«Это вызов для России». Что думают политологи о победе Зеленского

Новый украинский президент будет действовать с оглядкой на США и ЕС

На Украине завершился второй тур выборов президента. По данным экзитполов и предварительным данным ЦИК, шоумен Владимир Зеленский одерживает уверенную победу. По итогам обработки почти 85,6% протоколов он получает 73,2% голосов, тогда как у действующего президента Петра Порошенко всего 24,5%.

«Ведомости» спросили у российских и украинских политологов, как избрание Зеленского повлияет на отношения России и Украины и какие решения новый украинский президент будет принимать в первую очередь.

Евгений Минченко, президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг»:

«Думаю, принципиально ничего не изменится. Потому что само по себе позиционирование Украины как «анти-России» сохранится при любом президенте. Более того, Зеленский занимает даже более радикальную позицию, чем Порошенко. Порошенко, несмотря на то что не выполнял минские соглашения, при этом говорил, что выполнять их надо. А Зеленский фактически анонсировал отказ от минских соглашений и предложил вообще изменить нормандский формат, убрав из него представителей [самопровозглашенных] Донецкой и Луганской народных республик и добавив американцев и представителей Великобритании.

Кроме того, Зеленский уже анонсировал информационную войну против России, и эта пропагандистская война может быть более успешной, чем та, которую провел Порошенко. Просто в силу того, что Зеленский – политик другого поколения, стилистически отличающийся от поколения Порошенко. И у него есть команда креативщиков, кавээнщиков, которые действительно в состоянии производить более интересный продукт. Это будет серьезным вызовом, в том числе и внутриполитическим, для России: приход к власти в соседней стране политика нового поколения будет оказывать влияние и на атмосферу внутри нашей страны».

Александр Гущин, заместитель заведующего кафедрой стран постсоветского зарубежья РГГУ:

«Я считаю, что сам Зеленский пока не является той фигурой, которая может что-либо менять в межгосударственных отношениях. Залог изменений и их главный фронт – это отношения между Америкой и Россией. Также важно, как будет вести себя внутриукраинский олигархат, прежде всего Игорь Коломойский, который стоит за Зеленским. Но даже Коломойский вопросы войны и мира решать не может, он тоже находится под давлением американцев.

Поэтому в ближайшее время и вообще в этом году я не ожидаю никаких прорывов и никаких новых дорожных карт по выполнению тех или иных соглашений, а также появления тех или иных новых форматов. Кроме того, думаю, что для многих из тех, кто стоит за Зеленским, учитывая их американские связи и прошлое, сохранение нынешней полузамороженной ситуации [в отношениях между Россией и Украиной] может быть даже выгодно».

Дмитрий Бадовский, руководитель фонда «Институт социально-экономических и политических исследований»:

«Зеленский побеждает с настолько большим преимуществом, что это совсем ничего не говорит о его дальнейших действиях. Столь высокий результат и значимый отрыв от конкурента – это в очень большой степени голосование не за Зеленского, а против Порошенко, голосование «от противного». У Зеленского огромный отрыв на востоке и юге страны, но и в центре и на западе он тоже побеждает именно благодаря чисто протестному, внеидеологическому голосованию.

Поэтому Зеленскому еще предстоит найти общий язык и согласие со многими своими избирателями.

Тем более что впереди выборы в Раду, которые будут более жесткими, идеологическими, более четко будут фиксировать водоразделы между политиками и партиями, в том числе в вопросах отношений с Россией. Хотя в том, что касается отношений с Россией, Зеленский никакой не жесткий оппозиционер, никакого радикально иного подхода он не демонстрирует и не будет демонстрировать. И обсуждать отношения с Россией Зеленский будет в первую очередь не с самой Россией, а с европейскими лидерами и США. Тем не менее Зеленский не демонстрирует желания обязательно и бескомпромиссно воевать, и этого украинцам сегодня вполне достаточно, чтобы поддерживать именно его.

В любом случае окончательная новая конструкция власти и баланс элит сложатся на Украине не по итогам этих президентских выборов, а только после парламентских и формирования нового правительства. Пока же Зеленский будет в первую очередь ориентироваться на основной протестный запрос, связанный с внутренними проблемами Украины, решением социально-экономических вопросов и борьбой с коррупцией. Это ему необходимо, чтобы не столкнуться раньше времени с разочарованием избирателей и падением рейтинга, что будет делать Зеленского еще более зависимым от расклада сил и выстраивания новых коалиций между различными олигархическими группами».

