Статья опубликована в № 2951 от 03.10.2011 под заголовком: «Развитие Москвы не зависит от воли одного человека», - Владимир Ресин, первый заместитель мэра Москвы

«Огромная заслуга Сергея Семеновича, что он сумел направить средства на транспорт»

Владимир Ресин, руководивший строительным комплексом Москвы 20 лет, рассказывает о том, почему в городе не хватает дорог, почему строили так много жилья и почему застройщики уходят из столицы
ИТАР-ТАСС
1958

работал в Мурманской, Калужской, Смоленской областях горным мастером, потом – управляющим стройтрестом

1974

был руководителем «Главмосинжстроя», потом – «Главмоспромстроя»

2000

первый заместитель мэра Москвы, глава Комплекса архитектуры, строительства, развития и реконструкции города

2002

также возглавил департамент градостроительной политики, развития и реконструкции Москвы

Итоги работы Ресина

«За 20 лет, в течение которых я руководил стройкомплексом, построили более 90 млн кв. м жилья – почти половину всего имеющегося в городе жилого фонда», – рассказывает Ресин. Кроме того, возведено 760 садиков, 460 школ и 60 блоков начальных классов, 100 физкультурно-оздоровительных комплексов. Построено, отреставрировано и реконструировано множество объектов – Казанский собор на Красной площади, музей-заповедник «Царицыно», Петровский путевой дворец, Фундаментальная библиотека МГУ и др.

Инвестконтракты

По словам Ресина, много инвестконтрактов разрывается, так как не начато строительство: «Есть случаи, когда на судьбу проекта влияет то, что он относится к точечной застройке. А в большинстве случаев у инвесторов просто нет денег, чтобы реализовать проекты». Всего расторгнуто более 200 контрактов.

Владимир Ресин в декабре уйдет работать в Госдуму. Но вопросы о будущей деятельности он считает преждевременными. В интервью «Ведомостям» он рассказывает, за что отвечает в правительстве Сергея Собянина, как изменилась структура рынка недвижимости и как будут развиваться московские строительные компании.

– В последнее время часто звучат упреки в том, что градостроительная политика предыдущего мэра – Юрия Лужкова привела столицу к транспортному коллапсу. 

– Мне, человеку, который был его первым заместителем, неэтично об этом говорить.

– Тем не менее все это время строительным комплексом Москвы руководили вы. Принимаете ли вы эту критику? Есть что ответить на нее?

– Город, тем более такой большой, как Москва, – сложное образование. Его развитие не зависит от воли одного человека. Здесь важны и рыночные процессы, и действующие законы, и прогнозы ученых... Никто и никогда не принимал решений с намерением нанести городу вред – всегда старались сделать лучше. Все города мира проходили через череду градостроительных кризисов, и Москва его не избежала. Что касается транспорта, то действительно, есть проблемы. Но настоящего коллапса удалось избежать, в том числе и благодаря масштабному транспортному строительству. Так, была полностью реконструирована МКАД, завершено строительство лефортовских тоннелей и открыто безостановочное движение по всему Третьему транспортного кольцу. Были построены уникальные транспортные тоннели в Серебряном бору, построен Звенигородский проспект, реконструированы Варшавское шоссе, Ленинградский проспект, проведена уникальная операция по реконструкции Крестовского путепровода, расширено Дмитровское шоссе. И все это в условиях ликвидации дорожного фонда, когда город остался один на один с решением транспортных проблем, от которых зависит далеко не только Москва, но весь столичный регион, центральная часть России. Огромная заслуга Сергея Семеновича [Собянина, мэра Москвы], что он сумел перекроить бюджет и направить большие средства на развитие транспорта. 

– А критика мэра относительно переуплотненности города? Ведь вы отвечали за строительство?

– Не мы выбираем время, а время выбирает нас. В то время вопросы строительства жилья были таким же приоритетом, как сейчас строительство транспортной инфраструктуры. То, что жилье строилось, надо только приветствовать, а то, что земли не хватало, – не вина, а наша беда. Низкая обеспеченность жильем москвичей играла главную роль. Это сейчас мы достигли обеспеченности жильем в Москве на одном из высоких уровней. Благодаря тому что теперь территория города увеличивается, плотность застройки существенно снизится – и проблема будет решена. 

– Как изменилась структура рынка недвижимости после кризиса? Cоотношение частных инвестиций и горзаказа? Каких строек стало больше, каких меньше?

– Из кризиса стали выходить. Сейчас сделан акцент не на экстенсивное развитие, а на доведение до ума того, что уже есть. Массовое жилищное строительство ведется только на Люберецких полях. Но и там мэром принято решение снизить плотность застройки и предусмотреть больше мер по благоустройству, в частности по организации парков и скверов. Вопрос инвестиций – не совсем мой вопрос. После кризиса, конечно, инвестиции в недвижимость сильно сократились. В этом году новое масштабное инвестиционное жилое строительство не начиналось; в прошлом году стартовали крупные проекты компании «Ведис» – «Мичурино» и «Головино» и «ОАО «МКХ» – «Царицыно». Очень важно, что возобновилась программа сноса ветхих пятиэтажек первого периода индустриального домостроения. В начале года планировалось сломать 79 таких домов. Но теперь в перечень сноса вошло 149 адресов – почти в два раза больше. Главный инвестор сегодня – город. Недавно утверждены расходы на финансирование Адресной инвестиционной программы (АИП) – за три года город инвестирует почти 1,4 трлн руб., из них на развитие транспортной инфраструктуры пойдет около 800 млрд руб. Таких инвестиций город не делал. На жилое строительство предусмотрено порядка 157 млрд руб.

– Крупные строительные компании сейчас переживают не лучшие времена. Многие застройщики – «СУ-155», «ДСК-1», «МСМ-5» – постепенно уходят из Москвы; есть проблемы с загрузкой мощностей. С чем это связано?

– Они не уходят из Москвы, а развиваются, расширяют бизнес, ищут новые возможности. Ведь в Москве нет возможности все время строить миллионы квадратных метров, а им нужно загружать свои мощности. «МСМ-5» – основной заказчик по Минобороны. «СУ-155» в этом году может ввести рекордные объемы – 1,7 млн кв. м. Кроме того, многие из строителей, будучи основанными как столичные компании, уже давно стали общероссийскими структурами. Например, в «СУ-155» работает около 45 000 человек. 

– Что касается «СУ-155», предпринимаются попытки обанкротить отдельные ее структуры. Знаете ли вы, что происходит в компании? С чем связаны ее проблемы?

– Проблемы связаны в первую очередь с кризисом, который был, и размерами самой компании. Обеспечить загрузкой все мощности, выплачивать вовремя зарплату всему коллективу – нелегкая задача. 

– Владелец «СУ-155» Михаил Балакин был чиновником; владелец «ДСК-1» Владимир Копелев напрямую общался с мэром. Может ли быть, что их подвела чрезмерная надежда на административный ресурс и они брали на себя много рисков?

– Совершенно не согласен с этим. Про «СУ-155» я уже сказал. Что касается личного общения руководителей города с руководителями крупных компаний, то это нормально. Например, Копелев – почетный гражданин Москвы, Герой Социалистического Труда. Мнение таких людей всегда важно.

– Насколько, по вашему мнению, оправданна продажа «Интеко»? Покупателя Михаила Шишханова нельзя назвать успешным девелопером: компания «Моспромстрой» работает едва ли не в убыток; проект «Рублево-Архангельский» был переуступлен им Сбербанку. Способна ли под его началом такая мощная структура, как «Интеко», хотя бы сохранить свои позиции?

– Зря вы так говорите. Шишханов – сильный менеджер. «Моспромстрой» – единственная компания, которая сохранила свои позиции после смены владельцев в середине 2000-х. Я возглавляю совет директоров «Моспромстроя» и прекрасно знаю ситуацию. Новые акционеры вкладывают деньги в компанию. Недавно «Моспромстрой» сдал Дом Хомякова в комплексе Большого театра. Уверен, что и «Интеко» с Шишхановым не только сохранит позиции, но и усилит.

– Идет передел рынка недвижимости. В основном строительные компании отходят банкам. Видите ли вы принципиальные отличия в подходах банков к этому бизнесу по сравнению с прежними владельцами? 

– Это была единственная возможность сохранить компании. Конечно, подход банков более рациональный. Например, они не начинают проекты, пока не утвердят финансовый план. Владельцы же зачастую поступали, как большинство строителей, – быстро начинали и долго не кончали. В случае с «Система-галс» и «Дон-строем», которые оказались под контролем ВТБ, они выполняют все взятые обязательства.

– Какая судьба ждет домостроительные комбинаты, которые расположены в основном в Москве?

– Ждет только процветание, потому что нужно застраивать территории, присоединенные к столице.

– Но ведь на новых территориях никто не собирается возводить миллионы метров типового жилья?

