Статья опубликована в № 4695 от 14.11.2018 под заголовком: Технические кандидаты станут политическими

Кремль может изменить порядок отбора оппозиционных кандидатов в губернаторы

Как минимум один из них должен иметь управленческий опыт, считают в администрации

После ряда побед «технических» кандидатов на осенних губернаторских выборах в администрации президента обсуждаются варианты, как этого избежать в будущем. Один из выводов – Кремль должен пристальнее следить за отбором кандидатов и не отдавать это на откуп губернаторам, говорят три человека, близких к администрации. Как один из вариантов обсуждается выдвижение в регионах с протестными настроениями опытных оппозиционеров, которые в случае победы могли бы справиться с управлением, добавляют два собеседника.

Политики вместо клоунов

Вторые туры осенью прошли в четырех регионах, и в трех из них победила оппозиция: депутат Госдумы от ЛДПР Сергей Фургал выиграл в Хабаровском крае, его однопартиец Владимир Сипягин – во Владимирской области, а главой Хакасии стал коммунист Валентин Коновалов. В Приморье при подсчете голосов тоже долго лидировал коммунист Андрей Ищенко, но итоги выборов были признаны недействительными из-за нарушений. Все эти кандидаты считались техническими: их утверждали штабы губернаторов и согласовывала администрация президента, поясняют собеседники, близкие к администрации. Везде, кроме Приморья, были стратегии референдумного голосования, они не сработали, поясняет один из собеседников: «Губернаторы до последнего не верили в социологию, не вели перед первым туром активную кампанию. Кроме того, они считали, что у них все в руках, поскольку какие-то группы влияния сказали за них нужные слова».

Система дала сбой, но ее сила в том, что даже неприятную ситуацию можно исправить, отмечает собеседник. Хотя все будет зависеть от конкретного региона, оговаривается он: «Где-то губернатор все контролирует, а где-то либо сильны протестные настроения, либо новый губернатор еще не успел взять все под контроль, поэтому Кремль должен иметь возможность маневра. Например, в Хакасии губернатор выбрал себе в соперники Коновалова, хотя КПРФ могла выставить более сильного кандидата». В пример собеседник приводит Челябинскую область, где соперником губернатора Бориса Дубровского осенью 2019 г. мог бы стать депутат Госдумы от «Справедливой России» Валерий Гартунг.

Пока окончательного решения нет, но согласование вторых кандидатов будет «пристальнее», подтверждает еще один человек: «На этих выборах изначально была идея, что если кандидаты – клоуны, то даже за самого непопулярного губернатора проголосуют, потому что больше не за кого, – это не подтвердилось. Поэтому лучше, чтобы выиграл человек с политическим и управленческим опытом, который понимает, как власть устроена». Другой человек, близкий к администрации, говорит, что такая идея есть, но не факт, что она будет реализована: «Техники» все равно будут. Такой подход не везде может применяться – все зависит от региона, набора игроков и их реального веса. Есть риск, что если выставить сильного депутата или сенатора, то губернатор будет заниматься их планомерным уничтожением. Опытные турнирные бойцы могут выпить всю кровь, тогда у нас везде будут вторые туры».

Вторые вместо первых

Называть победивших кандидатов техническими неправильно, уверяет зампред Госдумы от ЛДПР Игорь Лебедев: «Фургал прошел путь от регионального депутата до Госдумы, губернаторство было его мечтой. Возражений насчет этих людей у губернаторов не было, поскольку они были уверены в своей устойчивости. Процесса согласования как такового тоже нет, так как у власти есть орудие – муниципальный фильтр». Техническим кандидатом был только Сипягин, считает зампред ЦК КПРФ Юрий Афонин: «Фургал – сильный политик, Ищенко ни с кем не согласовывали, Коновалова я лично уговаривал идти на выборы, мы бы в любом случае его выдвинули». Гартунг говорит, что пока не планирует выдвигаться: «Не хочу тратить жизненные силы, так как меня все равно не зарегистрируют, а если зарегистрируют, я выиграю. Если ситуация поменяется, будем думать». Партии надо выдвигать сильных кандидатов там, где это возможно, уверен эсер: «В выборах надо активно участвовать: КПРФ и ЛДПР активничали – вот и получили регионы».

Нет проблемы технических кандидатов, есть проблема подготовленности оппозиционеров к руководству, их общей адекватности и неожиданной финальной консолидации протеста вокруг кандидатов «второго эшелона», считает политолог Дмитрий Орлов: «Проблему подготовленности должны решать «большие партийные машины» оппозиции, а проблему неожиданного протестного голосования – политтехнологи власти».

Вариант хотя бы с двумя кандидатами с более-менее нормальным управленческим опытом имеет смысл, полагает руководитель ИСЭПИ Дмитрий Бадовский: «Это требует формирования полноценной системы рекрутирования элит, где почти обязательным условием является специальное элитное образование. Но риски олигархизации политики и искажения смысла демократической процедуры тут тоже есть». Ведь одних управленческих умений тоже недостаточно, в публичной политике нужны соответствующие способности и навыки, добавляет эксперт: «Представитель власти может быть хорошим управленцем, но против него будут голосовать, потому что он не умеет общаться с людьми. Важно, чтобы у всех системных партий росли публичные политики, проходя разные уровни выборов – начиная с муниципальных».

Выстроить кампанию так, чтобы кандидат гарантированно был вторым, крайне сложно, считает руководитель Фонда развития гражданского общества Константин Костин: «Если с ним договариваются, чтобы он не вел активную кампанию, то может появиться третий кандидат, если же второй ведет кампанию активно, то это ухудшает шансы основного кандидата. Это замкнутый круг».

Власть загнала себя в тупик, проведя выборы по модели, существовавшей до протестных настроений, говорит политолог Николай Петров: «До 2005 г. была модель негативной селекции, когда выбраковывались кандидаты, не устраивающие Кремль, а остальные реально соревновались. В итоге были конкурентные выборы, и это устраивало Кремль». После возвращения прямых выборов в 2012 г. появилась модель позитивной селекции – Кремль указывал на человека, который должен победить, продолжает эксперт: «Но нынешние выборы показали, что в условиях протестных настроений возможен не только проигрыш нужного власти кандидата, но и победа неизвестной фигуры». Выдвижение сильных соперников – это другая модель выборов и пока ничто не указывает на ее реализацию, добавляет Петров: «В Приморье Кремль повторяет прежнюю модель, там просто лучше исполнитель главной роли и больше вкладывается денег, но это не значит, что вновь не наступят на грабли. Так что пока, кажется, Кремль в плену представлений, что что-то недокрутили политтехнологически, иначе бы все получилось».

Читать ещё
Preloader more