Политика
Бесплатный
Анастасия Корня

Второй судья КС – Арановский раскритиковал запрос Минюста по делу ЮКОСа

Запрос о возможности выплаты компенсации акционерам ЮКОСа недопустим, считает он

Запрос Минюста о возможности исполнения Россией решения ЕСПЧ по делу ЮКОСа не отвечает условиям допустимости - Конституционный суд не должен был его рассматривать. Впрочем, и Россия ничего не должна акционерам ЮКОСа по решению Страсбурга, так как Европейская конвенция о правах человека позволяет ЕСПЧ принимать решения лишь по индивидуальным жалобам с поименным присуждением компенсаций. Таково мнение судьи Конституционного суда Константина Арановского, которое опубликовано на сайте суда.

Конституционный суд 19 января признал неисполнимым в соответствии с Конституцией решение ЕСПЧ от 31 июля 2014 г. о выплате «справедливой компенсации» в размере более 1,8 млрд евро экс-акционерам ЮКОСа. Это решение считается вступившим в силу и не может быть обжаловано.

Арановский - уже второй судья Конституционного суда, который выступил с собственным мнением по поводу принятого решения, днем ранее это сделал его коллега Владимир Ярославцев. Он считает, что Минюст нашел наиболее простой для себя способ решения вопроса о выплате ЮКОСу рекордной в истории ЕСПЧ компенсации. На самом деле такой запрос не является допустимым и производство по делу следовало прекратить, а Минюсту - продолжить диалог с комитетом министров Совета Европы, считает Ярославцев. С ним отчасти согласен судья Арановский - он отмечает противоречивую позицию Минюста, который не стал оспаривать решение суда по этому делу, так как оно было во многом в пользу России. Например, в той части, где речь идет о нарушении ЮКОСом налогового законодательства. «Там, где ЕСПЧ нашел жалобу ЮКОСа безосновательной, Минюст, видимо, не против признать, что дело решено именно по суду», - замечает Арановский. «Лишить юридической силы» предлагается лишь второе постановление, и только в той части, в какой считает его неконвенционной и необоснованной. (Решение по существу жалобы ЕСПЧ вынес в сентябре 2011 г., однако сумму компенсации назначил только в июле 2014 г., именно вторую часть решения оспорил Минюст.)

Такой подход заметно раздражает судей Конституционного суда. «Запрос Минюста позволяет понять себя так, будто Конституционному суду России предстоит проверить акт европейского правосудия или, подобно арбитру, рассудить разногласия между заявителем и ЕСПЧ, - возмущается Арановский. - Но для такой ревизии или третейства у конституционной юстиции нет правовых оснований, и она не обязана давать оценку ни европейскому правосудию, ни поведению российского представителя, исправлять их погрешности, решать спор о фактах, квалификациях и ставить свое понимание конвенции выше интерпретаций ЕСПЧ».

Он замечает, что еще более странно было бы отказывать в исполнении решения с тем доводом, что ЕСПЧ назначил выплату «беспрецедентной» величины. Спору нет, за ненасильственные и бескровные нарушения ЕСПЧ назначил компенсацию в необычном размере, который в 20 раз превышает, например, компенсацию в пользу многочисленных жертв военных действий, назначенную по делу «Кипр против Турции». Но поскольку государства - участники конвенции не оговорили сумм, которые они согласны платить по решениям ЕСПЧ, «довод о чрезмерности компенсации по уникальности не уступает ее беспрецедентному размеру», заключает Арановский.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more