Политика
Бесплатный
Антон Осипов|Полина Химшиашвили
Статья опубликована в № 2934 от 08.09.2011 под заголовком: «Революционеры занимаются самообороной», - Мустафа Абдель Джалиль, председатель Переходного национального совета Ливии

Абдель Джалиль: «Революционеры занимаются самообороной»

Хотя войска Каддафи еще продолжают сопротивление, все больше стран признают оппозиционный Переходный национальный совет (ПНС) законным представителем народа Ливии. Его возглавляет бывший министр юстиции Каддафи Мустафа Абдель Джалиль. Для того чтобы выиграть выборы и стать законным правителем, Абделю Джалилю может не хватить харизмы, зато у него огромный опыт аппаратных игр
ИТАР-ТАСС / EPA
Штрихи к портрету

На встречах Джалиль говорит только на арабском, так как не знает английского, писал посол США в Ливии Джин Кретц.

Кадры

Завладев властью, любые революционеры сталкиваются с кадровым голодом. Поэтому некоторые чиновники прежнего, «кровавого» режима часто остаются у власти – как минимум на первых порах. Самый известный пример – Шарль Талейран, министр иностранных дел при трех режимах. Происходило подобное и в России. Видный кадет, царский министр землеустройства и земледелия Николай Кутлер работал членом правления госбанка РСФСР. Царский военный министр Алексей Поливанов стал членом особого совещания при главкоме Красной армии. Но Мустафе Абделю Джалилю удалось даже больше: сначала он дослужился до министра Каддафи, а сейчас и вовсе возглавляет революционное правительство.

Со дня на день ливийские повстанцы могут лишиться общего врага. Повстанцы взяли в окружение район, где, по их данным, находится Муамар Каддафи. Если представитель военного командования Переходного национального совета Ливии Анис Шариф прав и Каддафи находится в районе радиусом около 64 км, то после его поимки или ликвидации жизнь Абделя Джалиля резко усложнится. Если и сейчас повстанцев раздирают внутренние дрязги, то после победы над Каддафи борьба за власть перейдет в решающую стадию.

Знаток шариата

Мустафа Мухаммед Абдель Джалиль (так принято транскрибировать его имя, хотя правильнее – Абд аль-Джалиль, что означает «Раб Великолепного», т. е. «Раб Божий») родился в 1952 г. в г. Аль-Бейда на востоке Ливии. В 1970 г. он поступает на факультет арабского языка и исламских исследований Ливийского университета в г. Бенгази – в 200 км от его родного города. Именно в Бенгази через 41 год будет сформировано временное правительство. Абдель Джалиль изучает достаточно большой набор дисциплин – классический арабский язык, историю и очень подробно – законы шариата. «Это человек, сформированный Ливией времен Каддафи и теми политическими традициями, которые в этой самой Ливии доминировали, – говорил спецпредставитель президента по Африке Михаил Маргелов, лично общавшийся с Абделем Джалилем, в эфире «Эха Москвы». – Его видение права, его видение справедливости – это тот странный сплав шариата и революционных представлений полковника, изложенных в «Зеленой книге», которая стала своего рода вторым Кораном для Ливии во времена правления Каддафи».

С отличием окончив вуз в 1975 г., Абдель Джалиль возвращается в родную Аль-Бейду и становится помощником секретаря прокурора, а через три года – судьей. Эту должность он занимает долгое время. В 2002 г. он возглавляет апелляционный, а потом городской суд Аль-Бейды. В январе 2007 г. карьера Абделя Джалиля, казалось бы, достигает пика. Он – председатель Главного народного комитета юстиции Ливийской джамахирии. То есть фактически министр юстиции страны. Такой взлет объясняется не только исключительными рабочими качествами Абделя Джалиля. У него появился покровитель. Из сообщений американского посла в Ливии Джина Кретца, попавших на сайт Wikileaks, следует, что Абдель Джалиль был доверенным лицом сына Каддафи Сейфа аль-Ислама (переводится как «Меч ислама»). У Сейфа аль-Ислама имидж либерала, сторонника реформ. «В середине 2000-х гг. он даже ставил перед отцом вопрос о политической либерализации, принятии конституции, проведении парламентских и президентских выборов, – отмечает бывший посол РФ в Ливии Алексей Подцероб. – У Сейфа аль-Ислама абсолютно европейские манеры, он мало похож на ливийца».

Честный судья

Как руководитель Главного народного комитета юстиции Мустафа Абдель Джалиль участвовал в разрешении одного из самых громких дел режима Каддафи – дела пяти болгарских медсестер и палестинского медика по обвинению в массовом заражении детей ВИЧ в 1998 г. В июле 2007 г. Верховный суд Ливии подтвердил смертный приговор. А спустя несколько дней ведомство Абделя Джалиля заменило его на пожизненное заключение. В конце июля осужденные были переданы Болгарии.  «Ведущую роль в этом деле сыграл, впрочем, Сейф аль-Ислам, – считает Подцероб, – в то время как Абдель Джалиль был, скорее, исполнителем».

Из отчета правозащитной организации Human Rights Watch можно сделать вывод, что Джалиль собирался искоренять коррупцию и вводить силовые ведомства в поле закона. Если верить Wikileaks, подчиненные и ряд судей характеризуют Абделя Джалиля как честного человека, пользующегося уважением. Собеседники посла также называли Джалиля трезвомыслящим технократом.

В январе 2010 г. посол обсуждал с Джалилем помощь экспертов США Ливии – Абдель Джалиль отвечал за масштабную реформу уголовного права и создание предпринимательского права. Реформа уголовного кодекса к тому времени разрабатывалась почти пять лет, т. е. большая часть работы была проделана уже при Абделе Джалиле на министерском посту. Тот рассказывал, что предлагается несколько мер: например, внедрение альтернативных тюремному заключению видов наказания за некоторые преступления – штрафы или общественные работы. В идеале смертная казнь должна остаться наказанием только за убийство, убеждал Джалиль.

В те годы Ливия налаживала отношения с Западом. Достаточно сказать, что в 2007 г. в ней появился американский посол, которого не было с 1972 г. Абдель Джалиль считал, что по мере того, как Ливия открывает свою экономику другим странам, ей понадобится помощь международного сообщества в развитии частного сектора экономики и усилении коммерческого законодательства. По программе три ливийских судьи должны были посетить Нью-Йорк и познакомиться с западным опытом. Джалиль настаивал, что такие визиты совершенно необходимы, так как за долгие годы санкций в Ливии успели позабыть, как работает судебная власть на Западе. Не сказать, чтобы он был сильно доволен помощью американцев. Ее он охарактеризовал пожеланием: «Меньше слов – больше дела!».

«Эти реформы были начаты, чтобы в результате их появилась прежде всего свобода мнений, а также возникла критическая масса независимых судебных органов», – говорил Джалиль уже после восстания 2011 г. алжирской газете Echorouk Online.

На краю

Естественно, на встрече посол задал министру юстиции провокационные вопросы про гонения на противников режима. Естественно, министр не выказал никакой оппозиционности и быстро закрыл тему, отметив, что «ливийцы могут говорить все, что хотят» на заседаниях конгресса, а журналисты и вовсе пишут что им угодно. На не менее щекотливый вопрос о поддержке террористов Джалиль дипломатично ответил: корни терроризма кроются в уверенности многих мусульман, что Европа и США – их злейшие враги. И заверил, что власти Ливии на корню пресекают любой терроризм.

А вскоре после этой встречи карьера Джалиля чуть было не завершилась бесславно. 28 января 2010 г. он подал прошение об отставке из-за «неспособности преодолеть некоторые трудности в юридическом секторе» и сообщил об этом в прямом телеэфире. Имелось в виду решение ливийского правительства оставить в тюрьмах более 300 заключенных, несмотря на решение суда об их освобождении. Каддафи заявил конгрессу, что «эти три сотни человек – члены «Аль-Каиды», которые убивали ливийцев», а соображения безопасности превыше любых решений суда. Попытки своего министра добиться освобождения узников Каддафи прокомментировал так: «У министра юстиции есть право говорить все, что он считает нужным, но он не должен был говорить этого здесь [в конгрессе]».

Казалось бы, после этого у Джалиля появились все шансы лично познакомиться с частью из этих 300 заключенных. Но Каддафи не принял прошения об отставке. Американцы терялись в догадках, почему, утверждает Wikileaks. По одной версии, Каддафи и не прочь был бы уволить министра, но хотел это сделать по своей воле и своим указом. Другие считают, что ставленника сына Каддафи Сейфа аль-Ислама может уволить только сам Сейф аль-Ислам. Как выразился один из источников посла: «Кто тебя назначает, тот тебя и увольняет». Наконец, есть версия, что все события – хорошо срежиссированный спектакль.

Сюрприз для Каддафи

Как бы то ни было, Абдель Джалиль известен своими попытками облегчить участь заключенных. «Он выступал не против смертной казни, как, скажем, это принято было бы в странах – членах Совета Европы, он выступал против массовых смертных казней заключенных», – уточняет Михаил Маргелов (цитата по «Эху Москвы»). Он сумел добиться освобождения ряда фундаменталистов, в том числе руководителя Ливийской исламской боевой группы Абдель-Хакима Бельхаджа, который сейчас возглавляет Военный совет Триполи, напоминает Подцероб. Абдель Джалиль запустил программу досрочного освобождения для заключенных, которые изучают Коран (примечательно, что именно Коран, а не «Зеленую книгу» Каддафи).

В 1990 г. Абдель Джалиль прославился на всю страну, добившись присуждения денежной компенсации узнику, незаслуженно обвиненному в сотрудничестве с подпольной партией и отсидевшему за решеткой 15 лет, сообщает сайт Института религии и политики. Wikileaks пишет, что Абдель Джалиль пользуется большим уважением в восточной части страны, в частности в Бенгази, где ценят его усилия по защите бунтовщиков, поднявших мятеж в трипольской тюрьме Абу Салим в 1996 г. Именно на востоке Ливии начались первые инциденты, разросшиеся в конце концов в революцию. Одним из первых требований восставших было отпустить адвоката семей жертв подавления того тюремного мятежа.

Неудивительно, что в феврале 2011 г. Каддафи послал в Бенгази утихомиривать восставших именно Джалиля. Но тот преподнес сюрприз. В феврале Джалиль в очередной раз заявил о своей отставке и перешел на сторону восставших. Он был уверен, что революции нужно политическое представительство, орган власти, который мог бы заявить миру: «Мы и есть революция». Вместе с Абдель-Хафизом Гогу он выступил с идеей создать Переходный национальный совет, который Абдель Джалиль и возглавил в начале марта.

Без харизмы

«Проблема повстанцев состояла в том, что у них нет харизматических лидеров, – считает Подцероб. – А тут на их сторону перешел министр, что оказалось для оппозиции весьма кстати». Правда, The Daily Beast (интернет-сайт журнала Newsweek) утверждает, что «его речи ничуть не зажигательны», ему недостает харизмы. Он избегает интервью, отказывается фотографироваться за игрой в футбол и не повышает голос. Издание отзывается об Абделе Джалиле несколько пренебрежительно: «Тонкокостный человек с отметиной на лбу от молитв (по другим версиям, отметину на лбу Джалиль получил, играя в футбол. – «Ведомости») так же невзрачен, как был ярок его прежний босс Каддафи».

Бывший министр обрушился с разоблачениями кровавого режима Каддафи: мол, тот лично отдал приказ о подрыве самолета над Локберри, содержит секретные тюрьмы для неугодных режиму и был в курсе, что заражение ВИЧ произошло еще до приезда в страну болгарских медсестер.

«Мы наблюдаем войну не двух армий, а революционеров, пытающихся освободить свою страну, – рассказывает он The Daily Beast. – Начинали они с мирных выступлений, но на них жестоко напали <...> Революционеры занимаются самообороной и пытаются освободить оставшуюся часть страны».

Раздосадованный Каддафи объявил за поимку бывшего соратника награду в полмиллиона динар (около $400 000). В апреле награда вроде бы нашла своего героя – появились слухи о смерти Джалиля. Но они оказались ложными.

Джалиль – не из тех революционеров, которые будут фотографироваться, паля из «калашникова» в воздух, пишет американский сайт Monsters and Critics. Он не радикальный экстремист, а консервативный набожный мусульманин. Часто он носит шашию – традиционный ливийский головной убор темно-красного цвета. В Wikileaks его характеризуют как открытого и склонного к сотрудничеству деятеля. Абдель Джалиль уже обещал, что, если придет к власти, в стране воцарится свобода слова, честные выборы и т. д. – но все это будет в рамках ислама», – говорит Подцероб. Пока что Джалиль обещает провести в стране честные выборы в обстановке демократии и открытости. Большинство опрошенных Echorouk Online экспертов подозревают, что выборы выиграет сам Джалиль, хотя в марте в интервью The Daily Beast он уверял: «Никто из членов ПНС не будет иметь права баллотироваться на этих [парламентских и президентских] выборах».

Сейчас для повстанцев могут наступить тяжелые времена. Если верные Каддафи войска будут окончательно разгромлены, то победители начнут бороться за власть. «Один из секретов столь долгого нахождения у власти Каддафи, представителя маленького племени Кададфа, состоит в том, что он умел сохранять межплеменной баланс, – говорит Подцероб. – Повстанцы же – это мозаика. Там выходцы из Киренаики противостоят  уроженцам Триполитании и Феззана, арабы – берберам, исламисты – сторонникам секуляризации. Одних лишь племен в Ливии около полутора сотен. Будет чудом, если удастся избежать новой конфронтации после того, как с общим врагом, Каддафи, будет покончено. Пожалуй, единственное, что может предотвратить борьбу всех против всех, – скорейшее формирование правительства, в котором были бы представлены все регионы и главные племена, проведение в кратчайшие сроки выборов в парламент и, возможно, возврат к федеративной схеме государственного устройства. Увы, судя по просочившимся в СМИ планам ПНС, переходный период должен занять целых два года».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать