Эксперты о новой структуре правительства: перемены носят декоративный характер

Политологи считают, что настрой на стабильность будет все меньше соответствовать ожиданиям общества
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

15 мая Владимир Путин своим указом утвердил представленную Дмитрием Медведевым новую структуру правительства. Наиболее значимым изменением стало разделение Минобрнауки на два ведомства: Министерство науки и высшего образования и Министерство просвещения.

Михаил Виноградов, политолог

«Правительство в его нынешней слабой субъектности в целом удовлетворяет политическое руководство. Оно не собирает особых ожиданий и не слишком активно в привлечении негатива. Там, где негатив несколько зашкаливает, - например, в спорте или науке - идет ротация, призванная выглядеть как извлечение уроков из конфликтных ситуаций. Так, на спорт поставили Ольгу Голодец с пониманием, что больших прорывов в спорте не будет, но она не будет притягивать к себе избыточный негатив просто собственными талантами».

Аббас Галлямов, политолог

«Чем чаще Путин использует слова «обновление» и «рывок» в своей риторике, тем более консервативным он становится в реальных делах. Новых лиц в правительстве пока не появилось, структура тоже сохранена прежней - те перемены, что произошли, носят в основном декоративный характер. Очевидно, что новый срок Путина пройдет под лозунгом «Минимум перемен, да здравствует стабильность!» Такой настрой будет все меньше соответствовать ожиданиям общества, которое все больше хочет каких-то изменений».

Михаил Гельфанд, замдиректора Института проблем передачи информации РАН, один из основателей сообщества «Диссернет»

«Разделение Министерства образования на первый взгляд выглядит разумным: сочетание управления фундаментальной наукой и детскими садами в одном ведомстве выглядело странно. Отчасти это выглядит как задуманная еще прежним министром образования Дмитрием Ливановым реформа РАН, в которой не было Федерального агентства научных организаций (ФАНО, в новой структуре правительства упраздняется. – "Ведомости"), а распорядительные функции передавались министерству. Другое дело, что в нашей стране подобные преобразования нередко призваны не улучшить управление, а достичь каких-то иных целей. Недаром во времена хрущевских административных преобразований шутили, что Министерство путей сообщения разделят на "министерство туда" и "министерства сюда". В нашей системе госуправления важнее не само разделение, а персоналии, которые возглавят эти министерства».

Павел Кудюкин, эксперт по госуправлению

«В принципе, разделение науки и высшего образования с общим образованием логично, учитывая стремление нынешних управленцев сблизить фундаментальную науку с вузами, но этот вопрос представляется второстепенным. Вопросами образования и науки в последние 30 лет занимались разные ведомства и в разных конфигурациях. Важнее, какую политику в области науки и образования будут проводить новые министры, какими окажутся их полномочия. Неясны и функции Министерства просвещения, поскольку вопросы общего и профессионального образования переданы в ведение регионов».

Виктор Болотов, академик Российской академии образования, бывший первый замминистра образования

«Сама идея [разделения Минобрнауки] представляется разумной, такая структура управления наукой действовала в начале 1990-х гг., когда работали Министерство просвещения и Госкомитет по высшему образованию, это было нормальное разделение обязанностей. Кроме того, правильно разрешена проблема передачи Рособрнадзора в ведение правительства, что исключит конфликт интересов. Теперь эффективность деятельности министерств во многом зависит от первых лиц».

Аскольд Иванчик, заместитель председател Совета по науке при министерстве образования и науки

«О разделении министерства давно говорили. В целом это неплохо, и особенно хорошо, что вузы остались в министерстве, ответственном за науку. Однако это еще один нежелательный шаг в сторону того, что наукой будут управлять не ученые, а чиновники. Если при ФАНО у Академии наук еще сохранились некоторые рычаги влияния на управление институтами, то теперь их будет меньше: все будет определять министерство – и принцип «двух ключей» вряд ли будет действовать. Важно будет, кто станет министром науки и высшего образования. Если это будет ученый, связанный с Академией и институтами, – хорошо, если чиновник – положение ухудшится».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать