Политика
Бесплатный
Ольга Чуракова|Елена Мухаметшина
Статья опубликована в № 4291 от 30.03.2017 под заголовком: Слушать протест

Валентина Матвиенко призвала власть прислушиваться к протестующим

Но это, скорее всего, сугубо личная позиция председателя Совфеда, считает эксперт

Власть должна реагировать на митинги и вести диалог с гражданами, заявила в среду председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко: «Власть не должна <...> делать вид, что ничего не происходит. Все представители власти – депутаты, сенаторы, органы исполнительной власти в регионах – безусловно, должны встречаться с людьми, понимать, почему они выходят на протесты, что их волнует» (цитата по «Интерфаксу»). Граждане имеют право мирно собираться на митинги и шествия, а власти всех уровней должны создавать условия, чтобы это право реализовывалось, подчеркнула Матвиенко.

Эти слова стали, по сути, первой содержательной реакцией высшего руководства России на организованные 26 марта Алексеем Навальным по всей стране протестные акции. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков в понедельник заявил лишь, что в Кремле «не склонны ни преуменьшать, ни преувеличивать» их масштабы, а «приниматься во внимание» будет только критика, звучавшая на согласованных митингах. А председатель Госдумы Вячеслав Володин в тот же день ограничился напоминанием, что на Западе несанкционированные акции пресекают гораздо жестче, чем в России. На совещании в администрации президента еще в субботу, накануне акции, предвидели ее реальные масштабы и уже тогда решили «ничего не делать, не ворошить и не подливать масла огонь», уверяет собеседник «Ведомостей» в «Единой России».

Единства нет

Председатель СПЧ Михаил Федотов в понедельник посетил пострадавшего на митинге в Москве полицейского, а во вторник побывал в спецприемниках у задержанных. Во вторник 21 член СПЧ подписал заявление о том, что они не считают действия полиции корректными, поскольку чаще всего задержанные не угрожали общественному порядку.

В среду сайт уполномоченного по правам человека сообщил, что 28 марта Татьяна Москалькова назначила проверку событий 26 марта по обращениям правозащитников Льва Пономарева и Людмилы Алексеевой: запросы направлены министру внутренних дел, прокурору и мэру Москвы. Доклад президенту подготовит и Совет по правам человека (СПЧ). В среду комиссия СПЧ по гражданским свободам и гражданской активности провела заседание и решила направить запросы правоохранителям и в мэрию Москвы, сообщил руководитель комиссии Николай Сванидзе. Мэрию, в частности, спросят о переписке с организаторами акции и о том, насколько обоснованным был отказ в ее согласовании. Через несколько дней СПЧ планирует выступить с заявлением, если за его текст проголосует больше половины членов совета, говорит член комиссии Александр Верховский: «Непривычное по масштабу событие, но поскольку проблемы системные – согласование митингов, чрезмерное рвение полицейских, оформление протоколов, – то, возможно, удастся это как-то обсудить с ведомствами».

Начинается нагнетание этой истории: либералы радуются протесту, патриоты кричат, что завтра революция, констатирует политолог Олег Матвейчев. Власть же относится к этому гораздо спокойнее, уверен он: «Да, с ними [аудиторией Навального] надо разговаривать, на это поколение нужно обратить внимание, но бить тревогу рано». А Матвиенко отразила общее настроение во власти, считает эксперт: «Мы видим эту аудиторию, упустили ее, надо с ней работать».

Устами разных источников власть говорит: безусловно, те вопросы, которые звучали, не стоит игнорировать, поясняет руководитель близкого к Кремлю Фонда развития гражданского общества Константин Костин. Как показывают многочисленные «кейсы» с расследованиями в отношении высокопоставленных чиновников, правильные ответы демотивируют и в разы снижают мобилизационную активность, считает эксперт: речь же не о том, что премьер должен ответить лично, – можно ответить и другим способом, «которых масса».

Матвиенко не в первый раз высказывает особое мнение, поэтому ее заявление не сенсация, полагает политолог Михаил Виноградов: «Она политик с опытом 80-х и 90-х гг., более чувствительна к теме социальных и политических рисков и не раз давала понять, что радикальный тренд порождает такие риски». Пока нет сигналов, что у власти появилась консенсусная позиция, поэтому каждый представляет свою, резюмирует эксперт.