Суд назначил новую комплексную экспертизу по делу Кирилла Серебренникова

Это может привести к кардинальному развороту в ходе процесса, надеется защита
Судьба Кирилла Серебренникова теперь во многом зависит от выводов экспертов  /Максим Стулов / Ведомости

По делу «Седьмой студии», обвиняемым по которому проходит режиссер Кирилл Серебренников, пройдет новая комплексная финансово-экономическая, оценочная и искусствоведческая экспертиза. Такое решение в понедельник принял Мещанский суд Москвы, сообщил «Интерфакс». Финансово-экономическую экспертизу проведет Центр судебной экспертизы при Минюсте, для искусствоведческой экспертизы суд привлек замдиректора МХТ им. Чехова Марину Андрейкину и профессора ГИТИСа и Школы-студии МХАТ Видмантаса Силюнаса.

Эксперты должны выяснить, сколько денег «Седьмая студия» получила в 2011–2014 гг. от Минкульта и иных источников и сколько потратила, были ли у нее расходы, не связанные с реализацией проекта «Платформа», сколько денег перечислили на счета фирм для обналичивания и сколько тратили на каждое мероприятие. Подсудимые смогут присутствовать при проведении экспертизы. Рассмотрение дела возобновится 17 июня. Впервые о возможности новой экспертизы суд заявил в феврале, после того как изучил финансовую экспертизу, проведенную следствием и представленную прокурорами.

Кроме Серебренникова по делу «Седьмой студии» проходят директор Российского академического молодежного театра Софья Апфельбаум, бывший гендиректор «Седьмой студии» Юрий Итин и ее бывший генпродюсер Алексей Малобродский. Их обвиняют в хищении 133 млн руб., выделенных из бюджета в 2011–2014 гг. на реализацию проекта «Платформа» по развитию современного искусства. На прошлой неделе Серебренников, Апфельбаум и Итин были переведены из-под домашнего ареста под подписку о невыезде, Малобродский находится под подпиской с мая 2018 г.

На прошлой неделе суд вернул в прокуратуру дело бывшего бухгалтера «Седьмой студии» Нины Масляевой – единственной из обвиняемых, кто признал вину и дал показания на бывших коллег. В обвинительном заключении были нарушения, которые невозможно устранить в суде, например не конкретизирована роль Масляевой при совершении мошенничества, пояснила судья Татьяна Изотова. По ее словам, следствие и гособвинение фактически вынуждают суд устанавливать все обстоятельства преступлений, хотя это исключительная прерогатива предварительного следствия. К тому же на заседании Масляева, которая заключила досудебное соглашение со следствием, заявила, что ей неизвестны все обстоятельства хищений, а именно кто конкретно и в каком объеме их совершал, указывала судья.

Экспертиза нужна, чтобы посчитать, сколько стоили мероприятия «Седьмой студии», поясняет адвокат Апфельбаум Ирина Поверинова: «Это означает, что суд не согласился с тем объемом обвинения, которое было предъявлено, и проведенной ранее экспертизе не доверяет. Главный довод, который должна опровергнуть экспертиза, – что обналиченные деньги не считаются истраченными на мероприятия. Обвинение никого не допрашивало на эту тему, а наши свидетели говорят, что они получали наличными зарплаты, покупалось имущество, – и сейчас эксперты все это должны посчитать». Экспертам будут предоставлены все материалы дела, показания свидетелей, им разрешили задавать уточняющие вопросы подсудимым, отмечает адвокат: «Мы надеемся, что всех обо всем спросят, посчитают и придут к выводу, что ничего не украдено». То, что дело Масляевой отправили в прокуратуру, – это хорошо, это значит, что ей не поверили, считает Поверинова: «Но оценивать, что все будет хорошо, я тоже пока не могу – это обыкновенные этапы большой работы. И мы еще в середине пути».

Сигналом к развороту тренда в деле Серебренникова послужило его освобождение под подписку, остальные события были попутными, полагает политолог Алексей Макаркин: «То, как Серебренникова освободили, как он вернулся в театр и как его там приняли, – это четкий сигнал. Другое дело – сигнал чего?» В России очень редко выносят оправдательные приговоры, напоминает эксперт. Наиболее вероятным сценарием он считает осуждение режиссера на срок, уже отбытый им под домашним арестом, что является «имитацией оправдания»: «Экспертиза может показать, что спектакли были, что все это не придумано и не являлось частью плана, чтобы украсть у государства деньги. Но суд может прийти к заключению, что были кое-какие нарушения, не такие крупные. Люди, занимавшиеся расследованием, смогут поставить себе плюсик за то, что осудили и разоблачили Серебренникова, а фигуранты дела вполне могут остаться на свободе». Реальной причиной изменения отношения к этому делу могли стать проблемы с доказательной базой, но к изменению тренда причастна и государственная власть, уверен Макаркин: «Возможно, решили, что с этого человека хватит – все-таки он отсидел под домашним арестом 1,5 года».