Статья опубликована в № 3858 от 24.06.2015 под заголовком: Главное – это лояльность

Лояльные организации оказались иностранными агентами

Президент сформулировал, что признак лояльности является главным при определении иностранных агентов, считают правозащитники

Владимир Путин заявил, что закон об иностранных агентах нуждается в корректировке. «Ясно, что эти формулировки, которые есть в законе, – они не единообразно понимаются и в целом иногда наносят ущерб даже деятельности абсолютно лояльным, пророссийским, рассчитанным на помощь людям организациям», – сказал президент. А в качестве примера обслуживания интересов иностранных государств президент привел Общество защиты прав потребителей (ОЗПП), которое назвало Крым оккупированной территорией. По словам Путина, понятие «иностранный агент» вводилось как раз для того, чтобы иностранные государства не использовали инструменты подобного рода для вмешательства в наши внутриполитические дела.

ОЗПП еще в 2012 г. подавало заявку на включение в реестр, но им отказали, поскольку у них не было иностранного финансирования.

«К слову «лояльный» не следует привязываться, это не юридическая терминология. Президент имел в виду, что правоприменительная практика может иметь ошибки, поскольку формулировки закона могут неоднообразно трактоваться», – говорит собеседник «Ведомостей» в Общественной палате: надо уточнять формулировки закона или совершенствовать правоприменительную практику.

Минюст против демографии

Минюст включил в реестр иностранных агентов алтайскую краевую общественную организацию «Геблеровское экологическое общество» и региональную общественную организацию содействия охране репродуктивного здоровья граждан «Народонаселение и развитие».

Директор фонда «Общественный вердикт» Наталья Таубина называет странным деление НКО по принципу лояльности: «Гражданский сектор своей деятельностью контролирует власть, а отсутствие гражданского контроля приводит к сокращению прав и свобод». Об изменениях в закон президент говорит чуть ли не с момента его принятия, напоминает Таубина, сама она сторонница отмены концепции «иностранного агента».

Президент формулирует отношение к закону, считает сопредседатель «Голоса» Григорий Мельконьянц: «Может, Путин выразил то, что все знали, честно сказал, по какому принципу НКО попадают в реестр». Категории «лояльность» и «интересы России» – оценочные, их сложно включить в закон, продолжает Мельконьянц: «Защита прав человека – лояльность или нет?» По его мнению, неправовые категории и непредсказуемость закона не позволяют НКО просчитать возможность его исполнения.

Власть давно делит НКО по признаку лояльности, говорит председатель «Агоры» Павел Чиков: «Российские и иностранные деньги, социально ориентированные НКО и политическая деятельность – эзопов язык, единственный признак – лояльность». Кремль не может допустить, что люди в НКО могут работать независимо, говорит Чиков: «А если бы он адекватно оценивал ситуацию в гражданском секторе, то понял бы, что в этом секторе самое большое число лидеров, поэтому считать, что эти люди действуют в чьих-то интересах, невозможно». По его словам, как раз среди тех НКО, которые составляют костяк гражданского общества, нет «прогнувшихся» – и все они агенты. Про изменения в закон Путин говорит уже три года, констатирует Чиков, но любые поправки его только ухудшат: «Удивительно, что нарыв вскрыло ОЗПП, которое формально не иностранный агент».