– ДСК должны перейти на другие технологии и новые конструкции; использовать разнообразные формы, чтобы дома не были похожи друг на друга. Такая работа уже ведется. Современное индустриальное домостроение имеет большие перспективы.

– Часто ли строители приходят к вам за помощью?

– Что значит за помощью? Я – первый заммэра Москвы, они ко мне не за помощью приходят, а за решением вопросов – организационных и других, входящих в мою компетенцию.

– С чем связан конфликт вокруг строительства «Кутузовской мили»? Кто будет достраивать этот комплекс? 

– Это конфликт между двумя хозяйствующими субъектами. ГЗК продлила контракт с владельцем участка – ФЦСР, на основании этого им выдано разрешение на строительство, и они приступили к работам.

– Что думаете про голодовку, устроенную Сергеем Полонским?

– Не знаю, голодовка это или нет. Но сотни вкладчиков не могут страдать от их конфликта. 

– В компании у него появились новые партнеры – Роман Троценко, Владимир Голубев. Кто в компании сейчас главный?

– Я этого не знаю и не вмешиваюсь в политику компании.

– Какие вопросы вы курируете в правительстве Москвы?

– Мэром мне, как первому заместителю, поручено вести несколько важных направлений: строительство метро, завершение строительства ММДЦ «Москва-сити», строительство жилых домов для военных, завершение реконструкции Большого театра, консерватории, строительство гостиницы «Москва», проект строительства 200 православных храмов. Также курирую вопросы строительства нашими специалистами жилья в Венесуэле и занимаюсь организацией участия города в международных выставках недвижимости в Каннах и Мюнхене. А в периоды отсутствия мэра исполняю его обязанности.

– Насколько реально построить заявленные объемы метро – 75 км за пять лет?

– Реально. Главное, чего не хватало, – политической воли и финансирования. Эти вопросы решены. Сейчас весь упор сделан на проектирование, на создание мощного задела для строителей. Определены направления новых линий, адреса многих будущих станций. Сейчас освобождаем площадки, привлекаем мощности со всей России. Некоторые линии будем пускать на инвестиционной основе и кроме этого будем объявлять международный конкурс и ведем переговоры с иностранными компаниями.

– Какие линии могут быть предложены инвесторам?

– Например, о концессии можно говорить применительно к 19 км Кожуховской линии от ст. «Люберецкие поля» до ст. «Авиамоторная». Это девять станций.

– По вашему мнению, как долго будет осваиваться новая территория Москвы? Что там нужно строить?

– На мой взгляд, вопрос «как долго» сейчас вообще не стоит. Сроки здесь не так важны, как качество планирования и будущей городской среды на этой территории. Какие функции необходимо разместить на новой территории, было обозначено мэром: это строительство малоэтажного жилья, обеспеченного социальной и транспортной структурой, это деловой центр, это учебные центры и это высокотехнологичное производство или, скажем, современные медицинское центры. И обязательно на этой территории будут сохранены обширные зеленые зоны.

– Как могут быть использованы здания федеральных органов власти, которые освободятся?

– Сейчас сложно делать какие-то конкретные прогнозы. Общие принципы функционального освоения понятны – это могут быть, например, гостиницы или какие-то офисы, выполняющие больше представительские функции. Модные дома, выставочные залы, бутики – можно фантазировать. Конкретные прогнозы можно делать относительно конкретных зданий с учетом места их расположения, площади, истории и т. п.

– Завершается реконструкция Большого театра. Вы назвали этот объект самым сложным. Какие еще объекты вы считаете важными в своей практике? Что не удалось сделать?

– В процессе работы каждый проект кажется самым важным. Я принимал участие в строительстве олимпийских объектов в Москве, это было грандиозное дело, и все, кто причастен к нему, до сих пор испытывают законную гордость за свой труд. Большой честью для себя считаю воссоздание храма Христа Спасителя. Из того, что не удалось: не удалось в свое время решить вопросы комплексного развития, накопилось отставание по дорожному строительству, по строительству метро и социальной инфраструктуры.

– Как складываются отношения с нынешним руководителем стройкомплекса Маратом Хуснуллиным?

– Руководителем столичного стройкомплекса мог быть назначен только профессионал, человек с большим опытом, которым Хуснуллин, безусловно, является. И наши взаимоотношения рабочие, конструктивные, как и должно быть между людьми, которые занимаются одним делом и преследуют одни и те же цели. На мой взгляд, строительный комплекс Москвы находится в надежных руках.

– Насколько изменился ваш распорядок дня? Как отдыхаете?

– Мой распорядок дня практически не изменился. Лучший отдых – это время, проведенное с семьей.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать