Европарламент остается под контролем центристов

Популисты усилили свои позиции, но выступили хуже ожидаемого
В крупнейших странах ЕС – Германии, Великобритании и Франции – правящие партии выступили хуже, чем ожидалось /Francisco Seco / AP Photo

Самые большие потери на завершившихся в воскресенье выборах в Европарламент понесли две крупнейшие фракции – консервативная Европейская народная партия и Альянс социалистов и демократов. Они останутся самыми многочисленными, но не получат абсолютное большинство. Альянс либералов и демократов за Европу почти вдвое увеличил число мандатов, прежде всего за счет коалиции «Возрождение», поддержанной президентом Франции Эмманюэлем Макроном. А зеленые добились успеха благодаря Германии, где они заняли второе место после правящего Христианско-демократического союза (ХДС).

Популисты и консерваторы

Евроскептики, как и ожидалось, показали высокие результаты, получив в совокупности около 150 мест. Активнее всего за них голосовали во Франции, Великобритании, Италии, а также странах Центральной Европы – Венгрии, Польше и Чехии. Но их суммарный результат оказался ниже прогнозировавшихся 25%. Это позволило генсеку Еврокомиссии Мартину Сельмайру заявить, что Европе удалось «обуздать популистскую волну», передает Politico. А необычно высокая явка, впервые превысившая 50%, доказывает, что европейцы поняли «сигнал тревоги: Трамп, Brexit и Путин показали, что стоит на кону» на этих выборах, полагает Сельмайр.

В крупнейших странах ЕС – Германии, Великобритании и Франции – правящие партии выступили хуже, чем ожидалось. Хотя в Германии блоку ХДС/ХСС удалось сохранить первенство, его результат – чуть меньше трети голосов – стал худшим за всю историю партии. Свой антирекорд 2017 г. побила и Социал-демократическая партия, набрав 15,6% и уступив второе место зеленым. Обе крупнейшие партии признали, что недостаточно внимания уделяли экологической теме, что стало особенно важным фактором на фоне протестов против изменения климата. Успех зеленых отражает тенденцию недовольства немцев неэффективной работой правящей коалиции, поясняет эксперт берлинского Института Жака Делора Николь Кёниг.

А вот правые популисты из «Альтернативы для Германии» выступили не так успешно, как надеялись. Аналитики связывают это с недавними скандалами вокруг незаконного финансирования как самой «Альтернативы», так и Австрийской партии свободы. Кроме того, центральная тема их повестки – миграционная политика – уже не так актуальна, добавляет Кёниг.

Общее и частное

«Возрождение» Макрона с небольшим отрывом проиграло «Национальному объединению» Марин Ле Пен. Но в процентном отношении список Ле Пен набрал меньше, чем на выборах в Европарламент-2014, отмечает директор франко-российского аналитического центра «Обсерво» Арно Дюбьен. К тому же стратегическая задача поиска союзников внутри страны не была решена и победа Ле Пен на следующих выборах президента выглядит маловероятной, говорит эксперт. По его мнению, в этом смысле стратегическую победу одержал Макрон: «Для него Ле Пен – это страховка на следующих выборах: если снова дойдет до такого же противостояния [как во втором туре президентских выборов – 2017], то большинство еще раз проголосует против Ле Пен. Поэтому Макрон всячески стремится к тому, чтобы между ним и Ле Пен на правом фланге никого не было. И похоже, что ему это удалось: настоящей сенсацией стал провал республиканцев – они набрали всего 8,5%. А в 2017 г. Макрон фактически убил социалистов». Таким образом, с одной стороны, эрозия политической системы во Франции продолжается, а с другой – Макрон и Ле Пен сейчас, по сути, формируют двухполюсную систему за счет слабости левых и потенциального исчезновения правых, говорит Дюбьен. Однако во Франции все меняется очень быстро и пока рано проецировать результаты европейских выборов на национальный уровень, оговаривается он.

В Великобритании правящая консервативная партия и вовсе заняла лишь пятое место, а лейбористы – третье. Основная борьба развернулась между новой партией Brexit Найджела Фараджа и проевропейскими либерал-демократами, в итоге Фараджа поддержало более трети избирателей. Но результаты этих выборов вряд ли серьезно повлияют на внутриполитическую ситуацию в Великобритании: консерваторы продолжат дистанцироваться от Фараджа, а либерал-демократы в последнее время и так поддерживают лейбористов в парламенте, говорит директор исследовательской компании Europe Insight Андрей Куликов.

Европа и мир

По его словам, новый расклад в Европарламенте сам по себе не принесет кардинальных изменений в европейскую внешнюю политику, так как полномочия этого органа весьма ограничены. Но именно здесь может сформироваться новый европейский «локомотив», здесь будет избран новый состав Еврокомиссии, которая уже непосредственно принимает решения, напоминает эксперт: «ЕС хочет играть лидирующую роль в международных отношениях. В некоторых областях он уже выступает подчеркнуто независимо, в том числе от США – например, в рамках оборонного союза». Что касается успеха популистов, то эта тенденция была понятна еще до выборов и лидеры ЕС понимают, что игнорировать эти силы нельзя, добавляет Куликов: «В частности, на неофициальном саммите в начале мая был принят проект нового стратегического плана работы, предполагающий более мягкий вариант интеграции и сворачивание тех интеграционных инициатив, которые евроскептики считают агрессивными».