Алексей Чеснаков, директор Центра политической конъюнктуры:

«Пока имеет смысл говорить только о среднесрочным прогнозировании – на ближайший год, не далее. На Украине еще не завершена перезагрузка власти. Даже несмотря на сильный электоральный мандат, конституционные полномочия президента ограничены. Каким будет реальное пространство для компромисса со стороны Киева, мы узнаем только после выборов в Верховную раду и формирования правительственной коалиции. Компромисс со стороны Москвы тоже возможен (хотя не за счет Донбасса и тем более не за счет Крыма), но сначала стороны должны обменяться символическими жестами. Без этих сигналов необходимого уровня доверия не возникнет.

В Москве также хорошо понимают, что электорат Зеленского больше ориентируется на Европу и новый президент будет руководствоваться прежде всего интересами собственного политического выживания. В рамках избирательной кампании он делал заявления, которые были направлены против России или прямо противоречили ее позиции. Не следует ожидать, что Зеленский радикально изменит свою риторику – для этого нет оснований. Украинские правые попытаются мобилизоваться и взять реванш. Они будут оказывать давление на президента, требуя от него демонстративно жесткой позиции по отношению к Москве. Все это затруднит нормализацию отношений и даже может привести к возникновению новых точек напряжения в двусторонних отношениях».

Алексей Макаркин, заместитель директора Центра политических технологий:

«Думаю, что изменений будет не очень много. Если мы посмотрим на дебаты Порошенко и Зеленского, то за их противостоянием нельзя не видеть зону консенсуса. Оба позиционируют себя как людей, уважающих майдан 2014 г. Оба демонстрируют подчеркнутое уважение к армии. Что же касается их отношения к России, то Порошенко для России враг, а Зеленский говорит, что, как только станет президентом, сразу же удалит [нынешнего посредника между Киевом и Москвой] Виктора Медведчука.

Люди, которые шли на выборы вместе с Зеленским, тоже находятся в этой зоне консенсуса. Хотя пока непонятно, кто у него будет заниматься внешней политикой, потому что как военные, так и дипломаты старались быть осторожными: огромная часть украинской госслужбы не могла поверить в то, что Зеленский может стать президентом, поэтому никто из известных дипломатов публично Зеленского не поддержал. Теперь ему придется выстраивать отношения с ними, а им – с новым президентом.

Так что определенный консенсус среди украинской элиты есть, и Зеленский – это тоже украинская элита, это не человек со стороны, не человек, взявшийся из ниоткуда. В его команде много людей, которые были помощниками, заместителями, консультантами [в органах власти] как раз в 2014–2015 гг. Многие из них были на майдане, все в 2014 г. поддерживали Порошенко, пока он был еще консолидирующей фигурой. И поэтому ожидать, что что-то сильно изменится, я бы не стал.

Россия же как раз перед вторым туром ввела против Украины новые санкции, и это тоже говорит о том, что в России не очень рассчитывают на изменения. У нас в свое время уже обожглись на [президенте США Дональде] Трампе: когда он пришел, были отложены контрсанкции – дали США аванс в надежде договориться. От Зеленского особых ожиданий уже нет. Скорее всего, какой-то канал будет, как-то общаться будут. Менее вероятно, что это будет Медведчук, скорее всего, Коломойский может предложить какого-нибудь своего человека. Но вопрос еще, как к этому человеку отнесутся в России.

Если проводить аналогию, то можно вспомнить, как развивались отношения России с Грузией. Когда президент Михаил Саакашвили проиграл выборы, тоже было много надежд [на улучшение отношений с Россией]. И действительно, в Грузии появился человек, который официально отвечал за переговоры с Москвой, они начались, но единственное, чего реально удалось добиться, – возращения на прилавки российских магазинов грузинского вина. Все остальные вопросы неразрешимы – сразу же встает тема Абхазии и Южной Осетии, к которой у двух стран диаметрально противоположные подходы. И это при том, что в Грузии конфликт заморожен, а на Украине стреляют».

Владимир Фесенко, глава Центра прикладных политических исследований «Пента» (Украина)

«Возможность изменения отношений между Россией и Украиной зависит не от Зеленского, а от Путина. Кардинальных изменений ждать не стоит. Между странами есть неразрешимые проблемы вроде Крыма, есть проблемы трудноразрешимые, такие как Донбасс, и после того, что произошло в 2014 г., самое оптимальное, что может произойти, да и то не сразу, а в перспективе, – это переход от нынешнего военно-политического конфликта к холодному миру. Это самый оптимальный сценарий, который возможен. И то только в том случае, если Россия будет действовать не так, как действовала последние пять лет, а более гибко и с большей готовностью к реальным компромиссам. Если же Россия будет действовать так, как в последние дни – я имею в виду эмбарго на поставку нефтепродуктов, – то ничего не поменяется.

Прозападное направление внешней политики Украины не поменяется, а это снова может вызвать ревность и недовольство со стороны российского руководства. Ожидать, что Зеленский станет пророссийским политиком, нет никаких оснований. Он будет более гибким, менее зашоренным, иногда наивно романтичным. Он попытается найти компромисс для решения донбасской проблемы. Но максимум, что возможно, – это прекращение огня, и то лишь в том случае, если на это пойдет российское руководство. Есть еще проблема транзита газа – значительная часть украинских элит против того, чтобы возвращаться к закупкам российского газа. Но какой-то компромисс, конечно, попытаются найти.

Так что переговоры активизируются, но Зеленский и его команда не согласятся на автономию для ДНР и ЛНР, их никто не будет признавать субъектами для переговоров, на чем настаивает Россия. Хотя, если Россия согласится на то, чтобы прекратить стрелять, то с обеих сторон можно попытаться обеспечить прекращение огня. Такой приднестровский сценарий. Это возможно, но опять же это зависит от России».

Вадим Карасев, директор Института глобальных стратегий (Украина)

«Меньше будет враждебной риторики – это 100%. Порошенко все-таки был сторонником громких слов, он любил оскорбительные фразы, это придавало ему какое-то чувство уверенности, и это его алиби перед радикалами, поскольку они его электоральная база в последние несколько лет. А у Зеленского электоральная база другая – люди, которые хотят мира и спокойствия, и если не дружбы с Россией, то уж точно не войны. Поэтому у него маневр с точки зрения риторики намного больше. И его риторика уже смягчена в последних заявлениях – например, он говорил о ЛНР и ДНР как о повстанцах. Будет больше прагматизма и компромиссности, хотя и не сразу все получится. Настроя на войну, представления России как врага, «экзистенциальной угрозы», как говорили в последние годы члены команды Порошенко, точно не будет. Разворота не будет, но не будет и углубления той линии на вражду, которая, особенно в последние годы, проявлялась в политике Порошенко.

Компромисс могут начать с Донбасса, а потом приступать к Крыму. От эскалации конфликтности, которая была выгодна команде Порошенко и по внешнеполитическим, и по внутриполитическим причинам, откажутся. Избиратель хочет спокойствия и мира, для этого надо идти по пути компромисса. Первое, что может сделать Зеленский, – это решить вопрос с задержанными в Керченском проливе моряками. Затем перезапуск нормандского формата и минского процесса. Если французы и немцы почувствуют, что политика Украины медленно, но начинает разворачиваться в сторону компромисса, то они тоже могут поддержать Зеленского в каких-то акциях, связанных с решением гуманитарных проблем ДНР и ЛНР. Можно увеличить число пропускных пунктов, ослабить паспортный контроль, выплачивать пенсии – Зеленский, кстати, говорил, что надо платить пенсии гражданам Украины, которые остались в ДНР и ЛНР. Попытку решения гуманитарных проблем и общее снижение градуса напряженности между двумя странами можно прогнозировать уже в первые недели президентства Зеленского. Что будет потом – зависит от внутриполитической ситуации и геополитических раскладов. Если замаячит перспектива отмены санкций по отношению к России, хотя бы европейских (а это во многом зависит от участвующих в «нормандской четверке» лидеров Германии и Франции), то Россия тоже может пойти на какие-то компромиссы».

Читать ещё
Preloader more