Политика
Бесплатный
Анастасия Корня
Статья опубликована в № 3978 от 10.12.2015 под заголовком: Ленинским курсом

Михаил Ходорковский грозит Кремлю «мирной революцией»

Но на роль лидера в этом «неизбежном и необходимом» процессе бывший глава ЮКОСа не претендует

Михаил Ходорковский в среду провел в Лондоне пресс-конференцию, на которой предрек России неизбежную революцию. «Это уже не просто деградация государства», – заявил он, напомнив про «дело Чаек», «отмену приоритета международного права вопреки Конституции» и трехлетний приговор активисту Ильдару Дадину за участие в неразрешенных уличных акциях. «Мы имеем дело с полноценным антиконституционным переворотом», – заявил он. Выход из сложившейся ситуации только один: «Революция в России неизбежна. Остатки резервов и угроза репрессий лишь оттягивают ее неизбежное наступление».

Вопрос в том, как сделать революцию хотя бы относительно мирной, размышляет бизнесмен. Он не претендует на роль лидера в этом процессе – лидер, по его мнению, появится, когда все начнется, а это произойдет неожиданно. «Нынешних резервов власти хватит до 2017 г. Дальше, если Запад отменит санкции, то увеличения капитала хватит еще на два года. Если санкции не будут отменены, то проблемы возникнут уже в 2018 г.», – предупреждает Ходорковский. Себя бывший руководитель ЮКОСа видит не на передовой, а «в представлении обществу альтернативы, в помощи людям, готовым стать этой альтернативой».

Выдачи не боится

Ходорковский не опасается экстрадиции в Россию по новому обвинению в соучастии в убийстве: дело ЮКОСа давно признано политическим. Еще ни один сотрудник ЮКОСа в Россию не был выдан, напоминает он.

Заявление Ходорковского – это ответ на возбуждение против него нового уголовного дела, уверен политолог Алексей Макаркин. В среду стало известно, что СКР вызвал Ходорковского, после выхода на свободу проживающего за границей, на допрос по делу об убийстве в 1998 г. мэра Нефтеюганска Владимира Петухова. Раньше экс-бизнесмен подчеркивал, что занимается общественной деятельностью, так как обещал не идти в политику, но сейчас обещания потеряли актуальность. «Сейчас у него уже нет ограничителей», – констатирует эксперт.

Сам Ходорковский считает, что с момента окончания назначенного ему судом срока (он истекал в августе 2014 г., но бизнесмен был помилован Путиным на полгода раньше) у него нет каких-либо обязательств перед российской властью. Он говорит, что у него не было желания заниматься политикой, но, поскольку «штатные» институты в России не работают, он был к этому вынужден.

В Кремле Ходорковского считают «нарушителем конвенции», уверен политолог Евгений Минченко. Причем открытую войну российским властям Ходорковский объявил даже не сейчас – «точка невозврата» была пройдена еще в марте 2014 г., когда он приехал на майдан в Киеве, вспоминает политолог. Именно в этот момент были нарушены те неформальные договоренности, которые могли существовать между ним и Путиным. Встав на путь радикализации, бывший руководитель ЮКОСа выбрал неправильную стратегию, уверен эксперт: она сильно ограничивает как базу потенциальной поддержки, так и внутриэлитное позиционирование Ходорковского. С этой точки зрения позиция, занятая им сразу после освобождения, выглядела куда более привлекательной.

Ходорковский известен как человек, готовый действовать, исходя из долгосрочной перспективы в 5–10 лет, возражает Макаркин, – иначе он не продержался бы 10 лет в заключении.