Статья опубликована в № 4456 от 23.11.2017 под заголовком: Суд на перспективу

Страсбургский суд не сделает Навального кандидатом в президенты

Но решение по «Кировлесу» можно использовать для оспаривания легитимности выборов

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) принял к рассмотрению жалобу Алексея Навального на второй приговор по делу «Кировлеса», сообщил оппозиционер в своем Telegram-канале. Его адвокат Ольга Михайлова сказала «Ведомостям», что жалоба подана на нарушение статей 6 (право на справедливый суд), 7 (наказание исключительно на основании закона) и 18 (пределы использования ограничений в отношении прав) Конвенции по правам человека. Затем будет коммуникация, сторонам дадут время на ответ, поэтому вынести решение за месяц, оставшийся до объявления президентских выборов, суд, «конечно, не успеет», признается Михайлова: «Делу попросили дать приоритет, но пока не ясно, предоставят его или нет». По ее словам, нарушений во втором процессе было еще больше, чем в первом: «Вновь в качестве ключевого свидетеля был использован экс-гендиректор «Кировлеса» Вячеслав Опалев. Он был допрошен в не предусмотренном УПК статусе, отказывался отвечать на вопросы защиты и обвиняемых, ссылался на заключенное им досудебное соглашение и вынесенный в отношении его приговор. И видно было, что он находится под страхом того, что власти могут расторгнуть соглашение». В жалобе также указано, что первое решение ЕСПЧ по «Кировлесу» не исполнено, а при повторном рассмотрении не учтены выводы ЕСПЧ, говорит Михайлова. Защита Навального также уведомила Комитет министров Совета Европы (КМСЕ) о подаче второй жалобы в ЕСПЧ. Ранее КМСЕ призвал Россию допустить Навального к выборам (см. инфографику).

Российским властям дается до четырех месяцев на ответ и обычно они дают его в последний день, сам же ЕСПЧ сроками не связан, объясняет адвокат Дмитрий Аграновский. После вынесения решения сторонам дают три месяца на обращение в Большую палату и вряд ли эти сроки сократят, считает он: «К тому же потом нужно назначать заседание президиума Верховного суда, а от решения ЕСПЧ до этого момента может пройти не меньше года». Минимальный срок рассмотрения жалобы в ЕСПЧ по делам, которые представлял Аграновский, был девять месяцев, но «тогда Минюст все четыре месяца и отвечал». Быстрее всего ЕСПЧ рассматривает дела об эвтаназии (одно из них было рассмотрено за шесть дней), «однако это вопросы жизни и смерти, когда суд реагирует быстро», поясняет юрист Кирилл Коротеев: «Гипотетически можно представить, что до 5 января суд выносит решение, но оно все равно будет не окончательным, потому что три месяца дается России на подачу апелляции. Поэтому при всех скоростных рассмотрениях жалоб Навального – что понятно, поскольку он выбран для персонального преследования, – нельзя представить, чтобы это решение было вынесено к президентским выборам».

Навальный оказался на периферии политической повестки, что связано с выдвижением в президенты кандидатов-шоуменов и отсутствием ярких расследований ФБК, считает директор по исследованиям ИСЭПИ Александр Пожалов. Оппозиционеру важно ускорить решение ЕСПЧ, но Россия вряд ли будет делать какие-то шаги для этого и решение будет только в следующем году, полагает эксперт. «Перед Навальным стоит вопрос, как юридически выдвигаться, чтобы он мог предъявить ЦИК реальные, оформленные по закону подписи избирателей. Только так он покажет власти, что за ним есть реальная база общественной поддержки, и это позволит ему оспаривать легитимность выборов без его участия», – рассуждает Пожалов. Но в случае самовыдвижения, напоминает он, Навальный должен к началу января зарегистрировать инициативную группу и уже на этом этапе, т. е. до сбора подписей, его ждет неминуемый отказ ЦИК из-за судимости. При этом деятельность единственной партии, которая могла бы его выдвинуть – «Демократического выбора», – парализована из-за внутреннего конфликта, а с «Парнасом» Навальный разругался сам, подчеркивает эксперт. По его мнению, дело о недопуске Навального к выборам тоже будет рассматриваться в европейских судах, но «это будет процесс скорее важный для западного общественного мнения». Оппозиционеру нужно возвращаться в федеральную повестку и самое действенное – это какое-то расследование, считает Пожалов: «Удобный тайминг – начать новый год с расследований в отношении исполнительной власти или представителей госкорпораций, в том числе и потому, что к февралю США огласят новый санкционный список, который с опаской ждет российская элита. Либо представить расследование весной, когда будет формироваться правительство, чтобы повлиять на назначения».

На нынешнем этапе кампании Навальный менее заметен, согласен политолог Николай Петров: «Он сдержаннее в заявлениях, поскольку у него есть не до конца оформившаяся, но серьезная группа сторонников, а любое резкое движение может их оттолкнуть. Поэтому и [Григорий] Явлинский, и [Ксения] Собчак делают более резкие заявления – например, по теме Крыма. Пока Навальный выглядит как политик одной яркой темы, но и ее пытается отнять Кремль. А кандидат в президенты не должен быть политиком одной темы». Для Навального эти выборы – не возможность стать президентом, а необходимость раскрутить себя как политика федерального уровня, считает эксперт: «Сегодня он уже получил от выборов, в которых не может участвовать, больше всех, и вряд ли что-то изменилось бы, если бы его имя было в списке. Его задача – все время демонстрировать своим сторонникам и Кремлю, что он активен и присутствует везде. У него есть инфраструктура, волонтеры, люди, готовые отдать за него подписи, – такого результата не может продемонстрировать никто, в том числе и основной кандидат».

Читать ещё
Preloader more