Статья опубликована в № 4897 от 12.09.2019 под заголовком: Дело «Седьмой студии» не вынесло экспертизы

Эксперты прогнозируют окончательный развал дела «Седьмой студии»

Поводом для его возвращения в прокуратуру стали «неустранимые ошибки следствия»

Мещанский суд Москвы в среду вернул дело «Седьмой студии» в прокуратуру – для исправления ошибок в обвинительном заключении, сообщает «Интерфакс». По мнению суда, там имеются неустранимые в рамках судебного следствия нарушения и содержатся противоречия, препятствующие рассмотрению дела. Судья Ирина Аккуратова отметила, что в обвинении говорится о договоренности присваивать выделенные Минкультом деньги, но не содержится сведений о том, в чем именно заключались их противоправные действия. Суд также снял с режиссера Кирилла Серебренникова и других подсудимых меру пресечения (они находились под подпиской о невыезде).

Рассматривать по существу дело Серебренникова, продюсеров студии Юрия Итина, Алексея Малобродского и экс-сотрудника Минкультуры Софьи Апфельбаум Мещанский суд начал 25 октября прошлого года. По информации следствия, в 2011 г. режиссер создал проект по развитию и популяризации современного искусства «Платформа». В 2011–2014 гг. Минкультуры выделило более 214 млн руб. Для реализации проекта Серебренников учредил автономную некоммерческую организацию (АНО) «Седьмая студия». Ее сотрудники занимались подготовкой мероприятий в рамках проекта «Платформа». Следствие утверждало, что за время работы проекта было похищено более 130 млн руб., выделенных из госбюджета. Дело в отношении бухгалтера «Седьмой студии» Нины Масляевой было выделено в отдельное производство после признания ею вины – она, единственная из фигурантов, признала ее и заключила сделку со следствием, дав показания на других фигурантов. В апреле этого года суд вернул дело Масляевой в прокуратуру для устранения нарушений – он пришел к выводу, что следствию не удалось конкретизировать ее роль.

Суд также назначил новую экспертизу, на которую ушло около четырех месяцев. Результаты были оглашены 16 августа. По данным экспертов, проект «Платформа» требовал не менее 300 млн руб. Эта сумма гораздо больше полученной студией госсубсидии. Финансовые специалисты указали, что установить, расходовала ли «Седьмая студия» средства нецелевым образом, по документам и доказательствам, представленным следствием, невозможно. Искусствоведы пришли к выводу, что «Платформа» стала «важным социально-культурным явлением» и отвечала целям Минкультуры.

Адвокат Серебренникова Дмитрий Харитонов сообщил, что защита удовлетворена решением суда. «Защита всегда заявляла о невиновности Серебренникова, отсутствии доказательств и допущенных нарушениях при составлении обвинительного заключения», – напоминает он. О том, что дело необходимо вернуть в прокуратуру, представители защиты говорили еще в октябре 2018 г., вспоминает адвокат Итина Юрий Лысенко. «Мы с самого начала твердили следствию, что в действиях подзащитных не было состава преступления, а нас не слышали. Но в итоге все-таки все встало на свои места», – радуется адвокат. Однако говорить о том, что дело «Седьмой студии» развалилось, было бы преждевременно, предостерегает он: по закону прокуратура должна направить дело следователю для устранения нарушений (срок следствия не должен превышать 18 месяцев).

Но, по мнению адвоката и бывшего сенатора Константина Добрынина, начинается процесс тихих похорон этого, по его мнению, изначально незаконно возбужденного дела. Когда суд возвращает дело, да еще с такими формулировками, и отменяет меру пресечения, он дает понять: «Я в этой слепленной истории пачкаться не буду, хороните его сами». Возможно, сама по себе эта ситуация как-то «охолонит правоохранителей», надеется Добрынин. Когда уголовное право становится главным инструментом управления страной, такой случай может напомнить, что уголовное преследование – это все-таки крайняя мера и она допустима, только когда чьи-то действия действительно несут большую общественную опасность.

Дело развалилось потому, что с самого начала система доказательств была слишком шаткой: следствие говорило, что спектаклей не было, вопреки показаниям свидетелей и рецензиям в прессе, отмечает политолог Алексей Макаркин. Что же касается политической составляющей, то если его целью было одернуть поддержавших протестное движение деятелей культуры, то ее можно считать достигнутой: статусные люди в основном стали намного осторожнее и на улицы, как в 2012 г., уже не выходят.

Добрынин предлагает не искать в решении суда политических мотивов – это легкое объяснение, но версия «политического» происхождения дела за последние годы никак не подтвердилась. «Не стоит принижать работу защиты, она в данном случае была чрезвычайно эффективной», – говорит он.

Читать ещё
Preloader more