«Сами себе в ногу выстрелят». Что чиновники и бизнесмены думают об угрозе новых санкций

Мнения Силуанова, Грефа, Костина, Пескова и других
Это самые жесткие санкции из всех предлагавшихся до сих пор, указал республиканец Линдси Грэм /Ivan Sekretarev / AP

Группа американских сенаторов от республиканской и демократической партий вечером 13 февраля представила законопроект о новых санкциях в отношении России. Это самые жесткие санкции из всех предлагавшихся до сих пор, указал республиканец Линдси Грэм. Они призваны усилить экономическое, политическое и дипломатическое давление на Россию «в ответ на ее вмешательство в демократические процессы за рубежом, пагубное влияние в Сирии и агрессию против Украины, включая инцидент в Керченском проливе», говорится в пресс-релизе сенатского комитета по внешней политике.

Законопроект предполагает введение санкций против российского государственного долга, банков, нефтяных компаний, российских проектов по добыче сжиженного природного газа за пределами России и лиц, связанных с президентом Владимиром Путиным.

Антон Силуанов, министр финансов: 

«Если речь идет о [государственном] долге, я уже неоднократно говорил о том, что в первую очередь, действительно, мы видим обратный интерес к нашему долгу со стороны иностранных инвесторов. Это в первую очередь ударит по иностранцам. Сами себе в ногу выстрелят».

Германи Греф, президент Сбербанка: 

«Риски, конечно, увеличились. Мы видели это по реакции рынка: наши акции сразу, акции российских компаний припали, и рубль отреагировал на это. Я бы не хотел сейчас оценивать степень этих рисков. Пока крупнейшие банки там не числятся, и, насколько нам известно, каких-то конкретных планов на эту тему нет, но очень тяжело предсказывать течение политических процессов в США. Мы понимаем, что это политический процесс».

Андрей Костин, президент ВТБ:

«У нас есть план на случай санкций, будут санкции – будем его реализовывать. А нет – значит, живем своей жизнью»».

Сергей Кравченко, президент Boeing в России и СНГ: 

«Ситуация с санкциями в целом стабильности и предсказуемости в таком сложном и дорогом бизнесе, как аэрокосмический бизнес, не добавляет. Мы 25 лет работаем в России, у нас $27 млрд подтвержденных инвестиций: это и проекты на Урале с титаном, и инженерный наш центр, и, конечно, международная космическая станция. Хотелось бы, чтоб эти проекты продолжались. Для этого нужно, чтобы политическая погода не ухудшалась – она и так достаточно плохая, будем надеяться, что она не будет ухудшаться. У нас есть очень большая тревожность, но мы продолжаем работать».

Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента России:

«Всегда надо надеяться на лучшее, но готовиться к худшему. В данном случае – в случае настроений и в конгрессе, и в сенате США – надеяться на какое-то улучшение наших двусторонних отношений и надеяться хотя бы на устойчивую ремиссию болезни русофобии в данный момент не приходится. Мы видим ее проявление, это такая оголтелая русофобия, абсолютно эмоциональная, она не основывается на экспертных данных, иначе в подобных законопроектах не говорилось бы о какой-то дестабилизирующей роли России в Сирии, а, наоборот, признавалась бы решающая и ключевая роль России в спасении региона от терроризма».

Денис Перевезенцев, вице-президент по нефтегазовому сектору международного рейтингового агентства Moody’s: 

«Любые дальнейшие ограничения могут негативно отразиться на способности российских компаний создавать альянсы с зарубежными партнерами, негативно повлиять на способность наших компаний к воспроизводству минерально-сырьевой базы в долгосрочной перспективе».

Сергей Швецов, первый заместитель председателя Центробанка: 

«Даже если законы по санкциям будут приняты, у нас достаточно большой опыт работы в условиях санкций. Мы гораздо более подготовлены в области финрынка, чем другие страны, поэтому эффект, которые эти санкции оказывали в 2014 г., он будет сейчас гораздо меньше».

Александр Шохин, председатель Российского союза промышленников и предпринимателей:

«Когда начнут SWIFT отключать или такого рода системные санкции, тогда это будет очень чувствительно. А так – попадет какое-то количество лиц, принимавших, с точки зрения американцев, решение по задержанию судов украинских. Так я думаю, и рубль зря отреагировал так сильно».

Мария Захарова, официальный представитель Министерства иностранных дел:

«Говорить серьезно об очередных рассуждениях американских законотворцев в данном случае язык не поворачивается, потому что люди, которые творят законы, все-таки должны разбираться в праве не только внутреннем, но и международном».