Ходорковский: "Я пользовался лазейками в законодательстве"

Он и сам когда-то действовал на грани законности, но бывшего олигарха это не смущает, рассказал опальный олигарх в интервью Der Spiegel.
М.Стулов

Бывший глава ЮКОСа Михаил Ходорковский не уверен, что нынешний президент РФ Дмитрий Медведев захочет его освободить. «По Конституции у президента есть право помиловать любого, кто был обвинен в преступлении. Никаких ограничений для этого нет. Но насколько вероятно то, что Медведев захочет освободить меня, надо спросить самого президента», - говорится в опубликованном в немецком журнале Der Spiegel интервью Михаила Ходорковского.

Стратегия «нормального суда»

Процесс по делу Ходорковского напоминает книгу Кафки, отмечают журналисты иностранного издания, задаваясь вопросом, в чем же смысл всего этого. «Система боится моего освобождения. Хотя мое заключение вредит имиджу тех, кто находится во власти. Я думаю, окончательное решение о моей судьбе еще не принято. Чтобы успокоить российскую и иностранную публику, суд пытается сохранить свое лицо. Но в реальности судебный процесс не имеет ничего общего с тем, что во всем мире считают главенством закона... Я нахожусь под следствием не из-за моего бизнеса. Тогда из-за чего? По политическим причинам? Им придется принять окончательное решение», - рассуждает опальный олигарх

Ходорковский не рассчитывает, что суд решит освободить его до следующих президентских выборов. «С политической точки зрения существуют серьезные аргументы за освобождение. Но возражения против моего освобождения также очень весомы», - говорит заключенный. Его единственная стратегия, по собственному признанию Ходорковского, «вести себя так, будто проходит совершенно нормальный суд, в ходе которого единственная задача обвиняемого – убедить судей в своей невиновности». «У меня нет влияния на политические решения. Но я могу сделать все от меня зависящее, чтобы люди не задавались больше вопросом, нет ли оснований под обвинениями», - сказал бывший глава ЮКОСа.

Адвокаты опального олигарха рассчитывают привлечь в качестве свидетелей по делу 478 человек, среди которых премьер-министр Владимир Путин. Ходорковский согласен с журналистами иностранного издания, что Путин и Медведев стараются держаться подальше от громкого дела. «За обвинениями стоит член совета директоров «Роснефти» Игорь Сечин и его ставленник Салават Каримов… Медведев и Путин не делают ничего прямо. Вместо этого все работает на основе механизма проверенных и надежных людей», - говорит олигарх.

Впрочем, свидетельства на суде двух членов правительства – бывшего министра экономики Германа Грефа и нынешнего главы Минпромторга Виктора Христенко - знаменитый заключенный оценивает как весьма положительные для себя. При этом, по его словам, «их заявления больше свидетельствуют о личной честности и профессионализме этих людей».

«Я умел использовать законы»

В целом Ходорковский значительно выше оценивает профессионализм и борьбу с коррупцией в высших эшелонах власти в прошлом, чем в настоящем. На вопрос о том, почему глава ЮКОСа постоянно подчеркивает «отсутствие сдерживающих факторов» (в вопросах коррупции. – ред.), Ходорковский ответил: «Я знал президента Ельцина очень хорошо. Он бы никогда не стал мириться с тем, что чиновники демонстративно хвастаются своими миллионами, которые они получили с помощью коррупции, так, как это происходит сегодня. Невозможно представить, чтобы чиновники, которые должны следить за исполнением закона, так открыто эксплуатировали бы компании частного сектора… Плохо, когда не остается никаких правил или когда законы просто игнорируются из-за того или иного возражения политика. Корпоративные споры сегодня часто решаются с помощью силы. Людей берут в заложники, чтобы оказывать давление на владельцев бизнеса. Они просто швыряют младшего партнера, друга или сотрудника в тюрьму».

Тот факт, что, по личному признанию Ходорковского, он и сам когда-то «искал и пользовался лазейками в законодательстве» и действовал на грани законности, бывшего олигарха не смущает. «Умелое использование законов – важный фактор успеха. Наш подход постоянно проверялся нашими юристами, аудиторами, чиновниками и даже судами. Не было никаких возражений, и все считали, что все действия совершались в рамках закона – ровно до тех пор, пока государство не начало свою атаку на нашу компанию в 2003 г. Если бы закон позволял платить на 20% меньше налогов, я был бы плохим бизнесменом, если бы не воспользовался этой возможностью. Так что снова повторяю: все делалось легально. Обвинить нас в уклонении от уплаты налогов удалось только с помощью новой интерпретации старых законов или просто нелегального их использования с самого начала. В абсолютных цифрах ЮКОС был третьим крупнейшим налогоплательщиком страны после «Газпрома» и РАО ЕЭС», - отметил Ходорковский. Он по-прежнему убежден, что единственной целью его ареста было ограничение финансирования независимой оппозиции в октябре 2003 г. «Ну и, конечно, нельзя не принимать в расчет желания бюрократов наполнить свои карманы, ломая нашу компанию», - сказал бывший олигарх.

Возможность того, что Путин в то время опасался, что Ходорковский сам захочет занять президентское кресло, бывший глава ЮКОСа полностью отрицает. «В России никто не будет считать человека еврейского происхождения серьезным конкурентом в этом отношении – это трюизм. Кроме того, я никогда не выражал подобных намерений. Я не дурак», - утверждает Ходорковский.

Денег хватит

«Мы полагаем, вы не ответите нам, сколько осталось от ваших активов после всех этих лет расследований. Тем не менее, как долго еще вы сможете платить за вашу защиту и за всемирную кампанию по вашей поддержке?» - спросили у Ходорковского журналисты Der Spiegel. «Даже если правосудие не свершится, пока я жив, моя семья и мои друзья продолжат вести эту борьбу уже без меня», - ответил бывший глава ЮКОСа.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать