Статья опубликована в № 3281 от 07.02.2013 под заголовком: Граждане тормозят

Стремление граждан равняться на государство лишает экономику перспектив роста

Российские горожане никому не доверяют, за окружающих не отвечают и надеются, что их обеспечит государство. Такие люди заведут экономику в тупик, считают эксперты
А.Филиппов / PhotoXPress

Центр макроэкономических исследований (ЦМИ) Сбербанка и «Левада-центр» изучили вопрос, как на финансовое поведение россиян влияют неэкономические факторы, как-то: межличностное доверие; связанные с ним контроль и ответственность за условия собственной жизни и окружающего мира; отлаженность взаимодействия в обществе. По данным исследования, люди, склонные доверять другим, доверяют и всем общественным институтам: правительству, президенту, бизнесу, банкам и проч. – корреляция очень высокая.

Атмосфера доверия означает эффективность и значимость институтов, интегрированность общества, а значит, повышение доверия – это ресурс экономического развития.

Считается, что доверие формирует более рациональное потребительское поведение, повышает горизонты планирования семейных бюджетов, способствуя росту личных накоплений и сбережений.

Исследователи опросили 6000 горожан из всех восьми федеральных округов (30% – из городов-миллионников, в том числе 10% – из Москвы; 13,6% – из городов с населением от 500000 до 1 млн жителей, 31,4% – из городов в 100000–500000 и 25% – в 20000–100000 жителей). Опрос проводился во второй половине 2012 г.

Межличностное доверие россиян не просто очень низкое – по данным прежних опросов, оно быстро уменьшается: 74% испытывали дефицит доверия в 2008 г., 81% – в 2011 г. В 2012 г. уверенно о доверии к другим сообщили всего 5%, еще 27% сочли себя склонными к нему. Сюрприз ждал исследователей и дальше: уровень доверия оказался мало связан как с социально-демографическими характеристиками (в том числе с доходом и образованием), так и с осознанием возможностей контроля и ответственности за происходящее и уровнем социального взаимодействия. Кроме того, хотя степень контроля оказалась высока (75%), выяснилось, что радиус его распространения ограничен семейным кругом и личной жизнью.

С возможностью собственного влияния на происходящее в трудовом коллективе согласилась половина, а в собственном доме – 27%. Уровень города, не говоря о стране, – вне круга даже воображаемого влияния, сообщили 90% респондентов. С ростом доходов уровень ответственности растет, но одновременно растет и чувство незащищенности. В обществе широко распространено ощущение несправедливости – так считают 75% опрошенных, а уверенных в том, что добиться успеха можно без нарушения принятых в обществе правил, всего 29%.

Природа дефицита доверия – институциональная, пришли к выводу исследователи, и распространенность этого дефицита среди всех социальных групп развеивает надежды на изменение ситуации по мере роста среднего класса: «Изменения возможны только на уровне социальных институтов, общества в целом, а не «островками».

Но опровергнута и идея, что повышение доверия влечет изменение в поведении, говорит руководитель ЦМИ Надежда Иванова: «Доверие без контроля и ответственности – пустой звук». Начинать надо с другого конца, считают исследователи: целенаправленная политика государства по стимулированию гражданского контроля и ответственности на уровне городских районов могла бы улучшить социокультурный климат сначала на этом уровне, что в итоге может привести к росту общего доверия во всех социальных сферах.

В целом для россиян характерны обширные требования к роли государства и уверенность в его обязанности обеспечивать многочисленные права населения, включая материальные, говорится в докладе. Из утверждений «государство обязано обеспечить достойный заработок» и «государство обязано следить за исполнением законов, заработок – самостоятельная забота каждого» почти 60% выбрали первое, и от уровня доверия этот выбор тоже не зависел. А устоявшаяся смиренная привычка к несоблюдению государством прав граждан, продолжают авторы доклада, питает ответную безответственность ко всем общественным институтам; готовность к честному взаимодействию ограничивается узким кругом знакомых.

Население чувствует, что государство ему обязано, а свою ответственность ощущает лишь в незначительной степени, заключает Иванова: «Отчасти это наследие советской власти, отчасти – следствие поддержки государством патерналистской модели». Наверное, демократизация российского общества растянется на годы, рассуждает она: гражданское общество, или общество ответственных самостоятельных экономических агентов, еще не созрело. Но и государственный патернализм этому созреванию не способствует. Хотя не исключено, что на результаты исследования повлияло, что выборка немного сдвинута в сторону некрупных городов, т.е. в нее попали не самые активные, заключает Иванова.

Рыночные реформы прошли, а институты, необходимые для рынка, отсутствуют, объясняет причину институциональных провалов научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин: конкуренция как основа рынка – это верховенство закона, но в России власть используется для того, чтобы обратить деятельность правосудия в свою пользу. Граждане живут теми же порядками, которыми действуют высшие чиновники. «Но я не считаю, что мы бездари, нужно много времени: демократизация – процесс длительный», – говорит Ясин. Доверие и ответственность на блюдечке не принесут, но островки социального благополучия могут начинаться с климата в коллективе, уверен он: «Люди будут все больше понимать, что лучше работать честно, чем жульничать». За демократию борются не широкие народные массы, а элиты, а для этого надо бороться за то, чтобы выбирать достойных, заключает Ясин.

Выводы исследователей о потребительском поведении тоже неутешительны. Нормой благополучия горожане считают достаточное количество средств на качественную еду и наличие летнего домика, бытовая техника рассматривается как признак зажиточности: неудивительно, что две трети отдают предпочтение исполнению текущих запросов. Второй после бытовой техники приоритет – расходы на отдых. В теории горожане считают приоритетом и долгосрочные расходы (на жилье, образование), однако на практике ущемлять себя в текущем потреблении, чтобы накопить денег, не готовы. Максимальный срок планирования собственного бюджета для 80% – год, и это тоже почти не зависит от уровня доверия и ответственности. Для половины опрошенных жизненная цель – жить не хуже, чем соседи; жить лучше соседей – цель для 30%. Для первого необходимо 27000 руб. в месяц, для второго – 39000 руб. Безусловным признаком богатства опрошенные считают наличие второго жилья, более двух автомобилей, уровня доходов главы семьи, позволяющего не работать другим ее членам, и денежные сбережения более 0,5 млн руб. – это примерно два годовых дохода среднестатистического россиянина. Таких средств достаточно на бюджетный автомобиль или первый взнос по ипотеке на скромную квартиру. «Это и есть рамки потребительских запросов большинства российских семей», – констатируют исследователи.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать