Наша задача – сохранить систему поощрения, позволяющую Ирану использовать мирную ядерную энергию, но мы не потерпим создания ядерного оружия», – добавил Медведев.

Отход от прежней позиции Москвы, противившейся любым санкциям в отношении Тегерана, на Западе восприняли с энтузиазмом. «Еще недавно наши определения угроз и стратегических целей в отношении Ирана были противоположны. Сейчас, похоже, они заметно сблизились, а то и вовсе совпадают», – отреагировал на фразу Медведева советник Белого дома по России Майкл Макфол.

Для российских чиновников и дипломатов это заявление стало неожиданностью. Как о своем успехе накануне заседания Совбеза ООН они говорили, что в тексте резолюции по ядерному разоружению не будет упоминания Ирана и Северной Кореи как главных нарушителей режима нераспространения (правда, осталась ссылка на все предыдущие резолюции, касающиеся ядерных программ этих стран).

Но позже источник в администрации президента признал – сближение позиций двух стран по Ирану, безусловно, есть: если существующая система взаимоотношений не дает результата, Россия не исключает, что нужно ее менять, именно это и имел в виду президент. Чиновник предложил не рассматривать сближение позиций двух стран по Ирану как уступку Обаме за отказ от ПРО в Европе.

В МИДе же два события, напротив, связали. «Необходимо проявлять гибкость и учитывать новый момент: нам уступили по ПРО, надо идти навстречу», – заявил источник «Ведомостей» на Смоленской площади.

В выступлении с трибуны Генассамблеи ООН в среду российский президент упомянул Иран лишь косвенно: Россия, как участница ближневосточного квартета, «поддерживает усилия, направленные на усиление режима нераспространения на Ближнем Востоке» и создания в регионе зоны, свободной от ОМУ. В этом, признал источник в российской делегации, содержался намек не только на Иран, но и на Израиль.

Президент Махмуд Ахмадинеджад, выступавший через полтора часа после Медведева, ядерную программу своей страны затрагивать не стал. Это за него сделали министры иностранных дел «шестерки» по иранской проблеме, собравшиеся во время его выступления этажом ниже для обсуждения совместного заявления в преддверии встречи по Ирану 1 октября в Женеве. «Мы ждем от Ирана серьезного ответа и определим в контексте нашей политики двух треков (т. е. переговоры одновременно с обсуждением санкций) по итогам встречи наши последующие шаги», – зачитал заявление британский министр иностранных дел Дэвид Милибэнд. Для Ирана настал «поворотный момент», предупредила госсекретарь Хиллари Клинтон.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать