Статья опубликована в № 2461 от 09.10.2009 под заголовком: Имитация инноваций

Бурный экономический рост России привел к сокращению инноваций

Годы бурного экономического роста и крупных инвестиций не пошли на пользу технологическому прогрессу, выяснила Высшая школа экономики. За 2005–2009 гг. число предприятий, внедрявших инновации, сократилось

Подъем экономики четырех предшествующих кризису лет не способствовал росту инновационной активности, выяснила ГУ-ВШЭ, опросив 957 предприятий обрабатывающих отраслей. Из девяти мер, которые официальная статистика относит к инновационным, 17% компаний не предпринимали никаких, в 2005 г. таких было 14%.

К инновационной активности Росстат относит многое из того, что является обычным жизнеобеспечением компании, – маркетинг, обучение персонала, закупку оборудования, говорит ведущий сотрудник Института анализа предприятий и рынков ГУ-ВШЭ Ксения Гончар. Ситуация выглядит гораздо хуже, если ужесточить критерии и добавить к ним расходы компаний на НИОКР. Получается, что доля реально инновационно активных компаний, т. е. внедривших новый продукт или технологию при наличии затрат на разработки, составляет менее 30% и за четыре года в целом сократилась в 1,2 раза и почти во всех отраслях (см. инфографику).

Из инновационно активных лишь 3% ориентировали свои разработки на мировой рынок, 19% – на российский и еще чуть более 7% – на собственное предприятие. Из неинновационного большинства чуть более 27% попали в разряд «имитаторов», адаптирующих известные технологии без затрат на собственные разработки. И почти 44% совсем ничего не внедрили, не изобрели и не адаптировали. Технологический уровень отраслей тоже не претерпел больших изменений: модернизация идет, но в узком сегменте более или менее богатых и конкурентоспособных предприятий, говорит Гончар.

Чем активнее предприятие инвестировало, тем выше качество его инноваций: почти 90% внедривших новый продукт или технологию реализовывали инвестпроекты, тогда как почти половина «пассивных» не инвестировала вовсе.

«Технологическая слабость и утечка мозгов последних лет превратили нас в имитаторов», – говорит Валерий Миронов из Центра исследований ГУ-ВШЭ. Благоприятная сырьевая конъюнктура транслировалась и на внутренний рынок, быстрый рост доходов снижал стимулы к инновациям, видит причину фронтального снижения инновационной активности Владимир Сальников из ЦМАКП: «Зачем что-то улучшать, если рынок и так растет».

Не снизили инновационную активность лишь предприятия транспортного машиностроения. Главный заказчик – РЖД – регулярно выдвигает требования о повышении качества и снижении цены, знает аналитик «Ингосстрах инвестиций» Евгений Шаго: «У него есть альтернатива – покупать поезда «Сапсан». Самыми инновационными оказались компании химпрома: 9% из них отнесли себя к глобальным инноваторам. «Химпром» из Новочебоксарска выпускает поликристаллический кремний для солнечных батарей, продукт действительно инновационный, приводит пример управляющий директор MidCap Sickle and Hammer Владимир Рожанковский. В калийной, азотной отраслях никаких новаций нет, в химпроме идет активное проникновение импортного оборудования, но внутренних разработок очень мало, говорит он. Развитие отрасли было связано с модернизацией на основе импортных технологий, столь высокий процент глобальных инноваторов – видимо, завышенная самооценка, согласен Сальников.

По данным лаборатории конъюнктурных опросов Института экономики переходного периода (ИЭПП), с 2005 по 2008 г. доля компаний, не занимавшихся инновациями, выросла с 9% до 18%, к августу 2009 г. из-за кризиса достигла 23%. Реальных же инноваторов гораздо меньше, подтверждает замдиректора Межведомственного аналитического центра Юрий Симачев, к ним можно отнести лишь порядка 10% предприятий – именно столько в докризисную четырехлетку увеличили расходы на НИОКР.

При этом в опросах предприятия отмечали, что условия для инноваций улучшались и ничто не препятствует ими заниматься, рассказывает Симачев. Сильным стимулом для инноваций являлась конкуренция с иностранными компаниями, говорит он, а давление импорта на российских производителей, по данным опросов ИЭПП, с 2005 г. ежегодно ослабевало: конкуренция вымывалась госзаказом. «Объем госзакупок и госфинансирования проектов существенно вырос, но без параллельного ужесточения инновационных требований к приобретаемой продукции», – считает Симачев. Как выяснил опрос ВШЭ, технологический уровень исполнителя госзаказа не важен: 43% предприятий выполняют госзаказ на оборудовании среднего или ниже среднего отечественного уровня, лишь у 26% он соответствует лучшим и средним зарубежным образцам.

По данным ОЭСР, более 50% расходов на исследования и разработки в России финансируются государством. Ни одна страна в мире не имеет такого уровня финансовой господдержки инноваций: у занимающей вторую строчку Словакии доля государства порядка 30%, в США – менее 10%, в Японии – 2%. Общий объем докризисных расходов на инновации в России, по оценке Всемирного банка, – 1,2% ВВП, в ЕС – 1,7% ВВП, в США – 2% ВВП (данные Еврокомиссии). По глобальному инновационному рейтингу 2008–2009 гг., составленному INSEAD по 94 критериям, по объему расходов на инновации Россия находится на 25-м месте из 130, но по уровню инновационности российская экономика занимает лишь 68-е место.

Малые предприятия уходят из инноваций, говорит Гончар, а ведь именно на них были ориентированы многие госпроекты – технопарки, бизнес-инкубаторы. Инновационный бизнес колоссально разочаровался в господдержке, выяснила Национальная ассоциация инноваций и развития информационных технологий (НАИРИТ): 58% из 750 опрошенных инновационных фирм заявили, что не доверяют государственным инновационным структурам, два года назад почти такой же процент опрошенных, напротив, заявлял о необходимости усиления роли государства в поддержке инноваций. Целевое финансирование инноваций – лишь 13–17% от заявленного, в 1990-е гг., наоборот, нецелевое использование средств в IT и НИОКР вырьировалось от 10% до 20%, говорит президент НАИРИТ Ольга Ускова.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать