Статья опубликована в № 4563 от 10.05.2018 под заголовком: Говорить об истории опасно

Неканоническое толкование истории становится рискованным делом

Эксперты «Агоры» изучили практику ограничения свободы исторического слова
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Высказывания по поводу исторических событий все чаще грозят россиянам привлечением к ответственности – как сами по себе, так и в качестве формального повода для преследования оппозиционно настроенных граждан или организаций. Об этом говорится в докладе международной правозащитной группы «Агора» «Россия против Истории. Наказание за пересмотр», который публикуется в четверг. За последние 10 лет аналитики «Агоры» насчитали не менее 100 случаев ограничения свободы слова, в которых в том или ином виде присутствует исторический элемент. Наибольшую их часть (41 случай) составляют запреты книг и интернет-публикаций. Зафиксировано также 17 случаев уголовного преследования: в одном из них дело прекращено за давностью, но в 16 других обвиняемые признаны виновными.

Первые системные попытки контролировать культурное пространство под предлогом защиты истории государство начало предпринимать еще при президенте Дмитрии Медведеве, напоминают авторы доклада: в 2009 г. он учредил комиссию по противодействию фальсификации истории в ущерб интересам России. А в 2014 г. в Уголовный кодекс включили специальную норму о реабилитации нацизма (ст. 354.1). Как показывает практика, эта статья применяется как к явно оскорбительным высказываниям, эксплуатирующим символику нацистов, так и к обычным рассуждениям о роли СССР во Второй мировой войне и о тесном сотрудничестве сталинского Союза и гитлеровской Германии, отмечают эксперты. В 2014 г. приговоров по этой статье не выносили, но в 2017 г. были осуждены уже восемь человек. Например, в мае 2017 г. в Волгограде возбудили уголовное дело в отношении координатора Фонда борьбы с коррупцией Алексея Волкова – в связи с публикацией в соцсетях коллажа, на котором изображался монумент «Родина-мать» с лицом, окрашенным зеленкой. Это был намек на нападения провластных активистов на оппозиционеров с использованием зеленки, но следствие квалифицировало его как осквернение символа воинской славы России (все та же ст. 354.1).

С 2012 г. почти в 9 раз выросло число дел по ст. 20.3 Кодекса об административных правонарушениях «пропаганда либо публичное демонстрирование нацистской и другой запрещенной символики» – даже если эта символика фигурирует на исторических фотографиях. Арестовывать по ним стали вдесятеро чаще. Так, в Смоленске оштрафовали Полину Данилевич, выложившую в соцсети фотографию своего дома времен немецкой оккупации, а в Краснодаре – Юлию Усач, опубликовавшую советские карикатуры времен войны.

Ужесточение наказания за «неканоническую» трактовку истории связано с общей политикой ограничения свободы слова, уверен аналитик «Агоры» Дамир Гайнутдинов: в СССР власть рассматривала историческую науку как инструмент пропаганды, сейчас же патриотизм оказался чуть ли не единственной альтернативой реальным успехам. Поэтому наказуемой становится любая попытка развенчать мифы и снизить пафос – вне зависимости от истинности или ошибочности прозвучавших утверждений. В этом смысле очень показателен приговор, вынесенный жителю Минусинска за оскорбление георгиевской ленточки, хотя, строго говоря, она не относится к атрибутам советской армии времен войны, подчеркивает эксперт.

Георгиевская ленточка в каком-то смысле даже важнее флага, согласен директор центра «Сова» Александр Верховский. Этот символ не столько исторический – он используется в контексте актуальной политической дискуссии, поясняет эксперт. Российский политический режим нельзя назвать идеологическим, но какие-то элементы идеологии он использует, и все более активно. Один из основных – культ Победы, ведь, по сути, это единственный исторический момент, по которому есть консенсус власти и общества, на него просто грех не опереться, считает Верховский. А значение, которое государство придает историческим событиям, проецируется и на репрессивную политику.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more