ЕСПЧ принял жалобу Навального на решение по иску экс-чиновника Кремля

Суд посчитал оскорблением оценочное суждение, считает оппозиционер
Полемика завязалась в ходе кампании по выборам мэра Москвы, в которой Навальный принимал участие /Сергей Портер / Ведомости

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) коммуницировал жалобу политика Алексея Навального на решение Люблинского суда Москвы, который в феврале 2014 г. обязал его выплатить по иску о защите чести и достоинства компенсацию в 100 000 руб. руководителю Фонда развития гражданского общества, бывшему начальнику Управления внутренней политики президента Константину Костину. Об этом сообщил юрист «Международной Агоры» Дамир Гайнутдинов, представляющий Навального в ЕСПЧ. Костин посчитал, что оппозиционер оскорбил его записью в своем блоге от 26 сентября 2013 г., когда назвал политтехнолога «аферистом», а возглавляемый им фонд – «специализирующимся на всякой чернухе, подделках, фальсификациях». Суд первой инстанции встал на сторону истца, но снизил сумму исковых требований с 3 млн до 100 000 руб. Мосгорсуд решение подтвердил и даже увеличил компенсацию в 5 раз. Навальный с таким решением не согласен: он утверждает, что речь идет о публичной полемике, в которой он всего лишь высказывал свое мнение, а российские суды не увидели различия между утверждениями о фактах и оценочными суждениями.

Теперь ЕСПЧ интересуется у российских властей, не нарушило ли это решение право заявителя на свободу слова. ЕСПЧ также хочет знать, учитывали ли национальные суды контекст, в котором были сделаны эти заявления, и насколько оправданным было пятикратное увеличение суммы компенсации.

Гайнутдинов напоминает, что полемика завязалась в ходе кампании по выборам мэра Москвы, в которой Навальный принимал участие, а Костин выступал на стороне его главного оппонента, действующего мэра Сергея Собянина. В выражениях не стеснялись обе стороны, а слово «аферист» было использовано не в качестве утверждения, а в качестве оценочного суждения, настаивает юрист. Он добавляет, что ЕСПЧ в своих решениях по делам о диффамации обычно указывает: даже если факт нарушения подтвержден, компенсационные выплаты не должны быть разорительными. Гайнутдинов уверен, что решение по делу Навального имело «охлаждающий» эффект для многих других.

Съезд отменен

Запланированный на 3 марта учредительный съезд новой партии Алексея Навального отменен, сообщил политик на своем сайте: по его словам, арендодатель, у которого они сняли помещение, в последний момент расторг договор. «Как бы ни было нам жалко денег, потраченных на приезд делегатов, будет еще хуже, если мы проведем съезд, например, у нас в офисе (изловчимся), а потом будем доказывать в суде про форс-мажор и незаконный отказ», – написал Навальный. Его пресс-секретарь Кира Ярмыш пояснила «Ведомостям», что заявка в Минюст была подана на конкретное место и провести съезд могли только там. Еще до съезда партия Навального лишилась имени: название «Партия прогресса» взяла себе партия «Гражданская позиция», которая провела съезд и внесла соответствующие изменения в устав.

Костин говорит, что добивался прежде всего создания прецедента, а не разорения соперника. Он до сих пор не обратился в службу судебных приставов за исполнением решения суда, а лишь передал, что ожидает от Навального предложений по выплате компенсации, подчеркивает политтехнолог: «Я не тороплюсь, но коль скоро мы говорим о создании института репутации, то следует иметь в виду: он не может возникнуть в условиях, когда вы можете распространять любую ложь – а когда будет доказано, что это ложь, то заплатите за это 20 000 руб.». В ходе политической дискуссии можно использовать любые оценки, согласен Костин, но нельзя искажать факты, а именно это и сделал Навальный, слишком болезненно отреагировав на результаты расследования о его бизнесе в Черногории. Костин напоминает, что спорные высказывания были сделаны уже после окончания избирательной кампании, при этом результат Навального на выборах (2-е место с 27% голосов) политтехнолог публично оценивал как очень успешный.

Руководитель аппарата уполномоченного России в ЕСПЧ Андрей Федоров подтвердил, что вопросы получены и ответ будет дан в установленные сроки – на это у российской стороны есть три месяца.