Политика
Бесплатный
Наталья Райбман

Решение ЕСПЧ о выплате компенсаций экс-акционерам ЮКОСа невыполнимо

Как решил Конституционный суд, оно противоречит Основному закону России

Исполнить решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) о выплатах бывшим акционерам «ЮКОСа» более 1,8 млрд евро компенсации невозможно, решил Конституционный суд (КС). Председатель КС Валерий Зорькин заявил, что это решение противоречит российской Конституции.

«В силу положений Конституции РФ и основанных на них правовых позиций Конституционного суда постановление Европейского суда по правам человека не может быть исполнено в части возлагаемых на нее мер индивидуального и общего характера и в части присужденной компенсации, если толкование Конвенции (по правам человека. – Ред.), на котором основано такое постановление, нарушает соответствующие положения Конституции Российской Федерации, относящиеся к правам и свободам человека и гражданина, а также к основам конституционного строя», – цитирует его «Интерфакс».

«Россия вправе отступить от наложенных на нее обязанностей, если это единственный способ не нарушить Конституцию», – цитирует решение «РИА Новости». По словам Зорькина, взаимоотношения российского и европейского законодательства должны быть не субординационными, а строиться в форме диалога и «Европейский суд должен уважать суверенитет российского законодательства».

КС признает европейскую систему защиты прав человека фундаментальной, в связи с этим Зорькин заявил о необходимости искать компромисс в сложившейся ситуации. «Разрешая вопрос о возможности исполнения решений, КС должен в соответствии с международными обязательствами находить компромисс», – цитирует Зорькина ТАСС.

В постановлении КС отмечается, что нефтяная компания ЮКОС прекратила существование как злостный неплательщик налогов и нарушитель российских законов: «Данная компания, используя изощренные незаконные схемы, проявила себя в качестве злостного неплательщика налогов и прекратила свое существование, оставив крупную непогашенную задолженность» (цитата «Интерфакса»). По мнению КС, «деятельность компании с учетом занимаемого ею места в экономике страны, даже если оставить вне правового анализа справедливости способов формирования активов компании в стратегически важной и одной из наиболее доходных отраслей экономики, благодаря которым она вошла в число крупнейших хозяйствующих субъектов и, соответственно, крупнейших потенциальных налогоплательщиков в России, имела праворазрушающий эффект, препятствуя стабилизации конституционно-правового режима и публичного правопорядка».

ЕСПЧ в июле 2014 г. присудил бывшим акционерам ЮКОСа сумму 1,866 млрд евро в качестве компенсации по их жалобе против России. Суд пришел к выводу, что было нарушено право на справедливое судебное разбирательство. Представить развернутый план исполнения этого решения Россия должна была еще в июне 2015 г., но она лишь известила о том, что вопрос о правомерности таких выплат поставлен перед Конституционным судом.

В июле 2015 г. КС решил, что только он вправе судить, как именно следует – если вообще следует – исполнять решения ЕСПЧ. Делать это суд готов по запросу президента или правительства, а решения КС имеют силу закона. Поводом для этого решения стало обращение 92 депутатов Госдумы: они добивались отказа от выплаты компенсации в 1,9 млрд евро, которую ЕСПЧ присудил России по иску акционеров ЮКОСа. Закон, дающий Конституционному суду право оценивать, возможно ли исполнение в России решений ЕСПЧ, президент Владимир Путин подписал 15 декабря 2015 г. Тем самым он окончательно закрепил переход от продекларированного в Конституции примата международного права к диктатуре суверенного закона.

Минюст направил запрос по решению ЕСПЧ по делу ЮКОСа в октябре 2016 г. КС рассмотрел его 16 декабря. Представители органов власти на этом заседании поддержали позицию Минюста. Права человека как высшая конституционная ценность и государственный суверенитет являются не взаимоисключающими, а взаимодополняющими гарантиями, объяснял представитель Совета Федерации Андрей Клишас. А по мнению представителя правительства в Конституционном и Верховном судах Михаила Барщевского, признав право ЕСПЧ толковать российскую Конституцию не так, как ее истолковал Конституционный суд, «мы окончательно откажемся от своего суверенитета, потому что страна, в которой Конституция не является основным законом, – это не суверенная страна». По словам Барщевского, если бы он мог вносить изменения в статут ЕСПЧ, он бы ввел запрет на рассмотрение дел, которые были предметом рассмотрения национальных конституционных судов: «В противном случае мы оказываемся в ситуации, когда есть суверенное государство под названием Европа, а все остальные государства – это такие области. И областной суд в лице Конституционного суда Российской Федерации должен подчиняться решению Верховного суда в лице ЕСПЧ. Я немножко огрубляю ситуацию, но это же не первый случай, когда решение высшего судебного органа, толкующего высший нормативный акт России, ставится под сомнение органом, которому такое право не предоставлено».