Власть готовит оппозиции новое «болотное дело»

Но на этот раз может и не сработать, предупреждают эксперты
Задержанные на акции 27 июля могут быть сочтены уголовными преступниками /KIRILL KUDRYAVTSEV / AFP

Во вторник стало окончательно ясно, что конфликт вокруг недопуска оппозиционных кандидатов до выборов в Мосгордуму будет развиваться по силовому сценарию.

Мэр Москвы Сергей Собянин назвал протест у мэрии 27 июля массовыми беспорядками и одобрил действия полиции. Генпрокурор Юрий Чайка потребовал не допустить повторения, а его заместитель Александр Буксман призвал жестко и своевременно пресекать действия организаторов и участников незаконных и несогласованных акций. А во второй половине вторника Следственный комитет России (СКР) сообщил, что Главное следственное управление СКР по Москве ведет уголовное дело о массовых беспорядках 27 июля по ст. 212. Следователи полагают, что накануне акции группа лиц неоднократно размещала в интернете призывы принять в ней участие, заведомо допуская, что такие действия могут спровоцировать массовые беспорядки.

Начали с арестов

Пока по событиям 27 июля заведено три уголовных дела – о применении насилия в отношении представителей власти. Максимальное наказание по ст. 318 УК – лишение свободы на срок до пяти лет. Одно дело завели за распыленный в бойцов Росгвардии перцовый спрей, второе – за брошенный в полицейских кусок бордюра, третье – против участника акции Евгения Коваленко, он признал, что бросил мусорный бак в бойца ОМОНа.

Московские суды во вторник продолжали арестовывать незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму за участие в акции 27 июля: Тверской суд – бывшего депутата Госдумы Дмитрия Гудкова на 30 суток, Хорошевский суд – муниципального депутата Юлию Галямину на 10 суток, а Троицкий суд добавил 10 суток главе муниципального округа Красносельский Илье Яшину, накануне его наказали за организацию акции 27 июля. Сложению эти сроки не подлежат, уточнил адвокат Яшина Вадим Прохоров, под арестом Яшин пробудет всего 11 дней. За те же действия накануне семь суток ареста получил муниципальный депутат Константин Янкаускас, восемь – соратник Гудкова Александр Соловьев, 15 – директор Фонда борьбы с коррупцией Иван Жданов.

На выходе из мэрии был задержан Михаил Светов, один из лидеров незарегистрированной Либертарианской партии, она подала в мэрию заявку на акцию 3 августа на Лубянской площади, напротив ФСБ. Чиновники предложили перенести митинг на пр-т Сахарова, либертарианцы отказались. Организаторам предложили приехать в мэрию, обсудить место и формат мероприятия, компромисса не вышло. Собянин спустя всего полчаса в телеинтервью заявил, что члены Либертарианской партии готовят 3 августа провокацию.

Новое болотное дело

До сих пор, несмотря на штрафы, аресты и административные дела, все выглядело как победа протестующих, говорит руководитель Международной «Агоры» Павел Чиков, но это главное, чего не может допустить власть. Ставки повысились: все, что происходило 27 июля, будет подано как спланированные беспорядки, сопровождавшиеся, в соответствии с формулировкой УК, насилием, погромами и т. п. Вот это следователи и будут активно выискивать, уверен правозащитник: раздувать из перцового баллончика – отравляющие вещества, из брошенной урны – насилие, из растоптанного газона– уничтожение имущества. На митинге 27 июля дежурил СКР, оперативники снимали видео со штативов, знает Чиков, идет поиск кадров, подтверждающих массовые беспорядки.

Организация массовых беспорядков – тяжкое преступление, грозит лишением свободы на срок от 8 до 15 лет. По этой статье осуждены многие фигуранты болотного дела 2012 г. Эксперты видят в делах много общего.

«Болотников» выявляли и брали постепенно, сначала по административным делам, а уже потом по уголовным», – напоминает Дмитрий Аграновский, адвокат, участвовавший в болотном деле. Но решение СКР возбудить уголовное дело вряд ли касается Алексея Навального, Ильи Яшина и других арестованных за призыв выйти на митинг 27 июля, считает адвокат.

Чиков, напротив, допускает, что даже отсутствие политиков на акции 27 июля не помешает СКР привлечь их в качестве организаторов.

Защита «болотников» до самого конца была не согласна с квалификацией произошедшего как массовых беспорядков, вспоминает адвокат Светлана Сидоркина: отдельные случаи насилия – еще не массовые беспорядки, должна присутствовать совокупность признаков, как в Бирюлеве в октябре 2013 г., когда массовые выступления националистов сопровождались погромами. Но формулировка в УК размыта, оставляет многое на усмотрение суда, который, если захочет, найдет что угодно, заключает адвокат.

Как появилось и чем закончилось болотное дело

6 мая 2012 г., накануне инаугурации Владимира Путина на третий президентский срок, в Москве прошел организованный представителями оппозиции и согласованный с властями «Марш миллионов». На Калужской площади, по разным данным, собралось от 8000 до 30 000 человек, которые прошли с антипутинскими лозунгами по Большой Якиманке. На подходе к Болотной площади, где был запланирован также санкционированный митинг, протестующие были остановлены полицией. По утверждению организаторов марша, правоохранители потребовали изменить маршрут движения в нарушение ранее согласованной схемы проведения мероприятия, в ответ оппозиционеры устроили сидячую забастовку. В какой-то момент попытки протестующих продолжить движение переросли в столкновения с полицией, которая через некоторое время приступила к зачистке площади и массовым задержаниям. В результате в автозаках оказались более 430 человек, многие из которых были привлечены к административной ответственности за нарушение правил проведения митингов. Одновременно Следственный комитет возбудил дело по ч. 3 ст. 212 (массовые беспорядки) и ч. 1 ст. 318 (насилие в отношении представителей власти) Уголовного кодекса. Были проведены обыски у десятков оппозиционеров, включая Алексея Навального, Сергея Удальцова, Бориса Немцова и Илью Яшина. В качестве обвиняемых были привлечены более 30 человек, 19 из которых были приговорены к реальному или условному лишению свободы на срок от 2,5 до 4,5 года. Из числа организаторов марша единственным осужденным стал координатор «Левого фронта» Удальцов, получивший 4,5 года тюрьмы за организацию массовых беспорядков.

Международная экспертная комиссия, оценивавшая события на Болотной площади, считает, что ст. 212 может быть применена только при совершении действительно серьезных актов насилия, когда оно достигает высших пределов, – например, уничтожение собственности, а не просто причинение вреда; или оказание вооруженного сопротивления, а не просто пассивное сопротивление полиции.

Болотного дела не будет

После акции 27 июля сложилось ощущение морального проигрыша власти, стали говорить, что был протест не «политиканов», а простых горожан, считает политолог Николай Миронов, власть хочет отыграть ситуацию, наказать особо активных: «Это традиционная реакция любой власти, и особенно российской, чтобы протест не ширился. Серьезного болотного дела не будет. Не возбудиться в принципе нельзя было, властям полагается, но вряд ли стоит ожидать серьезных репрессий».

Ошибкой власти было отсутствие предложений к оппозиционерам согласовать акцию 27 июля в подходящем для митинга месте, говорит политолог Александр Пожалов: «На этой неделе власть сделала шаг навстречу, была готова согласовать новую акцию, но тут уже оппозиция решила сыграть на повышение ставок и настаивать на заведомо неприемлемом месте». Поскольку основные лидеры оппозиции под арестом, а от согласования акции 3 августа в итоге отказались сами заявители, то власть, возможно, надеется постепенно затушить протестную активность, рассчитывая, что с каждым разом на улицы будут выходить только политактивисты, а не более широкие массы сочувствующих, предполагает эксперт.

Можно пытаться сделать второе болотное дело, но ожидания могут не оправдаться, предупреждает политолог Алексей Макаркин: «Во время первой Болотной провинция смотрела на Москву подозрительно: москвичи зажрались, а бедная провинция за власть и т. д. Сейчас провинция, чувствуется, страдает от стагнации, и еще вопрос, как она на это посмотрит. Тогда удалось запустить консервативную волну, сейчас люди от этого устали». Именно в регионах возникают, в частности, экологические протесты и сохраняется психологическая травма от повышения пенсионного возраста, продолжает он: «Это все есть, и эффект [от нового болотного дела] может быть иным – мобилизации «своих» против «смутьянов» не произойдет». На мирные договоренности протестующих с властями Макаркин не рассчитывает: власти исходят из того, что, если раз уступить, от нее будут требовать новых уступок.

Расколоть оппозицию

Во вторник Мосгоризбирком отменил решение окружной комиссии об отказе в регистрации кандидатом в Мосгордуму члена «Яблока» Сергея Митрохина – это первое подобное решение в ходе нынешней кампании.

Восстановление отдельных кандидатов на выборах – явная попытка расколоть протест, говорит политолог Аббас Галлямов: «Обычная практика для тех авторитарных режимов, которые чувствуют, что не в состоянии противостоять оппозиции в целом. Потерпев неудачу, режимы обычно вступают в переговоры и удовлетворяют какую-то часть требований умеренных оппозиционеров, выставляя в качестве требования отказ от сотрудничества с более радикальной их частью». Если оппозиция откажется идти на пр-т Сахарова и пойдет на Лубянку, силовики на следующей акции будут действовать более жестко, считает Галлямов.

Регистрация Митрохина может привести к сложностям для самого Митрохина, предупреждает Макаркин: расколоть участников протеста не удастся, скорее всего, они потребуют от политика сняться с выборов и требовать регистрации его потенциальной соперницы Любови Соболь. «Протест не носит прагматического характера для его участников, – объясняет Макаркин. – Ключевой момент – чтобы регистрировали всех, это такой моральный протест. А Митрохин может оказаться на пути этого морального протеста».

Власти, хоть и с запозданием, реализуют давно ожидаемую тактику отделения несистемной части оппозиции, допустить участие которой в выборах не готовы, от системных кандидатов, которых выборочно начали восстанавливать на выборах, считает Пожалов: следом за Митрохиным может быть восстановлена еще часть яблочников через ЦИК. Но после всех последних событий это вряд ли восстановит легитимность выборов.