Политика
Бесплатный
Анастасия Корня

Националист Поткин дошел до Конституционного суда

Бывший лидер Движения против нелегальной иммиграции просит проверить статью УК об экстремизме

Бывший лидер Движения против нелегальной иммиграции (запрещено в России) Александр Поткин (Белов), приговоренный к трем годам лишения свободы за экстремизм, обратился в Конституционный суд с жалобой на 282-ю статью УК , преследующую за экстремизм, - «в той мере, в какой данная норма послужила основанием для привлечения его к уголовной ответственности за его политическую деятельность». В жалобе (есть у «Ведомостей») он доказывает, что оспоренная статья противоречит Конституции, которая гарантирует каждому свободу мысли и слова.

В августе прошлого года Мещанский суд Москвы приговорил одного из лидеров националистического объединения «Русские» (запрещено в России) Александра Поткина (Белова) к 7,5 года тюрьмы, ему инкриминировали легализацию денежных средств в рамках дела о хищении средств казахстанского БТА-банка, экстремизм (ст. 282 УК - речь шла о подготовке к акции в рамках проекта «Злой казах») и призывы к экстремистской деятельности (обнаруженные в видеосюжете из документального проекта «Срок», ст. 280.1 УК). Впоследствии Мосгорсуд отменил приговор за легализацию, а эпизоды по «экстремистским» статьям объединил в один.

Дело уникальное, говорит адвокат «Открытой России» Сергей Бадамшин, представляющий интересы Поткина: обычно экономические дела «шьют» по политическим мотивам, а тут все было наоборот: для поддержки обвинения по «экономической» статье пришлось привлекать политику. Он напоминает, что статья о легализации похищенных средств не может применяться самостоятельно, только в связке с другим обвинением. В итоге экономическая часть дела развалилась, а вот экстремизм остался. Это из-за нечетких формулировок, которые позволяют привлекать к уголовной ответственности практически за любые высказывания, даже если они не повлекли причинения вреда здоровью человека или имуществу и не создали угрозу безопасности населения и окружающей среды, подчеркивается в жалобе.

Отсутствует также четкое определение таких ключевых признаков преступления, как мотивы ненависти либо вражды, а также понятие «принадлежность к какой-либо социальной группе». Собственно говоря, даже разницу между статьями 280.1 и 282 не всегда удается найти, отмечает Бадамшин, — не случайно суд в итоге объединил два эпизода в один. В том виде, в котором она сейчас существует, ст. 282 УК используется либо для привлечения к ответственности политических оппонентов действующей власти, либо в борьбе за статистику, заключает адвокат. Он отмечает, что до сих пор Конституционный суд избегал проверки спорной статьи со ссылкой на то, что она защищает права граждан. Но сейчас вопрос ставится под новым ракурсом, причем даже не одним заявителем: ранее в КС уже ушла жалоба блогера Антона Носика на приговор по делу о разжигании ненависти в отношении «социальной группы сирийцы» - рано или поздно суду придется обратить внимание на происходящее, уверен Бадамшин.

Действительно, количество осужденных по 282-й статье растет из года в год. Так, если в 2011 г., по данным судебной статистики, за решетку по обвинению в экстремизме отправили 137 человек, то в 2015 г. их было уже в три раза больше (414 человек), практически тот же уровень (395) сохранялся и в 2016 г.

В базе решений Конституционного суда нашлось девять определений об отказе в рассмотрении жалоб на 282-ю статью УК: первая датирована 2008 г., последняя — 2016 г.

На самом деле плавный рост числа дел об экстремизме наблюдался на протяжении последних десяти лет, но именно в 2014-2015 гг. процесс принял действительно взрывной характер, отмечает директор центра «Сова» Александр Верховский. Во многом это произошло за счет радикальных высказываний в интернете — по данным «Совы», такие дела составляют до 85% в общей массе. Первоначально дела об экстремизме были все-таки связаны с насильственными преступлениями, действием разных групп, однако постепенно центр внимания сместился именно в сторону риторики в социальных сетях, замечает эксперт. Раскрывать такие дела легче, а статистику они дают хорошую. Но вопрос тут, похоже, не столько в формулировках закона, а в том, как устроено правоприменение. А это вопрос не столько к Конституционному суду, сколько к Верховному. Который недавно даже давал разъяснения по этому поводу, напоминает Верховский, но они, кажется, не очень помогают, признает он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать