Статья опубликована в № 4642 от 30.08.2018 под заголовком: Конкуренция не нужна

Россиянам политическая конкуренция не нужна

Фонд развития гражданского общества рассортировал выборы губернаторов по уровню предсказуемости
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Отсутствие конкуренции на выборах губернаторов предопределено: люди выбирают назначенцев президента, у оппозиции нет достойных кандидатов, а выборы не востребованы избирателями. Об этом говорится в докладе близкого к Кремлю Фонда развития гражданского общества (ФоРГО). Большинство выборов в 2012–2017 гг. проходили по доминантному сценарию, когда победители были известны заранее, и только в 10 из 76 регионов результаты кандидатов власти оказались ниже ожидаемых. А в 2015 г. в Иркутской области коммунист Сергей Левченко даже победил врио губернатора, единоросса Сергея Ерощенко.

Сомнительные выборы

В 2018 г. по доминантному сценарию проходят все выборы губернаторов, констатируют эксперты, но конкурентность минимизируют не только злоупотребления муниципальным фильтром. Превосходство кандидатов власти задается, например, авторитетом президента, который, назначая врио губернаторов, по сути, выдвигает их на выборы. А системная оппозиция не располагает кадрами, которые могли бы убеждать региональные элиты. Более того, конкурентность на выборах зачастую не востребована избирателем, уверяют эксперты: люди относятся к выборам формально, отсюда и такая низкая явка. А редкие конкурентные сценарии связаны с не погашенными вовремя внутрирегиональными конфликтами, и за шесть лет стало ясно, что «искусственное стимулирование конкуренции бессмысленно и даже деструктивно».

Все кампании эксперты разделили на несколько категорий. «Предопределенно-доминантные» выборы будут в Москве и Подмосковье, Красноярском крае, Кемеровской и Тюменской областях, где у губернаторов просто нет оппонентов. «Рукотворно-доминантные» выборы пройдут в Новосибирской, Орловской, Омской и Амурской областях, Хакасии и Якутии. При этом выборы во Владимирской области, Хакасии, Якутии и Алтайском крае будут «некомфортными», несущими риски для власти.

ФоРГО не утверждает, что выборы не нужны, говорит участвовавший в подготовке доклада Виталий Иванов: «Но, на сугубо мой личный взгляд, их избыточность очевидна. Они отвлекают много времени и ресурсов, порой провоцируют элитные конфликты. Необходимость проводить выборы усложняет процесс обновления кадров. Назначенца, допустившего ошибки или дискредитировавшего себя, можно быстро снять и заменить на нового. А сейчас приходится ждать выборов, придумывать какие-то популистские проекты ради повышения известности и рейтинга, тратить много бюджетных денег».

Изменения в политсистеме должны происходить редко, поэтому, пока не пройдет 10 лет после возвращения губернаторских выборов, говорить об их отмене рано, возражает руководитель ФоРГО Константин Костин: «Мы говорим, что не должно быть искусственной конкуренции, что сильные кандидаты должны попадать на выборы, что надо смягчать муниципальный фильтр. Конкурентность должна быть естественной». Многие партии отказались выдвигать сильных кандидатов, но для части из них причиной стал размен, напоминает он: «В Новосибирске мэр-коммунист Анатолий Локоть не пошел в губернаторы, но тут вопрос: что важнее для КПРФ – действующий мэр такого города или его участие в выборах при неясном результате?»

Правило Деда Мороза

Костин выдает желаемое за действительное, считает зампред КПРФ Юрий Афонин: «Наличие муниципального фильтра создает регулируемость некоторых проблем, у власти есть возможность отсекать заведомо сильных кандидатов». Пока фильтр не будет отменен, «определенная убогость» выборов будет обеспечена, говорит коммунист: «Но это не значит, что нет определенной конкуренции – например, в Амурской области». Кандидат в мэры Москвы от ЛДПР Михаил Дегтярев тоже не согласен с экспертами: «Достойные кандидаты есть у ЛДПР – несколько десятков готовых губернаторов с хорошим уровнем подготовки и образования». Он отмечает, что в партии фиксируют эффект роста протестных настроений: «Конкуренция будет расти, протестный потенциал, подогретый пенсионной реформой, колоссальный. Даже если часть людей не придет на выборы, напряжение в обществе никуда не денется, и при определенных раскладах это приведет в политику новые лица».

«Не согласен ни с одним выводом» доклада и политолог Александр Кынев: «В массовом порядке не допускаются кандидаты, которые могут представлять значимую угрозу и получить реальную поддержку избирателей. Так что это не результат отсутствия кандидатов, они как раз есть, как и избиратели. Просто у людей нет возможности проголосовать за кандидатов, которые могли бы действительно составить конкуренцию». Сейчас кандидатов не допускают самыми разными способами, используя муниципальный фильтр, давление на партии, предлагая какой-то размен, перечисляет эксперт: «Но из года в год мы видим ситуацию, когда власть сама не допускает сильных кандидатов на выборы».

Есть хороший анекдот, иллюстрирующий эту ситуацию, говорит политолог Андрей Колядин: «В бедную африканскую страну прилетает Дед Мороз, возле трапа голодные дети интересуются, привез ли он им подарки. Дед Мороз спрашивает: «А хорошо ли вы ели»? Дети: «Плохо». Дед Мороз: «А, ну если плохо кушали, то никаких подарков». Выборы были бы востребованы, если бы была конкуренция, но смысла ходить на них нет – выиграет тот, на кого укажет власть, продолжает эксперт: «Влияние президента таково, что его поцелуя в лоб молодого технократа достаточно, чтобы того избрали. Потому что сразу после этого в регион прилетают министры, привозят злато и начинают его разбрасывать. Но рог изобилия заканчивается после выборов, и губернаторам надо работать с тем, что есть». Для политиков-харизматиков всегда есть муниципальный фильтр, добавляет Колядин: «Как только возникнет ситуация, когда нужны будут харизматики, они сразу же появятся. Чиновники смотрят на власть преданно, но они не те, кто ведет за собой массы и помогает решить проблемы. А такие люди нужны и властям, в первую очередь во время проведения непопулярных реформ».-

Читать ещё
Preloader more