Политика
Бесплатный
Ольга Чуракова| Елена Мухаметшина|Елизавета Серьгина
Статья опубликована в № 4414 от 25.09.2017 под заголовком: Сигналы анонимов

В Кремле и ФСБ занялись мониторингом телеграм-каналов

Мессенджер стал «системой приветов» одних групп влияния другим

Пресс-службы многих министерств и госкомпаний стали включать в официальные мониторинги СМИ для своих руководителей общественно-политические каналы мессенджера Telegram, выяснили «Ведомости».

Кому это надо

По данным ведомственных пресс-служб, мониторят телеграм-каналы, в том числе и анонимные, в МВД, ФСБ и Минобороны. Генпрокуратура не включает их в мониторинг, но это не значит, что она их не видит, поясняет официальный представитель надзорного ведомства Александр Куренной: «Генпрокуратура – продвинутый орган, мы были одними из первых, кто завел официальный телеграм-канал». В МИДе заявили, что осуществляют ежедневный мониторинг в том числе блогов и соцсетей и «все заслуживающие внимания сообщения докладываются руководству министерства». В Минюсте используется информационно-аналитическая система, которая мониторит «телеграм-каналы, в том числе и анонимные, с упоминанием Минюста России и его деятельности». В Сбербанке мониторят публичные телеграм-каналы с целью «предоставления руководству максимально полной и объективной информационной картины». Пресс-служба ВТБ не включает в ежедневный обзор прессы содержание мессенджеров и соцсетей, но эта информация тоже мониторится в режиме онлайн.

Кто уже там

Из государственных органов свои официальные телеграм-каналы есть пока только у МИДа, Федерального агентства по делам молодежи, Минкавказа, ФАС, Пенсионного фонда и Генпрокуратуры.

Большинство опрошенных федеральных чиновников телеграм-каналы читают, но не для работы, а из интереса, признаются они. Конкретных каналов они не называют, лишь один министр анонимно признается, что читает каналы «Караульный», «Политбюро», «АТС1», «Незыгарь», «Газ батюшка», «Вестник Дамаска», «16 негритят». «Это как просматривать газеты по утрам, в телеграм-каналах в сжатом виде собраны все самые важные политические события», – говорит чиновник финансово-экономического блока. «Просматриваю, но к информации отношусь с осторожностью, часто не ясно, откуда она появилась, по какому принципу расставлены акценты», – добавляет другой чиновник.

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков говорит, что телеграм-каналы мониторятся для президента, хотя сам Песков считает, что в них «много шелухи». Мониторинг ведется в том числе и на предмет вброса непроверенной или заведомо недостоверной информации, поясняет собеседник во внутриполитическом блоке Кремля. По словам пресс-секретаря премьера Натальи Тимаковой, в мониторинг для Дмитрия Медведева телеграм-каналы не включаются и самостоятельно он их, насколько ей известно, тоже не читает. По мнению Тимаковой, 80% их содержания – это «слухи и попытки манипулировать информацией, а остальные 20% – пересказ новостей, уже переданных СМИ». Система мониторинга «Катюша» ведет для администрации и правительства мониторинг телеграм-каналов уже на протяжении года, добавляет представитель этой компании, – всего мониторится около 200 каналов. Председатель Госдумы Вячеслав Володин, по словам человека, близкого к руководству палаты, читает новости с помощью систем мониторинга, куда телеграм-каналы не попадают. В пресс-службе Госдумы отметили, что «читают все» и стараются следить за всем спектром новостей.

Зачем это надо

По данным «Медиалогии», два из трех первых мест в рейтинге политических телеграм-каналов занимают анонимные «Сталингулаг» и «Незыгарь». Росту аудитории поспособствовал скандал между создателем Telegram Павлом Дуровым и Роскомнадзором, считают эксперты: «Угроза блокировки подтянула новую аудиторию».

