Статья опубликована в № 4490 от 19.01.2018 под заголовком: Все будет нехорошо

Россию ждут изоляционизм, усиление репрессий и продление «эпохи Путина»

Политологи на Гайдаровском форуме поделились прогнозами на ближайшее будущее
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Ближайшие шесть лет могут ознаменоваться принятием законов, позволяющих Владимиру Путину остаться у власти и после 2024 г. К такому выводу пришли в четверг участники дискуссии «Политические тенденции: оценки, анализ, прогноз», прошедшей в рамках Гайдаровского форума.

По мнению политолога Владимира Гельмана, ждать в 2018 г. масштабных перемен не стоит, скорее это будет год подготовки к переменам – в частности, к принятию новой Конституции или выработке «новых правил, которые позволят сохранить нынешнему главе государства бразды правления так долго, как это возможно». Пока же страна будет развиваться по прежним тенденциям: изоляционизм, усиление «селективных репрессий», нагнетание информационного фона, считает эксперт. Чтобы президент не превратился в «хромую утку», власти нужно запускать новый серьезный процесс – «перехода власти от Путина-президента к Путину-вождю», согласен профессор ВШЭ Николай Петров. Элита, по его словам, уже согласилась с правилами репрессивной игры, новый стандарт – восемь лет тюрьмы, которые дали экс-директору ФСИН Александру Реймеру и бывшему министру экономразвития Алексею Улюкаеву: «Репрессии должны быть точечными и наказывать не самых виноватых, а достаточно случайных людей».

Бедность и коллективный преемник

«Нас ждет два года инерционности с прорывами в регионах, где не платят зарплату, к примеру. Страна же будет потихоньку продолжать деградировать», – предсказывает политолог Дмитрий Орешкин. В глазах большинства Путин не нуждается ни в какой дополнительной легитимности, уверен социолог Алексей Левинсон: «Эта часть общества психологически адаптирована к нынешней ситуации – когда Россия «окружена кольцом врагов». Такую ситуацию можно законсервировать. Но этих же людей можно без каких-либо политических трансформаций сделать сторонниками улучшения отношений с Западом, и это будет поддержано с тем же уровнем искренности».

Уровень бедности в стране – 13,8%, но «эти люди живут не в бедности, а в нищете, в бедности живет гораздо больше людей», отметила профессор Московской высшей школы социальных и экономических наук Татьяна Ворожейкина. Она также напомнила о выступлениях дальнобойщиков, валютных заемщиков, обманутых дольщиков, людей, которые требуют от власти социальной справедливости, и предупредила: «Когда они не получат то, что хотят, они могут взяться за топоры и вилы». «Бесконечные разговоры о цифровизации на фоне существующего уровня бедности – это уведение разговоров в сторону. Когда в Сбербанке будет все роботизировано, к каждому роботу будет приставлено по два мальчика-консультанта, чтобы показывать бабушке, в какую кнопку тыкать», – добавил эксперт Московского центра Карнеги Андрей Колесников. По его мнению, у Путина будет «не преемник-человек, а преемник-поколение»: «Мы строим династический госкапитализм, страну передают как актив своим детям, что мы видим на примере силовиков и их детей». При этом население привыкло к негативной адаптации, «снижение на ступеньку вниз воспринимается нормально, потому что может быть еще хуже», подчеркнул эксперт.

Инерция и репрессии

Эксперты также дали свои прогнозы на 2018 г. Так, Гельман ожидает усиления точечных репрессий, под которые попадут неожиданные фигуры и организации. Петров прогнозирует негативные решения, которые власть откладывала из-за большого разрыва между думскими и президентскими выборами. Левинсон советует ожидать эксцессов, связанных с ультрапатриотическими силами. Впрочем, у президента есть возможность и для маневра в сторону либерализации, считает социолог: «Если ею воспользоваться, то можно поймать исторический шанс».

Власть, наоборот, всячески дает понять, что не заинтересована в инерционном сценарии, уверяет политолог Дмитрий Орлов, не участвовавший в дискуссии на форуме: «Финансовые и политические власти говорят о необходимости стимулирования экономического роста, модернизации управления и обновления элиты. И дело не только в словах. Путин эмоционально за перемены, за более динамичное развитие». При этом президент был и остается сторонником сохранения важнейших норм Конституции, убежден эксперт: «Наиболее характерен «казус третьего срока»: в 2007 г. значительная часть элиты требовала, чтобы Путин пошел на третий срок и была изменена Конституция. Президент же предпочел соблюдение конституционных норм. Нет оснований полагать, что в 2024 г. он предпочтет другую логику». Путин сохранит влияние на политику и после 2024 г., но не заинтересован делать это путем изменения конституционных норм или кардинальной ломки системы госуправления, резюмирует Орлов: «Всегда будут группы элиты, заинтересованные в неконституционном продлении срока полномочий Путина, но их влияние невелико, и они не опираются на общественный запрос. Поэтому опасения, которые высказывают представители интеллектуальной элиты, скорее можно отнести к фобиям, чем к рациональному прогнозу».