Статья опубликована в № 4697 от 16.11.2018 под заголовком: Арестант Навальный признан политическим

Почему Алексей Навальный победил в Страсбурге

Впервые с 2004 года россиянин смог доказать, что его преследуют по политическим мотивам
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Большая палата Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) в четверг признала политически мотивированными задержания и аресты политика Алексея Навального в 2012–2014 гг. Навальный был арестован семь раз за относительно короткий период и в первых четырех эпизодах действительно играл роль лидера, но не в пятом и шестом, отмечает суд. Но полиция все равно преследовала его и шестой арест имел скрытую цель «подавить этот политический плюрализм», уверены судьи. Таким образом, в отношении оппозиционера имело место нарушение ст. 18 Конвенции по правам человека (запрет ограничивать права человека для целей, прямо не предусмотренных законом) в сочетании с нарушением права на свободу собраний и личную неприкосновенность, считает ЕСПЧ. России следует принять общие меры, которые предотвратили бы подобные нарушения, настаивает суд.

В феврале 2017 г. ЕСПЧ присудил Навальному компенсацию в 63 700 евро за несколько задержаний и арестов после уличных акций 2011–2014 гг., но нарушение ст. 18 суд тогда не признал. Минюст России обжаловал это решение в Большой палате, настаивая, что права оппозиционера не нарушались. В январе 2018 г. в ЕСПЧ выступил сам Навальный. Сумму выплат Большая палата оставила неизменной: 50 000 евро за моральный ущерб, 1025 евро – за материальный и 12 653 евро компенсации на адвокатов и почтовые расходы.

Адвокат Навального Ольга Михайлова говорит, что все эти годы они добивались признания нарушения ст. 18, настаивая, что задержания и аресты проводятся не в целях правосудия, а по политическим мотивам. Важность этого решения в том, что оно вынесено в отношении России всего лишь во второй раз, отмечает Михайлова: «Это окончательное решение, его нельзя обжаловать. С точки зрения закона Россия должна его исполнить – должны прекратиться задержания и аресты людей, которые выходят на мирные акции протеста. Суды по таким делам должны быть справедливыми, а права задержанных – соблюдаться. Так что это решение касается общей ситуации для страны». По мнению адвоката, использование ЕСПЧ этой статьи связано с тем, что в России все больше произвола при задержании манифестантов.

ЕСПЧ уже давно пытается сформировать практику применения ст. 18, возражает пресс-служба российского Минюста. Постановление по жалобам Навального – одно из нескольких в ряду схожих недавних постановлений в отношении разных государств: например, в сентябре нарушение ст. 18 признано в деле против Азербайджана, а в конце 2017 г. – в деле против Грузии. При этом доводы Навального о том, что он стал жертвой преследования со стороны государства, были отвергнуты ЕСПЧ в пяти из семи рассмотренных эпизодов, подчеркивает Минюст, а нарушение ст. 18 установлено именно в тех двух эпизодах, по которым соответствующая жалоба даже не заявлялась. Кроме того, суд подтвердил снижение затребованной заявителем суммы компенсации почти в 3 раза. «Это демонстрирует обоснованность позиции властей России и ставит под сомнение аргументацию суда, который полагает, что днем человек может быть жертвой преследования, а вечером уже нет. Можно предположить, что именно поэтому постановление было принято судьями не единогласно», – подчеркивают в Минюсте. Он также сообщил, что выплата компенсации будет осуществляться в общем порядке, а среди уже принятых мер общего характера упомянул постановления пленума Верховного суда о митингах.

Попыткой переломить ситуацию почти без шансов на победу считает обжалование первого решения главный редактор журнала «Бюллетень ЕСПЧ» Юрий Берестнев. Среди членов Большой палаты больше критично настроенных к властям судей, и, когда в первой инстанции голоса о признании нарушения ст. 18 разделились как 4 к 3, это уже сулило России серьезные проблемы. Но вместо того чтобы «зафиксировать убытки», российские власти продолжили спор в более неблагоприятных условиях и с продолжением аналогичных политизированных действий, что создавало плохой внешний контекст, считает эксперт.

Статья 18 никогда не применяется самостоятельно, а только в связке с нарушениями других статей, напоминает руководитель Международной «Агоры» Павел Чиков. По его словам, ЕСПЧ осторожно использовал эту статью, но сейчас стал чаще обращать внимание на ее нарушение, т. е. внимательнее относиться к истинной мотивации ограничения прав и свобод: «В прошлом году Россия заняла 2-е место по числу жалоб участников протестов. Поэтому сейчас те заявители, которые указывали на нарушение ст. 18, имеют хорошие шансы». В России сформировались мощные юридические команды, которые могут вести сотни дел по митингам на национальном уровне и готовить жалобы в ЕСПЧ, напоминает Чиков: «Навальный же сегодня пробил брешь в плотине из тысячи подобных дел в ЕСПЧ – можно ожидать, что они будут рассматриваться в упрощенном порядке, быстро и без сомнений в обоснованности».

А вот адвокат Дмитрий Аграновский к решению ЕСПЧ относится с опаской: «Это может дать козырь сторонникам выхода России из-под юрисдикции ЕСПЧ или сторонникам пренебрежительного отношения к решениям суда». При этом задержаний на митингах меньше не будет – если бы подобные решения выносились в отношении других заявителей и так же регулярно, то это бы сказалось на практике, считает адвокат: «Противники участия России в ЕСПЧ говорят, что суд к Навальному неравнодушен: решения по нему принимаются быстрее, компенсации выше средних. Поднимая болезненные темы, ЕСПЧ никак не меняет политику в России в лучшую сторону, но ставит под угрозу тысячи заявителей из России – от чернобыльцев до неправомерно задержанных».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more