Статья опубликована в № 4347 от 22.06.2017 под заголовком: Арест работе не помеха

Генпрокуратура взялась за имущество неплательщиков налогов

Его арест лучше, чем распродажа для погашения долга, считают бизнесмены

Прокуроры регионов активизировали работу по аресту имущества налогоплательщиков – юридических лиц в соответствии со ст. 77 Налогового кодекса (она регламентирует процедуру ареста имущества как способа обеспечения исполнения решения о взыскании налога), сообщает Генпрокуратура. Если в 2015 г. было наложено 4900 арестов, то в 2016 г. уже более 5200. Стоимость арестованного имущества выросла с 8 млрд до 10,4 млрд руб., рассказал «Ведомостям» официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куренной. Благодаря таким мерам в 2016 г. добровольно погашена задолженность на 3 млрд руб., подсчитали в ведомстве. В то же время они позволяют хозяйствующим субъектам продолжить работу, ликвидировав налоговую задолженность, и, только если этого не было сделано, имущество может быть реализовано на торгах для погашения долга.

Устойчивую динамику применения ст. 77 в Генпрокуратуре фиксируют с 2013 г. – до этого, как показали результаты прокурорского надзора, налоговые органы практически не использовали механизм ареста имущества. Для принудительного взыскания долгов в основном применялся механизм реализации имущества должников на торгах. При этом не всегда надлежащим образом учитывались интересы юрлиц и предпринимателей, отмечают в Генпрокуратуре: арест по сравнению с конфискацией имущества гораздо более конструктивный механизм, ведь должники сохраняют возможность вернуться к своей деятельности.

Пресс-служба Федеральной налоговой службы в среду не ответила на запрос «Ведомостей».

Вместо отсрочки

В прошлом году только в Москве после санкции прокурора на арест их имущества организации погасили задолженность по налогам на общую сумму 596 млн руб., в Санкт-Петербурге – более 250 млн руб. По объему арестованного имущества также лидируют Санкт-Петербург (1,4 млрд руб.) и Москва (1,2 млрд руб.).

Вадим Зарипов из «Пепеляев групп» говорит, что арест имущества с санкции прокурора очень редко применяется на практике – обеспечительные меры налоговики вправе накладывать самостоятельно, а вот в обращении к прокурору они не заинтересованы: тот может дать санкцию, а может и не дать. Это экзотическая мера, согласен Роман Терехов из адвокатского бюро «Деловой фарватер». После того как выдвинутое налоговой инспекцией требование вступает в силу, она может приступать к взысканию долга за счет реализации имущества неплательщика. В этой ситуации арест имущества – это своего рода отсрочка, но она имеет смысл, только если должнику удается убедить инспектора в способности заплатить в течение ближайших месяцев, отмечает эксперт. С 2017 г., по его словам, именно возможность взыскания средств стала одним из ключевых показателей в работе налоговиков.

Бизнес-сообщество заинтересовано в более активном применении такого ареста, уверен председатель исполкома Российского союза налогоплательщиков Артем Кирьянов: это позволяет сохранить деловую стабильность и дает возможность налогоплательщику оперативно восстановить свой статус без ущерба для корпоративных процессов. Кроме того раз процедура ареста имущества подразумевает обязательную санкцию прокурора, то одновременно он осуществляет надзор за соблюдением прав налогоплательщиков при аресте, продолжает эксперт. Таким образом, процедура обеспечивает особое внимание к соблюдению прав организаций, которые часто неумышленно оказываются в положении должников.