Статья опубликована в № 3970 от 30.11.2015 под заголовком: Фронту нашли место

Как Общероссийский народный фронт встроился в вертикаль власти

Теперь именно «фронтовики» решают, выполнило ли правительство поручения президента
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

«На мой взгляд, «Народный фронт» состоялся как солидная организация», – заявил Владимир Путин в пятницу на встрече с активом ОНФ. За словом «организация» всегда подразумевается бюрократия, но в ОНФ «эта бюрократия минимизирована почти до нуля», подчеркнул президент. На самом деле ОНФ с недавних пор тоже играет роль бюрократической структуры, оценивая для контрольного управления (КУ) президента ход выполнения его поручений – в частности, по реализации майских указов Путина.

«ОНФ действительно осуществляет контроль за некоторыми поручениями и решает, снимать ли поручение с контроля или нет», – подтверждает высокопоставленный кремлевский чиновник. Организовать такую систему поручил сам Путин, хотя поначалу эта конструкция вызывала удивление и создавала сложности, признает он. КУ работает по определенному механизму, у него есть свой порядок контроля за поручениями – и тут появляется новый внешний орган; конечно, всем пришлось подстраиваться, говорит собеседник: «Часто бывают ситуации, когда все чиновники считают, что надо снять поручение с контроля, а ОНФ против. Приходится продолжать работу, все согласовывать».

Поручения правительству может дать только президент и никто больше, уверяет чиновник Белого дома, и все доклады направляются в Кремль: «Что с ними дальше делает КУ, кому передает, я не знаю». «Фронтовики» описывают иную схему: один из них рассказывает, как некий министр неоднократно звонил ему с просьбой поскорее снять с контроля поручение, но получил несколько замечаний, которые пришлось устранять. Если министру нужно решить проблему по реализации поручения и он не может поговорить с курирующим ОНФ первым замглавы администрации Вячеславом Володиным, то ему приходится звонить руководителям этих направлений ОНФ, знает близкий к Кремлю человек: «Володин многих министров не любит, поэтому подобные ситуации сейчас не редкость». Но «вето» ОНФ могут преодолеть премьер Дмитрий Медведев, глава администрации президента Сергей Иванов и некоторые другие высшие чиновники.

Чем занимаются

Помимо отслеживания хода реализации майских указов ОНФ работает еще по нескольким «профильным» направлениям: контроль госзакупок, борьба с коррупцией среди чиновников и губернаторов, реформа образования и здравоохранения, межнациональные проблемы, защита прав региональных журналистов и др.

Аппарат ОНФ, по сути, вынесенная структура администрации, говорит другой человек, близкий к Кремлю. Исполком ОНФ возглавляет Алексей Анисимов, бывший замглавы управления внутренней политики, который был одним из ближайших соратников Володина и продолжает приходить на некоторые его оперативки, говорит собеседник «Ведомостей». Хотя ни о каком «гласе народа» речь не идет, никто не отдаст на откуп ОНФ принятие самостоятельных решений: все свои инициативы «фронтовики» утверждают в кабинете у Володина, продолжает собеседник. Подбор людей для ОНФ тоже «проходил под жесточайшим контролем администрации»: многих отсеивали на самом первом этапе, а все, кого одобрили, – это верх лояльности, добавляет он.

Фактически Володин перехватил часть полномочий у КУ – с постепенным расширением сферы и веса ОНФ в управлении, по-видимому, произошло частичное перераспределение полномочий, говорит еще один близкий к Кремлю собеседник. Тактически выгодоприобретателем стал Володин, а стратегически – Путин, отмечает собеседник. Для менталитета большинства россиян важно, чтобы царь таскал бояр за бороды, рассуждает он: «ОНФ эксплуатирует классический русский архетип: вся несправедливость из-за того, что царь не знает правды о жизни народа. Надо достучаться до царя – и тогда он точно рассудит по справедливости и наведет порядок».

С точки зрения публичной политики, эксплуатируя ОНФ как инструмент контроля за бюрократией, Путин действительно выигрывает – избирателям это нравится, считает политолог Аббас Галлямов. Но с точки зрения организации управления это нонсенс: если раньше помимо начальника чиновник боялся только следователя, то теперь ему надо бояться еще и ОНФ. И если требования следователя ясны и описаны в УК, то причины, по которым тебя объявит виновным ОНФ, совершенно непонятны. А любая непонятность ведет к тому, что бюрократ перестает действовать и занимается только отписками. Так политическая победа оборачивается управленческим параличом, говорит Галлямов. По мере снижения рейтингов власти члены ОНФ будут чувствовать себя все увереннее и это классический сценарий падения авторитарного режима – не народное восстание, а конфликт между политической и управленческой вертикалями, резюмирует эксперт.

Путин не раз говорил, что невозможно эффективно решать серьезные задачи только с помощью административного контроля, напоминает политолог Константин Калачев, а ОНФ как элемент гражданского общества заменяет его собой для президента: «ОНФ нужен как обратная связь, как организация, которая будет ушами и глазами президента, а иной раз и его дубинкой». Во времена СССР «народный контроль» был симулякром, «но сейчас создается СССР 2.0 – с колбасой, с реальным народным контролем», резюмирует эксперт: «Предшествующий опыт творчески перерабатывается, не хотят повторения ошибок».

Читать ещё
Preloader more