Заур Дадаев получил 20 лет колонии за убийство Немцова

Защита осужденных собирается дойти до ЕСПЧ

Заур Дадаев, считавшийся основным исполнителем убийства Бориса Немцова и признанный присяжными виновным, приговорен к 20 годам лишения свободы в колонии строгого режима и штрафу в 100 000 руб. Это решение вынес Московский окружной военный суд.

Анзора Губашева суд приговорил к 19 годам по ст. 105 УК, его брата Шадида - к 16 годам, Темирлана Эскерханова - к 14, Хамзата Бахаева - к 11 годам колонии строгого режима. Все они также оштрафованы на 100 000 руб. каждый. Всем, кроме Дадаева, назначено по два года ограничения свободы после отбытия основного срока.

Обжаловать приговор пообещал уже адвокат Хамзата Бахаева Заурбек Садаханов. «Дали 11 лет человеку, который ничего не совершал», - сказал он «Интерфаксу». Представители потерпевшей стороны - дочери политика Жанны Немцовой заявили, что до сих пор сомневаются в виновности Бахаева. Прокурор Семененко ранее говорила, что обвинение удовлетворено выводами, которые сделали присяжные, тщательно изучив все обстоятельства дела. 13 июля Семененко обратила внимание, что обвинение просило для подсудимых бОльшие сроки, и добавила, что «вопрос об обжаловании будет решен после тщательного изучения текста приговора и решения вопроса о его обоснованности» (цитаты «Интерфакса»). Бывший помощник Немцова Илья Яшин, присутствовавший в суде, сказал, что считает назначенное Дадаеву наказание недостаточным. «Конечно, это мало. Что такое 20 лет за человеческую жизнь?» - цитирует его ТАСС.

«Мне непонятно, за что меня осудили», - сказал Шадид Губашев, отвечая на вопрос судьи. То же заявил и Эскерханов, добавив: «Бог вам судья».

Адвокат Дадаева Шамсудин Цакаев заявил, что суд исключил из материалов дела, предоставляемых присяжным, запись с камеры от подъезда, которая доказывает его алиби. «Данное видео доказывает, что в момент убийства Заур Дадаев находился у себя дома и не имеет никакого отношения к убийству», - сказал он. Об этом видео писал следивший за процессом фотограф и правозащитник Дмитрий Борко. Он говорил, в том числе на «Эхе Москвы», что это запись камеры наблюдения, которая не была формально датирована, но дата которой может быть установлена экспертами, которая, по его данным, действительно была сделана в день убийства и которая подтверждает, что Дадаев не выходил из подъезда.

Адвокат Эскерханова Анна Бюрчиева сообщила, что защита фигурантов собирается обратиться в Верховный суд России и Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) с жалобой на приговор. По ее словам, в ходе рассмотрения дела было допущено множество нарушений, она также считает, что «правоохранительным органам хочется поставить точку в этом деле, но делать это пока рано» (цитаты по «Интерфаксу»).

Прокурор Мария Семененко 12 июля попросила для Дадаева пожизненный срок и штраф в 200 000 руб. В тот день он в суде попросил прощения у матери и братьев «за голословное обвинение», передает агентство «Москва». «Мы не убивали этого человека. Прошу прощения у матери, терпения ей, чтобы она достойно приняла этот удар от людей, у которых нет ни флага, ни родины», - сказал он. В конце процесса Дадаев заявил, что вину не признает, а признательные показания в начале следствия дал под давлением. Анзору Губашеву прокурор просила назначить 23 года колонии, Шадиду Губашеву – 21 год, Темирлану Эскерханову – 19 лет, Хамзату Бахаеву – 17 лет. Также она попросила всех подсудимых оштрафовать на 200 000 руб. каждого.

В конце июня коллегия присяжных признала всех пятерых подсудимых виновными в убийстве Бориса Немцова. Присяжные пришли к выводу, что Заур Дадаев, Анзор Губашев вместе с погибшим при задержании Бесланом Шавановым принимали непосредственное участие в исполнении убийства 27 февраля 2015 г. Немцов был убит на Большом Москворецком мосту. Подсудимые вели слежку за ним в день убийства. Шадид Губашев, Темирлан Эскерханов и Хамзат Бахаев принимали участие в подготовке преступления, посчитали присяжные. Губашев вместе с непосредственными исполнителями также вел наблюдение за Немцовым, а Эскерханов и Бахаев осуществляли слежку дистанционно. После убийства Губашев, Эскерханов и Бахаев помогали исполнителям убийства скрыться от правоохранительных органов. Присяжные также посчитали доказанным, что пятеро подсудимых в конце сентября 2014 г. согласились на предложение лица, находящегося в розыске, и иных лиц за вознаграждение в сумме не менее 15 млн руб. убить Немцова.

Организатором преступления следствие считает Руслана Мухудинова, водителя бывшего офицера батальона «Север» Руслана Геремеева (родственник сенатора Сулеймана Геремеева и депутата Госдумы Адама Делимханова). В суд Геремеев не явился. Мухудинову обвинение предъявлено заочно, с ноября 2015 г. он находится в международном розыске. После задержания Дадаев и Анзор Губашев дали признательные показания, но позже от них отказались.

Представитель Следственного комитета Светлана Петренко, комментируя приговор, заявила, что религиозный мотив убийства политика проверялся следствием, но не нашел подтверждения. Она напомнила, что Дадаев и Губашев сначала дали показания, что совершили убийство из религиозной ненависти, так как Немцов поддержал карикатуры на пророка Мухаммеда в еженедельнике Charlie Hebdo, которые были опубликованы в январе 2015 г. Однако «собранные доказательства свидетельствуют о том, что участниками организованной группы еще в сентябре 2014 г. начата подготовка к совершению убийства Немцова, что полностью исключает указанный ими мотив убийства на почве религиозной ненависти», добавила Петренко. По ее словам, собранные доказательства полностью подтверждают корыстный мотив обвиняемых. Организаторов следствие продолжает искать.

Адвокаты подсудимых настаивают, что права их подзащитных в ходе процесса были ущемлены. В частности, они утверждали, что вердикт вынесен с нарушением. Адвокат Дадаева Марк Каверзин говорил, что «судья зачастую не хотел удовлетворять наши ходатайства, была предвзятость, по отношению к обвинению суд вел себя лояльнее, присяжные многое не узнали».

Акции памяти Бориса Немцова