Алексея Малобродского второй раз не отпустили из СИЗО

Вместо этого экс-директора «Гоголь-центра» пришлось доставить в реанимацию
У адвокатов продюсера был один довод: состояние здоровья Малобродского оценивается не просто как очень плохое – речь идет фактически об угрозе его жизни / Сергей Бобылев / ТАСС

Басманный суд в четверг отказался рассматривать повторное ходатайство следствия о переводе экс-директора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского из СИЗО под домашний арест. Судья Елена Ленская объяснила такое решение тем, что предыдущий отказ не вступил в законную силу, так как был обжалован в Мосгорсуде. Все дополнительно возникшие у следствия доводы следователь может изложить в Мосгорсуде, заявила судья, практически слово в слово повторив доводы прокурора Анны Потычко.

У адвокатов продюсера был один довод: состояние здоровья Малобродского оценивается не просто как очень плохое – речь идет фактически об угрозе его жизни. «Ожидание смерти подобно», – доказывала адвокат Юлия Лахова. «То, что вы делаете, – это покушение на убийство! Вам будет стыдно!» – крикнул прокурору Малобродский, которому стало плохо прямо в зале суда.

133 млн рублей

Малобродский вместе с режиссером и художественным руководителем «Гоголь-центра» Кириллом Серебренниковым обвиняются в хищении бюджетных средств при подготовке проекта «Платформа». Следствие считает, что режиссер и его знакомые похитили 133 млн руб. По делу проходят также гендиректор «Седьмой студии» Юрий Итин, бывший главный бухгалтер «Седьмой студии» Нина Масляева, продюсер «Седьмой студии» Екатерина Воронова и директор Российского академического молодежного театра Софья Апфельбаум. Дело Масляевой выделили в отдельное производство, так как она признала вину и дала показания на бывших коллег.

Приставам пришлось его оттуда практически выносить, однако лечащего врача Ярослава Ашихмина (он присутствовал в зале) к Малобродскому так и не пустили: еще несколько часов после заседания суда тот провел в конвойном помещении. Решение о госпитализации было принято только в конце дня, после приезда третьей по счету «скорой».

По словам Ашихмина, который осматривал своего подопечного 4 мая, еще тогда у него наблюдались признаки стенокардии, а сейчас речь идет уже об острой сердечной недостаточности и есть все основания подозревать инфаркт. Если его не госпитализировать, то риск смерти составляет от 30 до 50%, сказал Ашихмин. «Малобродского необходимо госпитализировать в клинику, в которой есть кардиореанимация с коронарографией, а не в 20-ю больницу, куда попадают обитатели СИЗО. По моему мнению, это одна из худших клиник в Москве», – сказал врач. Но именно в 20-ю больницу, по данным пресс-службы суда, Малобродского и повезли.

Адвокаты Малобродского не берутся объяснять позицию прокуратуры, которая и в прошлый раз категорически возражала против его перевода под домашний арест (обстоятельства не изменились с момента последнего продления срока содержания под стражей, настаивала она. – «Ведомости»). Защитники отмечают, что следователь может самостоятельно изменить меру пресечения на подписку о невыезде, – сейчас главное, чтобы их подзащитный смог дожить до 21 мая, когда Мосгорсуд планирует рассмотреть апелляционную жалобу на отказ Басманного суда.

Это совершенно нестандартная ситуация, когда следствие о чем-то просит суд, а тот не соглашается, отмечает адвокат Владимир Жеребенков. Он объясняет происходящее тем, что все боятся принять на себя ответственность за такое решение: дело громкое, если фигуранта отпустят – в этом сразу же заподозрят коррупционную составляющую. На самом деле следователь вправе сам выпустить обвиняемого под подписку о невыезде, для этого ему не нужно обращаться в суд. Домашний арест для следователя, разумеется, комфортнее: ответственность за подозреваемого несет ФСИН, она же его доставляет на допросы. Ну а у судьи тоже нет никакого резона брать ответственность на себя, отмечает эксперт, ведь пребывание в СИЗО – это всегда торг с обвиняемым за нужные показания.