Политика
Бесплатный
Нина Ильина|Анастасия Корня
Статья опубликована в № 3999 от 22.01.2016 под заголовком: Убийство, как и было сказано

Доклад об убийстве Литвиненко не будет иметь уголовных последствий

Судья Оуэн явно вышел за пределы своих полномочий, считают российские юристы

«Я уверен, что господин Луговой и господин Ковтун поместили полоний-210 в чайник в баре Pine в лондонском отеле Millennium 1 ноября 2006 г. Я также уверен, что они сделали это с намерением отравить господина Литвиненко», – заявил в четверг судья Роберт Оуэн, оглашая результаты публичного расследования обстоятельств смерти бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко. Возможность того, что тот принял полоний случайно или в попытке совершить самоубийство, Оуэн исключил. Он также пришел к выводу, что «ликвидация Литвиненко была, возможно, одобрена» тогдашним директором ФСБ Николаем Патрушевым и президентом Владимиром Путиным.

Выступившая после этого в британском парламенте глава МВД Тереза Мэй заявила о возможности введения визовых санкций против фигурантов дела. Премьер Дэвид Кэмерон нашел «крайне тревожным» вывод о том, что «преднамеренное убийство было совершено с одобрения, данного на высочайшем уровне российского руководства», заявили на Даунинг-стрит. Минфин Великобритании решил заморозить активы депутата Госдумы Андрея Лугового и бизнесмена Дмитрия Ковтуна.

В Москве доклад Оуэна резко раскритиковали. «Подобные квазирасследования, о которых идет сегодня речь, безусловно, способны лишь еще больше отравить атмосферу наших двусторонних отношений», – заявил пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. Кремль не может считать серьезным документ, где использованы слова «возможно» и «вероятно», подчеркнул Песков: «Подобная терминология не допускается в нашей судебной практике, не допускается она и в судебных практиках других стран мира и, безусловно, не может нами восприниматься как вердикт суда ни в одной части». С аналогичными заявлениями выступили МИД и Следственный комитет России.

Зачем нужен коронер

Целью коронерского суда в Великобритании является установление причины смерти человека, если ее обстоятельства вызывают подозрения. В случае признания смерти криминальной дело может быть передано в обычный суд.

Расследование проводилось не в рамках уголовной процедуры, а было «стоящим особняком делом по запросу правительства», пояснил «Ведомостям» пресс-секретарь расследования по делу Литвиненко Майк Викстид, говоря о последствиях доклада судьи Оуэна: «Именно правительство и будет решать, что делать с докладом, суды к этому особого отношения не имеют». Однако в посольстве Великобритании в Москве от комментариев отказались, сославшись на то, что в расследование не было вовлечено правительство, а цель доклада заключалась «в установлении юридически значимого факта».

Коронерское расследование в Великобритании можно максимум приравнять к судебно-медицинской экпертизе, считает профессор права МГИМО Александр Волеводз: «Странно, если врач в морге будет делать выводы о причастности к убийству других стран в момент, когда в морг привозят тело убиенного. Такие заключения коронерского судьи являются беспрецедентными в британской практике, он явно вышел за пределы своих полномочий. Могу сказать с уверенностью на 99%, что такие эмоциональные заявления последствий в уголовном расследовании иметь не будут». С этим выводом согласен профессор Вестминстерского университета Дмитрий Гололобов: «Из доклада ничего не проистекает. Вывод об участии Лугового и Ковтуна был и так очевиден, а вывод о Патрушеве и Путине смешон: могли, а может, и не могли. Есть масса бывших кагэбэшников, критикующих власть в России, но их никто не убивает. В этой истории жалко семью Литвиненко и, разумеется, британских налогоплательщиков, которым представили 400 страниц туманных рассуждений за их же деньги».

К значительному ухудшению отношений между Россией и Великобританией этот доклад вряд ли приведет, потому что испортить их еще больше трудно, считает старший преподаватель Университета Восточной Англии Майкл Боукер: «Отношения между Москвой и Лондоном достигли своей низшей точки из-за дела Литвиненко в 2006 г. и с тех пор не претерпели существенных изменений. Санкции против России из-за ее действий на Украине уже введены, поэтому трудно сказать, что еще может предпринять Лондон. Однако снятие санкций, на которое так надеется Путин, становится еще менее вероятным». Пойти на новое обострение отношений британцам не помешает даже сотрудничество в борьбе с «Исламским государством» (запрещенная в России организация), возражает директор Института Европы РАН Алексей Громыко: «Военные Великобритании не играют какой-то самостоятельной и существенной роли в Сирии, Лондон и Москва друг от друга зависят минимально, поэтому этот фактор англичан не остановит».

Читать ещё
Preloader more