Статья опубликована в № 3183 от 07.09.2012 под заголовком: Материализация взяток

Генпрокуратура намерена ввести уголовное наказание за «неденежные взятки»

Генпрокуратура, следуя антикоррупционным рекомендациям Совета Европы, намерена ввести уголовное наказание за «неденежные взятки» – нематериальные преимущества, доступные чиновникам
Д.Гришкин / Ведомости

В соответствии с рекомендациями «Греко» (Группа стран против коррупции) Генпрокуратура готовит поправки в Уголовный кодекс, приравнивающие к взяткам нематериальные услуги и преимущества, рыночную стоимость которых установить невозможно. Об этом в интервью ИТАР-ТАСС сообщил заместитель генпрокурора Александр Буксман. Он добавил, что Генпрокуратура намерена ввести уголовную ответственность за так называемую «торговлю влиянием» и увеличить минимальные сроки давности за совершение подкупа.

Существующее в российском законодательстве понятие «взятка» не отражает полностью все случаи подкупа, говорится в мартовском докладе «Греко» об итогах мониторинга выполнения Россией европейской Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию. Предметом взятки наряду с деньгами и материальными ценностями могут быть выгоды или услуги имущественного характера, но в приговоре должна быть указана денежная оценка полученной выгоды – таковы рекомендации Верховного суда. Получается, что не поддающиеся оценке нематериальные преимущества остаются вне уголовного закона, а к таковым эмиссары «Греко» в своем докладе отнесли «позитивные отзывы в прессе, повышение по службе или предоставление возможностей по работе, выдачу дипломов, оказание сексуальных услуг». Также, по их мнению, в России недостаточно криминализирована ответственность за «торговлю влиянием» (когда человек получает деньги за возможность повлиять на решение чиновника), а сроки давности за получение мелких взяток слишком малы.

Большинство опрошенных «Ведомостями» экспертов сомневаются в том, что наказание за нематериальные преимущества будет эффективным в российских условиях. «Уголовно-правовая норма должна быть предельно определенной, в противном случае она будет только провоцировать коррупцию», – предупреждает Виктория Бурковская из «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». Такого рода ограничений не содержит даже британский UK Bribery Act, а это один из наиболее прогрессивных законов в области борьбы с коррупцией. Использование нематериальных преимуществ следует предотвращать не столько мерами уголовного характера, сколько тщательным регулированием статуса чиновника и внимательным анализом того, как соблюдаются предписанные ограничения, уверена Бурковская.

«На всякий случай не пишите про меня хорошо», – просит в разговоре с «Ведомостями» колумнист «МК» и зампред комитета Госдумы по безопасности и борьбе с коррупцией Александр Хинштейн. Он опасается и двойственного толкования предлагаемых норм. Если отнести к взятке и нематериальное преимущество (приоритетное право), то тогда должна обязательно быть объективная сторона, т. е. должно быть сформулировано, что именно данное лицо в итоге какого-то действия получило и как это связано с нарушением интересов службы, добавляет Хинштейн.

Введение нормы оценочного характера, да еще по тяжкой статье – это очень опасно, особенно с учетом уровня доверия к нашей судебной системе, предупреждает адвокат Михаил Барщевский. На самом деле рекомендации «Греко» носят общий характер и нет никакой необходимости в их прямом заимствовании, отмечает Барщевский. В частности, когда вводился контроль за доходами чиновников, Россия по-своему использовала существующий международный опыт, тем не менее эту рекомендацию в «Греко» считают выполненной.

Директор фонда «Институт модернизации государственного и муниципального управления» Владимир Южаков отмечает, что пока мы не научились еще четко выявлять ситуации, когда речь идет о выгоде материального характера, и нет никакой уверенности в том, что удастся справиться с более тонкими материями. Но вводить подобные запреты можно и нужно, если мы хотим быть последовательными в борьбе с коррупцией. Возможно, по аналогии с системой профилактики конфликта интересов можно будет сделать необязательным доказывание – достаточно будет констатации факта. Например, продвижение чиновника по службе совпало с выгодой, которую получил член его семьи. В конце концов, наказание не обязательно должно быть уголовным – это могут быть меры дисциплинарного характера, рассуждает Южаков.

Отчитаться о выполнении рекомендаций по итогам прошедшего мониторинга Россия должна будет в сентябре 2013 г. Среди данных ранее, но до сих пор не выполненных рекомендаций «Греко» – отсутствие в России федеральных административных судов, где можно будет обжаловать действия органов власти, и уголовной ответственности для юридических лиц. Кроме того, отмечали эксперты, коррупционные дела пока не рассматриваются судами в приоритетном порядке, а список лиц, пользующихся иммунитетом от уголовного преследования, сокращается слишком медленно. Также не расширено число коррупционных статей, по которым в качестве меры наказания может применяться конфискация имущества, и не разграничена подследственность по коррупционным делам.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать