Статья опубликована в № 4778 от 21.03.2019 под заголовком: Касым-Жомарт Токаев: Интерес к Казахстану огромный, ведь мы находимся в самом центре Евразии

Что известно о новом президенте Казахстана Касыме-Жомарте Токаеве

Назарбаев поставил временным преемником верного ему человека – консервативного чиновника, дипломата – специалиста по России и Китаю

15 июня 2011 г. Председатель правительства России Владимир Путин встречается с генеральным директором отделения ООН в Женеве Касым-Жомартом Токаевым Алексей Никольский

Еще в июне 2018 г. председатель сената Казахстана Касым-Жомарт Токаев в интервью BBC предположил (оговорившись, что это сугубо личное мнение), что Нурсултан Назарбаев не станет баллотироваться в президенты на выборах 2020 г. Он оказался формально прав. Назарбаев отказался от поста, но сохранил полноту власти. А самому Токаеву теперь предстоит исполнять обязанности президента до выборов.

Как Токаев познакомился с Бушами

Отец Токаева Кемель родом из семьи крестьянина-середняка села Кальпе Алма-Атинской (тогда – Талды-Курганской) области. После смерти матери и пропажи без вести отца они с братом оказались в детдоме. Брат погиб в 1942 г. подо Ржевом. В том же году со Сталинградской битвы начался боевой путь 18-летнего Кемеля. Он прошел войну в танковом десанте, а после нее выбрал путь журналиста и писателя. Его книги о Второй мировой, например «Солдат ушел на войну», и детективно-приключенческие произведения (в том числе «Таинственный след», «Происшествие в Саргабанде», «Последний удар») принесли ему всесоюзную известность в СССР. 17 мая 1953 г. в Алма-Ате у него родился сын Касым-Жомарт.

Токаев-младший в 1970 г. поступил в МГИМО, где, как рассказал «Ведомостям» его однокурсник, а сейчас доцент МГИМО Владимир Шишкин, прекрасно учился, выбрав в качестве основного иностранного языка китайский. Это неудивительно, учитывая торгово-экономические отношения Казахской ССР с КНР, говорит Шишкин. В последний раз они с Токаевым виделись два года назад, несмотря на высокий пост, тот, по словам Шишкина, остается простым в общении человеком, внимательным к собеседнику.

На четвертом курсе Токаев поехал на преддипломную практику в Китай. Там он впервые увидел Бушей, старшего и младшего: за пару лет до этого США открыли еще не посольство, но миссию связи, руководить которой поставили Буша-старшего. Тот повел себя необычно для высокопоставленного дипломата: ездил по Пекину на велосипеде с американским флагом и, к неудовольствию советского посла, частенько наведывался в посольство СССР поиграть в теннис – ведь там был единственный на всю китайскую столицу корт. Иногда Буш брал с собой сына. Никто и в мыслях не держал, что пройдут годы и Токаев будет обсуждать с обоими Бушами судьбы мира.

После окончания МГИМО Токаеву, к его удивлению, предложили поступить в штат МИДа – он совершенно не рассчитывал на такую завидную работу. Правда, определили его не в 1-й Дальневосточный отдел, а в отдел Юго-Восточной Азии, откуда он на четыре года убыл в командировку в Сингапур. После этого он возвратился к работе с Китаем, где провел в посольстве 6,5 года и добрался до поста советника. Тут наступил 1991 год, СССР развалился, и Токаев оказался гражданином другого государства.

Токаев разоружает Казахстан

Токаев продолжил строить карьеру дипломата в новой стране и с первых дней независимости работал плечом к плечу с Назарбаевым. «Токаев выгодно выделялся среди других «московских казахов» – так мы называли дипломатов – выходцев из МИД СССР (и других союзных структур). Как правило, они уезжали учиться в Москву сразу из дома, Алма-Ату практически не знали и были здесь чужие. Напротив, Касым-Жомарт Кемелевич был настоящим алмаатинцем во всех смыслах слова – по воспитанию и духу», – вспоминает его коллега на страницах журнала Expert Kazakhstan.

Республика Казахстан

Государство в Центральной Азии

Население (на 1 февраля 2019 г.) – 18,4 млн человек.
Территория – 2,7 млн кв. км.
ВВП (2018 г., оперативные данные) – $170,5 млрд, на душу населения – $9330,9.
Инфляция (февраль 2019 г., в годовом выражении) – 4,8%.
Безработица (февраль 2019 г., оценка) – 4,8%.
Внешнеторговый оборот (2018 г., оперативные данные): 
экспорт – $60,96 млрд,
импорт – $32,53 млрд.
Международные резервы (на 1 марта 2019 г.) – $29,2 млрд. 
Государственный долг (на 1 января 2019 г.) – $40,1 млрд.

Первым серьезным испытанием для Токаева становятся переговоры о ядерном наследии. В декларации о создании Содружества независимых государств не успели прописать, будут ли ядерными державами Казахстан, Украина и Белоруссия. В марте 1992 г. свеженазначенный заместитель министра иностранных дел Токаев ведет консультации в Москве. В своей книге «Свет и тень» (М.: Восток-Запад, 2008) Токаев уверяет, что именно он убедил представителей этих союзных республик не поддаваться на уговоры Москвы и не отказываться пока что от ядерного статуса. В итоге три государства получили статус «временно обладающих» ядерным оружием и переговоры перешли на другой уровень – не только с Россией, а со всеми постоянными членами Совета Безопасности ООН. «Это был значительный успех казахской дипломатии, делавшей первые шаги на международной арене <...> открывало путь к дальнейшим переговорам со всеми влиятельными государствами на самом высоком уровне», – пишет Токаев.

У Казахстана были свои козыри. Местный телеканал КТК уверял, что в начале 1992 г. по дипломатическим каналам с Назарбаевым связался Муамар Каддафи и предложил многомиллиардную помощь за сохранение, по его выражению, первой мусульманской ядерной бомбы на территории Казахстана. Назарбаев отказался.

В итоге уже в мае 1992 г. Назарбаев в США обсуждает тему ядерного потенциала, и не только: «Главное состояло в том, что была достигнута принципиальная договоренность по всему комплексу сотрудничества с этой глобальной державой <...> Казахстан своим решением обеспечил беспрепятственное вхождение в сообщество цивилизованных государств и заявил о себе как о зрелом, надежном и ответственном партнере. Нельзя забывать, что ядерные амбиции могли дорого обойтись Казахстану и свести на нет перспективы его существования как независимого государства. <...> По сути дела, данный визит положил начало не только казахстанско-американским отношениям, но и нашей знаменитой многосторонней, сбалансированной или, как принято ее называть, многовекторной дипломатии, которая впоследствии доказала свою практическую ценность» (здесь и далее цитаты Токаева по книге «Свет и тень», если не упомянут другой источник). В том же месяце Казахстан официально превращается в безъядерное государство.

Назарбаев оценил труды Токаева и в 1994 г. сделал его министром иностранных дел – эту должность он в общей сложности будет занимать 10 лет, с перерывом в 1999–2000 гг. на 2,5 года, в которые работал премьер-министром.

Как делили земли

Другая важная проблема, в решении которой принимал участие Токаев, – демаркация границ. С одной стороны, у Казахстана еще со времен СССР остались неурегулированные участки с Китаем. Китайцы из-за территориального спора в 1960-х не побоялись пойти на военное столкновение даже с Советским Союзом, а тут партнером по переговорам стал безъядерный Казахстан. Соглашение о границе между двумя странами было подписано в 1997 г.

Имелись и территориальные споры Казахстана с Россией – почти 7600 км границы. Переговоры о них начались еще при Борисе Ельцине, но завершились при Владимире Путине. Сложности вызвали, например, территории между Атырауской и Астраханской областями, где расположено газовое месторождение Имашевское. В конце концов этот и ряд других участков были разделены поровну.

Путин и русский вопрос

Вот как пишет в книге «Свет и тень» Токаев о Путине: «Приход к власти В. Путина означал наступление нового этапа в казахстанско-российских отношениях. Мне довелось встретиться с ним в начале 2000 г., когда он только обживал Кремль и привыкал к роли президента. Приставка «исполняющий обязанности» к основной должности несколько смущала В. Путина, он был скромен и неприхотлив. Уже тогда молодой российский руководитель обратил на себя внимание отсутствием «царственной» фундаментальности и невелеречивостью, столь присущей Б. Ельцину. Он говорил тихо, спокойно и как-то вкрадчиво, чем производил впечатление очень вдумчивого человека. Новый хозяин Кремля не чеканил фразы, как это делал его предшественник, а говорил обычными словами, без переговорного пафоса, будто сидел где-то у себя на даче. Такая манера поведения стала новым явлением в мировой политике, к российскому президенту начали приглядываться и приспосабливаться. <...> Именно в годы путинского правления российское государство встало с колен и заявило о себе как держава, имеющая естественные интересы во многих частях земного шара, даже на Северном полюсе. <...> Весьма разумную позицию В. Путин занял по так называемому русскому вопросу. Принимая меня в Кремле в 2000 г., он тихо и спокойно высказал свою точку зрения: «Люди уезжают потому, что не видят будущего для своих детей. Евреи уезжали из Советского Союза не потому, что здесь было плохо, а ради своих детей, которые обретали возможность получить образование за рубежом, устроиться на работу».

СвернутьПрочитать полный текст

В 2005 г. на расширенном заседании коллегии МИД Казахстана Токаев хвалил Назарбаева за то, что страна не имеет явных противников. «Казахстану, находящемуся в центре животворных артерий Евразии, сама судьба предначертала вести так называемую многовекторную политику, – писал он в своей книге. – Замыкаться на одной стране, пусть очень крупной или влиятельной, для нас было бы неразумно и попросту контрпродуктивно, ибо противоречило бы нашим стратегическим интересам». В интервью журналу МГИМО – MJ он повторил: «Мы тогда заявили о приоритетности сотрудничества прежде всего с соседними государствами – Россией, КНР и среднеазиатскими странами. Конечно же, мы не могли не сказать и о важности взаимоотношений с США, главной державой мира, а также с крупными государствами Азии и Европы. Для нас было крайне важно участвовать и в деятельности международных организаций, прежде всего ООН. В общем и целом речь шла о сбалансированной, многовекторной политике. Казахстан по-другому и не мог выстраивать свою внешнюю политику: интерес к нашей стране был огромный, ведь мы находимся в самом центре Евразии, обладаем девятой по размерам территорией в мире». Так он и выстраивал внешнюю политику: Казахстан старается поддерживать дружественные отношения со всем миром и участвовать в работе международных структур, от Шанхайской организации сотрудничества, одним из инициаторов создания которой он является, до СБСЕ и ООН.

В феврале 1993 г. Назарбаев подписал в Брюсселе соглашение об обмене представительствами, а еще через два года было заключено соглашение о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Казахстаном. Токаев, как заместитель министра, а потом как министр, готовил материалы для Назарбаева, сопровождал его и сам выступал перед европейскими функционерами.

Как Токаев спасал Асада

В 2007 г. Токаев впервые стал председателем сената Казахстана. Кандидата на эту должность выдвигает президент. Но в 2011 г. он сделал двухлетний перерыв, вернувшись на дипломатическую стезю. Генсек ООН Пан Ги Мун позвал его к себе заместителем – гендиректором европейского отделения. Это человек, который отвечает за координацию деятельности международных организаций, базирующихся в Женеве, и проведение крупных международных встреч, объяснял Токаев. Главным своим достижением на этом посту он видит встречу по Сирии 30 июня 2012 г.: «[Она] стала единственной, которая принесла реальный результат в виде итогового документа» (цитата по MJ). Причем в нем, вопреки ожиданиям многих политиков и экспертов, не было упомянуто об обязательном уходе Башара Асада.

В октябре 2013 г. Токаев вернулся в сенат: «В день выборов главы палаты – точнее, ночью – я позвонил Пан Ги Муну и сказал, что буквально через 45 минут буду избран председателем сената. В трубке воцарилось молчание, после чего мой бывший начальник сказал: «Я всегда считал, что ты не задержишься в ООН, однако никогда не думал, что уедешь так скоро» (цитата по MJ).

Возвращение Токаев объяснял тем, что изменился характер задач, стоящих перед сенатом. В отличие от российской системы верхняя палата Казахстана не одобряет, а принимает законы. Назарбаев начал подготовку, а в 2015 г. обнародовал стратегию «100 конкретных шагов» по реализации пяти институциональных реформ – от развития малого и среднего бизнеса до научно-технологического рывка. «Сенат очень активно работал над законодательным обеспечением «100 конкретных шагов», с этой целью мы приняли [десятки] законов, а сколько внесли изменений в существующие законы – даже трудно сосчитать», – рассказывал Токаев MJ.

Юноша и старик

На бизнес-конференции Азиатского общества в Алма-Ате в 2005 г. Токаев схлестнулся с Джорджем Соросом. Тот в своей речи напирал на то, что Казахстан пошел на попятную в политических реформах и фактически скатывается к репрессивным методам управления, а власти тяготеют к авторитаризму. «Требовать от страны, которая недавно отпраздновала свое 13-летие, достижения демократических ценностей, присущих государствам с вековыми традициями строительства свободного общества, было бы несправедливо и неразумно. Это как требовать мудрости, присущей столетнему старику, от юноши, только вступившего на жизненную стезю», – ответил Токаев.

Сценарий, выбранный Назарбаевым для передачи власти, опрошенные «Ведомостями» эксперты сравнивают с путем, выбранным Дэн Сяопином в середине 1980-х гг. Токаев – человек осторожный, консервативных взглядов, который не будет что-то серьезно менять. Эксперты, с которыми беседовал ТАСС, согласны: Токаев гарантирует стабильность курса, а изменения если и будут, то в стиле работы и кадровых перестановках.

Наказания ужесточить, пояса затянуть

В прошлом году Токаев раскритиковал то, как в Казахстане пишутся законы: «Имеются случаи, когда в принятые парламентом законодательные акты в течение года после вступления их в силу вносится до 100 изменений другими законами. Некоторые законы страдают как внутренними противоречиями, так и отсутствием сбалансированности между собой» (здесь и далее цитаты по казахскому телеканалу КТК). Его недовольство вызвала и гуманизация законодательства – якобы она привела к росту преступности, так что пора ужесточать наказания.
Не понравилось ему в прошлом году и то, на какую широкую ногу привыкли справлять праздники его соотечественники. «Необходим новый формат, чтобы избавиться от набившей оскомину тщеславной расточительности, роскоши» – этот его совет вызвал бурные обсуждения в соцсетях.
В 2017 г. Токаев тоже предлагал затянуть пояса, но уже государству, сократив расходы на имиджевые проекты вроде проведения крупных международных мероприятий и пустив эти деньги на социальную сферу: «Необходимо значительно сократить, а возможно, и прекратить расходы на многозатратные проекты так называемого имиджевого характера. В настоящее время немалую часть доходов республиканского бюджета (это 46%) составляют трансферты из национального фонда, что свидетельствует о существенной зависимости бюджета от нефтяных поступлений». Токаев добавил, что нацфонд «расслабляет правительство», а ведь время дорогой нефти давно прошло.

СвернутьПрочитать полный текст

Токаев очень хорошо образованный, разумный, знающий свое место человек, говорит политолог Аркадий Дубнов: «Он был премьер-министром, министром иностранных дел, был заместителем генсека ООН – т. е. всегда занимал и достойно отыгрывал ту роль, которая ему была назначена Назарбаевым. В этом смысле он абсолютно доверенный ему человек». Токаев не будет делать лишних движений и не изменится, добавляет эксперт: «Но когда нужно, он проявит жесткость». В начале 2000-х Токаев, будучи премьер-министром, осадил созданное младоказахами движение «Демократический выбор Казахстана» (ДВК), приводит пример Дубнов. Во главе этого движения стояли два молодых амбициозных политика – губернатор Павлодарской области Галымжан Жакиянов и министр энергетики Мухтар Аблязов, оба были приговорены к тюремным срокам: против движения выступил Токаев, показав, что ДВК представляет опасность для режима Назарбаева.

В среду стало известно, что председателем сената стала Дарига Назарбаева.

Из того, что дочь Назарбаева возглавила сенат, не стоит делать далекоидущих выводов, считает политолог Алексей Макаркин: «Если бы Назарбаев хотел сделать Даригу президентом, то он, наверное, избрал бы более простой способ: она уже является сенатором, ее (заранее) можно было бы сделать просто спикером сената, Токаева можно было бы перевести на какую-нибудь почетную работу – и все. И после этого по закону она бы стала и. о. президента, потом президентом, приняв присягу, и возглавила бы страну. Значит, наверное, почему-то Назарбаев не захотел этого делать». Скорее всего, Назарбаев исходит из того, насколько Дарига сможет удержать ситуацию в стране под контролем, полагает эксперт: «В стране множество противоречий – и внутриэлитные, и общественные. Поэтому просто поставить имиджевую фигуру – через какое-то время ее могут отстранить».

Поставленный на пост президента Токаев – человек с очень большим опытом, которого Назарбаев прекрасно знает, указывает Макаркин. По его словам, это «человек по своей природе очень консервативный, осторожный, не склонный делать каких-то резких заявлений, не склонный идти на какие-то резкие конфликты». Токаев и Назарбаев – разные люди, говорит Макаркин: «Назарбаев – фигура яркая и харизматическая, он проявил себя еще в конце 1980-х гг. Потом, когда он уже возглавил республику, стал президентом, тоже требовались определенные качества. Тогда ему было 60 лет, по тем временам он считался достаточно молодым руководителем, и было немало людей, которые были опытнее и рассматривали себя как фигуры, сопоставимые с ним по влиянию. Требовалась большая работа и большие качества политика», – напоминает Макаркин. «Есть ли они [такие качества] у Токаева? Токаев все-таки чиновник. Впрочем, если бы Токаев обладал такими же качествами, как Назарбаев, они бы вряд ли сработались», – отмечает эксперт. Токаев – чиновник, дипломат, администратор, коммуникатор, перечисляет Макаркин: «Все, что угодно, но не харизматический политик».

Цель Назарбаева может заключаться в том, чтобы сформировать олигархию, предполагает Макаркин: «В Казахстане олигархии нет – Назарбаев имел возможность любого чиновника в любой момент снять, кого считал необходимым – арестовать. И там никто не мог чувствовать себя уверенно. Это из России кажется, что в Казахстане тишь да гладь, а на самом деле Назарбаев неоднократно шел на досрочные президентские выборы, менял министров, перетасовывал кабинет. Сейчас же, как я понимаю, он хочет, чтобы в Казахстане была олигархия, как в Китае: с гарантиями, статусом, с гарантиями того, что этот статус может быть поставлен под сомнение только в самом крайнем случае». По мнению эксперта, сейчас Назарбаев пытается таким образом расставить фигуры, чтобы, с одной стороны, был спокойный консервативный президент, которому он доверяет, а с другой стороны, чтобы обеспечить политическое будущее своей дочери».-

В подготовке статьи участвовала Светлана Бочарова

Друг Путина, отец Таможенного союза, лидер Казахстана. 30 лет президентства Назарбаева

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more