Статья опубликована в № 4393 от 25.08.2017 под заголовком: Русские под вопросом

Русские в Эстонии не хотят становиться российской пятой колонной

Русская тема может стать одной из главных на выборах в эстонский парламент
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

По данным на начало 2017 г., в Эстонии проживает свыше 330 000 русских (более 25% населения). В Нарве, третьем по численности городе страны, более 90% жителей – русскоговорящие. После 1993 г. большинство из них стали людьми «без определенного гражданства», поскольку автоматически оно было предоставлено только тем, кто проживал на территории страны до 1940 г., и их потомкам, а остальные должны были сдавать экзамен на знание эстонского языка и конституции. Но с тех пор доля неграждан неизменно снижалась и теперь составляет всего 6% (см. график). Главное ограничение для них касается участия в политической жизни: они не имеют права голосовать на выборах в парламент страны и Европарламент, быть избранными в муниципальные советы, а также создавать партии и состоять в них, но имеют право голоса на местных выборах (ближайшие из них пройдут в октябре).

Негражданское общество

Несмотря на сокращение числа неграждан, тема прав русскоговорящего меньшинства не потеряла актуальности, убеждена депутат Европарламента Яна Тоом, в прошлом вице-мэр Таллина и депутат эстонского парламента: «У нас этническая демократия и длинная конституция, из которой в политической риторике мы используем только одну фразу из преамбулы: «Государство обязано обеспечить сохранение эстонского народа, его языка и культуры на века». А все остальное, что там написано, про равенство и демократию, к сожалению, оставляем за скобками. У нас принцип государствообразующей нации во всем, и трети населения это не нравится».

Накануне муниципальных выборов уже активно поднимается тема русского языка в школах и детсадах, отмечает Тоом: «В другое время наши партии, кроме центристов и частично социал-демократов, с русскоязычным электоратом не работают и его не мобилизуют. Сейчас тему будут поднимать, но это лукавство: у муниципальных властей на решение этого вопроса полномочий нет, просто это единственные выборы, где каждый, включая неграждан, может отдать голос политической силе, в которую верит». Раскол общества по национальному признаку произошел в 2007 г. после переноса «бронзового солдата» из центра Таллина, считает депутат: «До этого был позитивный нейтралитет – более-менее отдельное, но со знаком плюс существование и среда общения. А теперь у нас есть модное политическое ноу-хау: накануне любых выборов разыгрывается русский вопрос, но, даже когда уже близки к консенсусу, опять включается та же пластинка».

Вопрос гражданства не сходил с повестки с 1991 г., позиция правительства была неизменной, но нынешняя коалиция хотя бы готова вопрос обсуждать, не согласна директор Нарвского колледжа Тартуского университета Кристина Каллас: «Принципы политики гражданства не меняются – и точка, именно так считали сменяющие друг друга коалиции в Таллине. Русскоговорящие могли привыкнуть или подстроиться, но не переломить ситуацию. Нынешняя коалиция, на удивление, впервые готова если не решить вопрос, то хотя бы начать обсуждение, и эта тема точно станет одной из главных на выборах в парламент через два года». Серые паспорта неграждан, которые изначально рассматривались как временное решение, уже стали институтом сами по себе, продолжает она: «Для примерно 85 000 неграждан это уже часть идентичности и мировоззрения, шанс переломить ситуацию был утерян лет 15 назад, а сейчас менять его не хотят и по практическим (с ним можно ездить без виз и в ЕС, и в Россию), и по эмоциональным причинам». Отношение в обществе к этому вопросу тоже меняется, отмечает Каллас, все больше эстонцев выступают за двойное гражданство и облегчение процедуры его предоставления, и большую роль в этом играет молодежь, которая не хочет иметь ничего общего с «этой войной 1990-х».

Крым не их

В эстонском правительстве из 14 министров всего один русского происхождения, но ожидать, что правительство будет напрямую отражать этнический состав населения, и не стоит – в том числе и потому, что у значительной части русскоговорящих до сих пор нет гражданства, заявил ранее «Ведомостям» министр иностранных дел Эстонии Свен Миксер. Русские и эстонцы занимают по многим вопросам разные позиции, и главная причина в том, что русскоговорящие продолжают жить в другой информационной среде, считает министр: «Российские телеканалы со значительной гос­поддержкой делают контент для аудитории в 100 млн человек, а вся эстонская аудитория – всего пара сотен тысяч. Мы понимали с самого начала, что будет очень сложно».

Многим эстонским СМИ не хватает интересного контента, чтобы переманить на свою сторону русскоговорящих, и тут опять свою роль играет демография, говорит журналист одной из ведущих эстонских газет, Eesti Paevaleht, Лаури Танклер. Русские проживают в Эстонии компактно – в Таллине и на северо-востоке страны, соответственно, эстонцу в Нарве найти работу в СМИ на эстонском языке крайне сложно, как и русскоязычным журналистам в других частях страны, поясняет он: «В моей газете работает сто журналистов на эстонском и только шесть – на русском, у нас просто нет ресурсов на обе версии».

Спекулировать на излишних симпатиях русских к Москве или на том, станет ли Нарва «следующим Крымом», не стоит, считает вице-мэр Нарвы Вячеслав Коновалов: «Во-первых, уровень жизни, зарплаты и пенсии в Эстонии выше, чем в России, и жизнь здесь совсем не плоха. Во-вторых, Эстония – член ЕС опять же со всеми вытекающими экономическими бонусами, поэтому ни к кому присоединяться люди не хотят». Деление на своих и чужих никуда не ушло, не согласна Тоом: «На каждых дебатах меня спрашивают: а Крым наш или нет? А если Россия на нас нападет, ты с какой стороны будешь стрелять? И нужно как-то на эти вопросы отвечать, а то меня посчитают не своей. Я обычно говорю: мы живем в Эстонии и Крым абсолютно точно не наш, но вот это искушение поделить всех на своих и чужих нашему обществу всегда было очень присуще».

Читать ещё
Preloader more