Большинство опрошенных «Ведомостями» чиновников, политтехнологов и экспертов, близких к администрации президента, уверены, что телеграм-каналы – «игрушка» нового внутриполитического блока Кремля. У администрации есть свои «карманные» каналы, считает федеральный чиновник, знакомый с информполитикой одного из госорганов: «Сейчас размещение публикаций в «Телеграме» эффективнее и прицельнее, чем в какой-нибудь средней газете, которую увидят 2700–3500 человек». «Телеграм» выполняет функцию «тусовочки», говорит еще один чиновник: «Стало много платного размещения, информация слишком политизированная и зачастую недостоверная. Более эффективно размещение в СМИ, но если ты можешь позволить себе разместиться в «Незыгаре», то сигнал дойдет». Хотя даже заказчикам непонятно, кто стоит за многими телеграм-каналами, а переданный «привет» может оказаться ложным, добавляет он. «Телеграм» для чиновников – источник считывания сигналов разных групп интересов и их позиций по различным вопросам, если знать, какие каналы к чьей сетке принадлежат, говорит бывший федеральный чиновник: «Есть новостной сегмент, отраслевые каналы, иногда дающие инсайды и объясняющие, что происходит. Есть те, кто якобы публикует политические инсайды, но таких мало. Самые осмысленные каналы – те, кто дает свой анализ происходящего, вроде «Сталингулага», «Мысли не Мысли», «Политджойстика» или «Политбюро».

Телеграм-каналы связаны друг с другом сложной цепью взаимных репостов, коммерческих и «дружеских размещений», говорит собеседник, близкий к администрации президента: «Определить, кто конечный бенефициар и держатель, зачастую невозможно». По его мнению, «Телеграм» сейчас – это разросшийся до неприличия «Компромат.ру». «Девять из десяти постов – это компиляция открытых источников, один из десяти – палец в небо и один из ста – инсайд, который подбрасывают люди, с которыми они работают», – считает он. По его словам, первый замглавы администрации президента Сергей Кириенко каналы не читает.

Ведением своих телеграм-каналов УВП не занимается, уверяет собеседник в администрации. Но запрос на трансляцию смешной полуправды был всегда, считает он: телеграм-каналы Средневековья – это шуты и памфлеты, в XVIII–XIX в. – сплетни в салонах и эпиграммы вельмож, в XX в. – самиздат, в 2000-х – доклады лоббистов для ограниченного круга лиц. Вся эта информация востребована только «сплетниками двора», которые, не имея доступа к первоисточникам, как и 500 лет назад, пытаются осведомиться по государственным вопросам у княжеского повара, считает собеседник.

Анонимные каналы связи с властью отрицают. Оператор «Сталингулага» заверил, что принадлежит только себе, оператор «Методички» опроверг данные о том, что его ведет кто-то из администрации, оператор «Караульного» признался, что в числе его администраторов «есть действующие госслужащие, они имеют контакты с УВП, но не являются его сотрудниками». Связаться с каналом «Незыгарь» «Ведомостям» не удалось.

Основатель и владелец «Телеграма» Павел Дуров на вопрос о том, считает ли руководство мессенджера нужным влиять на политику размещения контента в этих каналах, беспокоит ли руководство, что многие каналы имеют анонимных авторов, и будет ли руководство как-то вмешиваться в их деятельность, ответил: «Нет».

Зарегулированность традиционных медиа, отсутствие традиции регулярно писать о непроверенных слухах и подоплеках порождают интерес к жанру телеграм-каналов и довольно высокое доверие к нему, говорит политолог Михаил Виноградов: «Цена выхода на этот рынок невелика, а динамичность весьма высока». Но дальше начинаются минусы, считает он: «Доверие все же постепенно снижается, а терапирование активности оппонентов в этом формате не снимает причин, вызывающих критику власти». Точно так же в свое время было с забиванием троллями интернет-форумов: сначала у части читателей возникало ощущение, что в интернете взяли верх лоялисты, но потом доверие и интерес к форумам пропали вовсе, напоминает эксперт: «Затрэшивание контента телеграм-каналов решает тактические проблемы, но не устраняет причины для критики власти».

В подготовке статьи участвовали Филипп Стеркин, Екатерина Брызгалова, Алексей Никольский, Елизавета Базанова, Маргарита Папченкова и Ксения Болецкая

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать