Статья опубликована в № 4899 от 16.09.2019 под заголовком: Альберто Фернандес: Это я довел страну до дефолта

Кто готов ответить за дефолт в Аргентине

Бывший премьер Аргентины Альберто Фернандес на президентских праймериз выиграл 15% голосов у действующего главы государства

В конце августа правительство Аргентины допустило уже второй в этом веке дефолт (предыдущий был в 2001 г.). Страна не смогла в срок выплатить $7 млрд по номинированным в песо облигациям. Виноват в этом профессор юриспруденции Университета Буэнос-Айреса Альберто Фернандес. Еще в начале года это был малоизвестный политик. Да, некогда он работал председателем кабинета министров, но это история 10-летней давности. С тех пор самая заметная его роль в политике – руководство провальными избирательными кампаниями.

В мае этого года Фернандес неожиданно стал кандидатом в президенты Аргентины. Выборы состоятся 27 октября, а 11 августа прошли праймериз (введены в 2009 г.; кандидаты, набравшие в праймериз меньше 1,5%, снимаются с финального голосования). Действующий президент Маурисио Макри неожиданно проиграл Фернандесу с ошеломительной разницей – 32% против 47%. На следующий день, в понедельник, на этой новости аргентинский песо потерял около 30%, а фондовый рынок страны – почти 40%. Журналисты поинтересовались: а что если экономика не выдержит таких кульбитов и будет дефолт?

«Никто не пострадает от дефолта больше меня, потому что это я довел Аргентину до дефолта, – цитировало Фернандеса интернет-издание Panam Post. – Я могу исправить ситуацию, убедив всех, что я не из разряда лгунов. Я говорю то, что сделаю. Я ответственный и серьезный. Я был единственным человеком, который во время всей госслужбы гарантировал, что Аргентина не потратит больше денег, чем нужно». И как в воду глядел. Двух недель не хватило инвесторам, чтобы успокоиться, – в конце августа правительство попыталось разместить краткосрочные облигации, но аукцион сорвался из-за низкого спроса. Таким образом, у бюджета не оказалось денег, чтобы выплатить $7 млрд, – пришлось объявлять технический дефолт, отложив платежи на полгода.

Чтобы справиться с кризисом, в начале сентября власти решились на введение валютного контроля. Гражданам нужно специальное разрешение, чтобы обменять или перевести за рубеж более $10 000 в месяц, а компаниям-экспортерам установят сроки по возврату и продаже валютной выручки. По данным Financial Times (FT), чиновники обсуждали реструктуризацию долга с международными кредиторами, но те решили, что переговоры не имеют смысла, пока не прошли выборы президента.

В июле и августе инфляция в годовом выражении колебалась вокруг 55%.

Инвесторы понятия не имеют, чего ждать от Фернандеса, если тот встанет во главе страны. Они боятся, что он окажется ярым популистом и еще глубже загонит страну в кризис, который длится уже не первый год. Особенно их смущает, что вице-президентом в правительстве Фернандеса должна стать Кристина Киршнер.

Муж и жена Киршнеры один за другим занимали пост президента Аргентины: Нестор – с 2003 по 2007 г., его сменила Кристина. Нестору Киршнеру повезло: его правление пришлось на сырьевой бум, когда в страну хлынули деньги. А вот на долю его жены выпали мировые кризисы. Раздутые госрасходы, контроль за валютным курсом и импортом, скандальная национализация компаний – со всем этим пришлось разбираться Макри.

МВФ тоже осторожничает. В конце прошлой недели стало известно, что фонд может задержать выделение Аргентине очередного транша финансовой помощи размером $5,4 млрд из-за политической неопределенности.

Ловкий трюк Макри

Макри, впрочем, в прошлый раз тоже проиграл президентские праймериз – в августе 2015 г. На выборах в парламенте его коалиция уступила киршнеристам. Но президентом он все же стал, обогнав во втором туре ставленника Кристины Киршнер. Он ловко сыграл на недовольстве результатами ее правления. Его кампания-2019 тоже поначалу строилась на слогане «Не допустим возврата прошлого». Это казалось отличным шагом, ведь раньше Киршнер собиралась идти на выборы, а Фернандес должен был работать главой ее избирательного штаба. Рейтинг Киршнер неумолимо рос по мере того, как Макри непопулярными мерами боролся с ее наследством: растущей нищетой, инфляцией и безработицей. Но вот незадача – в мае этого года 53% избирателей относилось к ней негативно, судя по опросам Centro Estratégico Latinoamericano de Geopolítica. К тому же она фигурант многих расследований, в том числе по подозрению в коррупции. Якобы госконтракты уходили нужным людям по завышенной стоимости. Только статус сенатора спасает ее от ареста.

Так что в мае этого года Киршнер пригласила Фернандеса к себе домой и спросила, готов ли он стать президентом? Застигнутый врасплох, тот ответил «да». Публично Киршнер объяснила свое решение тем, что Фернандесу лучше, чем ей, удастся объединить перонистов против Макри. То, что широкий избиратель Фернандеса практически не знал, обернули ему на пользу. Фернандесу сделали имидж скромного независимого политика, рассказывали эксперты The Wall Street Journal (WSJ). Заодно была выбита почва из-под ног политтехнологов Макри: программа Фернандеса гораздо умереннее идей Киршнер и в чем-то даже похожа на программу Макри.

Теперь политтехнологи разыгрывают другую карту: Фернандес на самом деле марионетка Киршнер. «Это будет третий срок Кристины – политические альянсы в этой стране никогда не были работоспособны», – ворчал в разговоре с Reuters один из избирателей. В ответ окружение Фернандеса не устает повторять, что президент – это тот, кто принимает решения сам.

Когда Фернандес победил на праймериз, он обратился с речью к толпе своих сторонников. «Сейчас зарождается новая Аргентина <...> Я полон решимости восстановить Аргентину с помощью всех вас», – говорил он. Его соратники радостно улыбались, но среди них явно кого-то не хватало. На сцене не было Кристины Киршнер. Уже несколько месяцев она старается свести к минимуму упоминания о себе в СМИ и даже к своему любимому Twitter охладела, лишь бы не отпугнуть умеренных избирателей, отмечает Reuters.

А Фернандес тем временем разыгрывает собственную карту. Он клянется не повторить ошибок времен президентства Кристины Киршнер: «Мы возвращаемся, чтобы провести улучшения. А значит, сделаем поправку на то, что мы в прошлом сделали плохо». И напоминает, что подал в отставку из правительства Кристины из-за несогласия с ее популистской политикой, а потом не раз жестко высказывался о ее управленческих талантах. Самое интересное, что это правда. И эта история хорошо иллюстрирует принципы Фернандеса.

Новый курс



Фернандес гордится тем, что, пока он был председателем кабинета министров при Несторе Киршнере, страна пять лет подряд имела бюджетный профицит. В своих речах он обещает вернуть те года – но никак не времена правления Кристины Киршнер, начавшиеся с мирового кризиса 2008 г.
Проблема в том, что в случае избрания Фернандес столкнется с экономическими реалиями, похожими не на времена сырьевого бума при Несторе Киршнере, а скорее на времена правления Кристины Киршнер. Он наверняка при всех неудачах будет ссылаться на ошибки и просчеты правительства Макри. Вопрос в том, долго ли в это будут верить.
Главным экономическим идеологом Frente de Todos считается Гильермо Нильсен. Он рассказал о будущем страны изданию Valor.
Образцом для подражания станет первое правительство Нестора Киршнера, во время которого инфляция и процентная ставка были ниже, а контроль за госрасходами жестче. Frente de Todos обещает проводить жесткую фискальную и монетарную политику и заключить что-то вроде пакта Монклоа. Так называется соглашение 1977 г. в Испании между партиями, профсоюзами и бизнесом, где все обещали следовать единой политической и экономической программе в переходный период после Франко с заранее запрограммированным ростом цен и заработной платы.
Процентная ставка ЦБ в Аргентине в начале сентября пробила 80%. «Если к концу президентского срока будет инфляция в одну цифру, я буду очень счастлив. Это четыре года тяжелой работы», – говорил Фернандес в интервью газете Clarín.
Одним из первых шагов нового правительства станет наращивание инвестиций в Вака-Муэрта – одно из крупнейших в мире сланцевых месторождений. В прошлом году благодаря ему Аргентина перестала нуждаться в импорте нефти. В этом году госкомпания YPF отгрузила на экспорт первые партии легкой сланцевой нефти и СПГ с Вака-Муэрта. Для закрепления успеха новые власти намерены изменить законодательство в нефтегазовой сфере – снизить подоходный налог, ускорить амортизацию и повторить сланцевую революцию США, только в два раза быстрее, благо технологии уже опробованы в Северной Америке.
Фернандес намерен передоговориться с МВФ об условиях и сроках возврата кредита в $57 млрд на спасение экономики, на который Макри согласился в прошлом году. Намерен он и заново обсудить с ЕС условия свободной торговли «Меркосура» (общий рынок стран Южной Америки) с Европой. Этот многострадальный документ обсуждается еще с 1991 г. В июне этого года был наконец-то составлен итоговый текст, но он еще не ратифицирован.
На рынке капитала будут введены ограничения, чтобы сгладить скачки. В том числе по обязательному возврату экспортной выручки через 8–12 месяцев. Правда, эту задумку в сентябре уже воплотило в жизнь правительство Макри.
Год назад Макри ввел дополнительный налог для экспортеров. Объяснялось это тем, что те выиграли из-за резкого ослабления песо и должны поделиться с народом. Налог несправедлив и его надо отменить, декларирует Нильсен, но сразу же оговаривается, что сельскому хозяйству не стоит рассчитывать на его скорую отмену. Для таких секторов, как высокие технологии и услуги, налог может быть снижен, хотя и не сразу. А импортеры могут вздохнуть свободнее: контроль над импортом для защиты отечественного производителя он обещает не вводить.

СвернутьПрочитать полный текст

Знакомство с Киршнерами

Фернандесу 60 лет, он родился 2 апреля 1959 г. в Буэнос-Айресе. В начале 1980-х, когда рухнула диктатура, увлекся политикой. Он в то время заканчивал учиться на юриста в Университете Буэнос-Айреса и начинал строить академическую карьеру, все больше отвлекаясь на политику.

С юношеских лет Фернандес демонстрировал, что прагматические соображения значат для него существенно больше, чем идейные. Он работал с правыми националистами, потом с консерваторами, но в конце концов остановился на перонистах и их Хустисиалистской партии, к которой принадлежали президент Карлос Менем и его преемники Киршнеры, отмечает специализирующийся на Аргентине сайт The Essential. Постепенно Фернандес обрастал связями в разных сферах. Среди функционеров – когда пришел на госслужбу в министерство экономики и в 1985 г. стал замначальника юридического департамента. Среди зарубежных деятелей – когда в 1986 г. был переговорщиком от Аргентины на уругвайском раунде ГАТТ (Генеральное соглашение по тарифам и торговле). Среди бизнесменов – когда в 1989–1992 гг. возглавлял ASSAL (Ассоциация страховых суперинтендантов Латинской Америки), а потом стал основателем IAIS (Международная ассоциация страховых надзоров).

В 1995 г. он впервые громко заявил о себе как о политике – попытался сколотить группу из противников президента Карлоса Менема внутри Хустисиалистской партии.

Фернандес сошелся с Нестором Киршнером в 1996 г. Один из его знакомых политиков буквально настаивал, чтобы Фернандес съездил в провинцию Санта-Крус и познакомился с тамошним губернатором Киршнером. Тот открыто дистанцировался от политики Менема, которого упрекал в отходе от философии Перона. Встреча произошла, и Фернандес быстро стал доверенным лицом Киршнера.

Потом губернатор Буэнос-Айреса Эдуардо Дуальде попытался выиграть президентские выборы – 1999 и позвал на помощь Фернандеса. Тот вместе с Киршнером за год до выборов основал группу «Галафат» (Groupo Calafate) – аналитический центр, в котором собрались в том числе бывшие высокопоставленные чиновники Менема. Дуальде проиграл, но «Галафат» позже пригодилась Нестору Киршнеру, когда тот сам шел на президентские выборы.

В 2000 г. Фернандес оказался в законодательном собрании Буэнос-Айреса, договорившись с одной из партий о включении в ее избирательный список.

Ссора с женщиной

Когда Нестор Киршнер решил вступить в президентскую гонку, Фернандес помог ему заручиться поддержкой Дуальде, который в 2002–2003 гг. был временным президентом страны (избранный президент подал в отставку из-за массовых беспорядков). Киршнер давно оценил переговорные таланты и связи Фернандеса и поручил ему вести свою избирательную кампанию. А после победы в 2003 г. сделал председателем кабинета министров. Он часто выступал посредником между чиновниками и судами и прессой, обращает внимание The Essential.

Когда в 2007 г. президентом была избрана Кристина Киршнер, Фернандес сохранил свой пост, тем самым поставив рекорд пребывания на этой должности. Его рекорд было бы еще труднее побить, если б в 2008 г. Фернандес не поссорился с Кристиной. Главным камнем преткновения стал план ограничить экспорт сои, подсолнечника, кукурузы и пшеницы, а потом резко увеличить пошлины на их экспорт (так чиновники пытались убить двух зайцев сразу – бороться с ростом цен и собрать дополнительные средства в бюджет). Это вызвало резкую реакцию аграриев и демонстрации как противников, так и сторонников идеи правительства. Фернандес представлял государство на переговорах с сельхозпроизводителями. Те отмечали, что он великолепный переговорщик и умеет находить компромиссы. Вот только Кристина Киршнер не приняла ни одного из совместно выработанных предложений. В июле 2008 г. Фернандес подал в отставку.

Самое обидное, что увеличение пошлин так и не состоялось: на слушаниях в сенате сторонников и противников оказалось поровну. Исход голосования в подобных случаях решает голос председателя сената. Эту должность занимает вице-президент страны – и он был против.

Через год после ухода из кабинета Фернандес лишился еще одного поста по милости властей. Он был членом совета директоров от государства Papel Prensa – крупнейшего производителя бумаги для СМИ в стране. А крупнейшим владельцем этой компании была медиаимперия Grupo Clarín.

Ее СМИ, в том числе крупнейшая в стране газета Clarín, постоянно критиковали Кристину Киршнер. В 2009 г. конфликт обострился. Государство велело чиновникам и госпредприятиям размещать рекламу только в изданиях, которые позитивно освещают его деятельность, писала WSJ. Госрегулятор обвинил Grupo Clarín в монополизме и велел раздробить бизнес (дело растянулось до 2014 г. и дошло до верховного суда, где журналисты проиграли). А Фернандеса лишили кресла в совете директоров Papel Prensa за то, что был слишком мил и обходителен с совладельцами Grupo Clarín, утверждает The Essential.

Несмотря на всю свою дипломатичность, Фернандес с каждым годом все жестче критиковал Кристину Киршнер. В 2009 г. он сетовал, что правительство перестало прислушиваться к людям. А в 2012 г. уже громил его, заявив, что при Менеме был разгул коррупции, а при Киршнер случилась целая революция коррупционеров. Еще через три года: «Я с огромнейшим трудом могу найти хоть что-то позитивное во втором сроке Кристины. Ее так называемая «демократизация судопроизводства» достойна сожаления». Он повторял, что у Киршнер «крайне искаженные представления о реальности» и что она отрицает экономические реалии.

Макри похвастаться нечем



Аргентина десятилетиями ходит по кругу, рассказывал FT бывший экономист по развивающимся рынкам банков ING и ABN Amro Артуро Поржечански. Киршнеры – президенты из популистов-перонистов – наращивают госрасходы. Экономика начинает расти, но сталкивается с ускорением инфляции и другими неприятными последствиями такой политики. Испуганный набирающим обороты кризисом народ голосует за реформатора-рыночника. Но реформатор Макри вынужден идти на непопулярные меры – соответственно, ситуация начинает выправляться, а народное недовольство – расти. Как показывает практика, на следующих выборах большинство должно проголосовать за популиста, и все начнется сначала.
Итак, Макри отпустил песо в свободное плавание, отменил щедрые субсидии (в том числе на коммунальные услуги и бензин), договорился с кредиторами, которые еще с дефолта 2001 г. блокировали стране доступ к внешним заимствованиям. Вот только похвастаться ему пока особо нечем. То ли Макри где-то просчитался в своих реформах, то ли виной всему не зависящие от него обстоятельства – от неурожая основных экспортных культур до поднятых Трампом пошлин на сталь и алюминий.
В прошлом году инфляция достигла 47,6%. Макри пришлось брать в долг у МВФ целых $57 млрд. МВФ в стране недолюбливают: все в курсе, что одной из причин кризиса начала 2000-х стал огромный госдолг, в том числе перед фондом. К тому же в обмен на заем Макри обещал нулевой дефицит бюджета в 2019 г., но обещания не сдержал.
В августе инфляция составила 4%, в годовом выражении – 54,5%. В бюджете на следующий год (он должен быть направлен на рассмотрение в парламент 16 сентября) заложено снижение инфляции – до 34%.
Наконец, Макри официальный миллионер, что еще больше раздражает нищающее население.

СвернутьПрочитать полный текст

Примирение противников

В последние годы Фернандес не только преподавал юриспруденцию, наигрывал рок на гитаре и гулял со своим колли по кличке Боб Дилан. Он успел провести избирательные кампании двух бывших киршнеристов, ставших злейшими врагами, – президентскую кампанию Серхио Массы в 2015 г. и борьбу за пост сенатора Флоренсио Рандассо в 2017 г. Оба проиграли. Впрочем, это неудивительно для киршнеристов тех времен, замечает The Essential. Примечательно, что с обоими он сохранил хорошие отношения.

А в декабре 2017 г. начал переговоры с Кристиной Киршнер после того, как правящая партия Макри блестяще выступила на парламентских выборах. Среди перонистов начался разброд и шатание, они боялись, что Макри успешно переизберется президентом в 2019 г. Тогда-то Фернандес и Киршнер договорились стать союзниками: «Любой из нас, кто в тот или иной момент критиковал Киршнер, хорошо понимает, что продолжать ссориться друг с другом будет ошибкой, когда проблему Аргентины зовут Макри», – цитирует Фернандеса Euronews.

В 2018 г. Фернандес начал встречаться с губернаторами и другими влиятельными перонистами, порвавшими с Киршнер, чтобы убедить их присоединиться к их союзу. «Альберто стал гарантом, что мы собираемся сделать что-то новое, нечто большее, нежели предлагает киршнеризм», – говорил WSJ политик-перонист Габриэль Катоподис. В том же году Фернандес стал руководителем избирательной кампании Кристины Киршнер, а в мае этого года последовал трюк со сменой ролей.

Судя по результатам праймериз, у Фернандеса неплохие шансы победить уже в первом туре. Ему нужно набрать более 45% голосов или же 40%, если отрыв от ближайшего конкурента составит 10%.

Аргентинская Республика



Государство в Южной Америке
Территория – 2,78 млн кв. км.
Население (2018 г.) – 44,5 млн человек.
ВВП (2018 г., в текущих ценах) – $518,1 млрд.
Инфляция (август 2019 г., в годовом выражении) – 54,5%.
Безработица (II квартал 2019 г.) – 10,1%.
Госдолг (2018 г.) – 86,3% ВВП.
Внешняя торговля (2018 г.): экспорт – $61,6 млрд, импорт – $65,4 млрд.
Международные резервы (11 сентября 2019 г.) – $50,2 млрд.

Секрет Фернандеса

Фернандес идет на выборы от левоцентристского блока Frente de Todos («Фронт всех»), в котором представлены не только киршнеристы, но и широкий спектр некиршнеристских политиков и партий. Успех Фернандеса на праймериз The Conversation объясняет тремя факторами. Во-первых, он достаточно близок к Киршнерам, чтобы собрать голоса их сторонников, при этом достаточно дистанцирован, чтобы избежать антикиршнеристских настроений.

Во-вторых, позиции Макри ухудшаются из-за растущей инфляции и углубляющегося экономического кризиса. Правительственная программа жесткой экономии привела к тому, что среднему классу приходится задумываться, где взять деньги на первоочередные расходы – такие как еда и оплата электроэнергии.

В-третьих, у Фернандеса большой опыт по объединению, казалось бы, далеких друг от друга политических сил. С 1990-х отличительная черта Аргентины – политическая раздробленность: на выборах вместо партий соревнуются альянсы. В этой гонке немало зависит от провинциальных политических сил, к которым надо уметь найти подход.

Фернандес работал с лидерами-перонистами всего политического спектра, в том числе со сторонниками свободного рынка в 1990-е гг., а в 2000-е – с желающими национализировать бизнес левыми. «Он как хамелеон, – говорил бывший экономист по развивающимся рынкам банков ING и ABN Amro Артуро Поржечански (здесь и далее цитаты по WSJ). – Прогнозировать [действия] любого перониста нелегко, но его [Фернандеса] – особенно трудно». Политолог Серхио Беренштейн, который 16 лет знаком с Фернандесом, верит, что тот будет крайне прагматичным и центристским лидером: «Он не идейный. Он крайне рациональный». Посол США в Аргентине в 2006–2009 гг. Эрл Энтони Уэйн вспоминал, что Фернандес был главным посредником при решении вопросов с администрацией Нестора Киршнера.

Фернандес никогда не сжигает мосты, пишет El País. Напротив – даже перейдя в противоположный лагерь, продолжает общаться с политическими противниками.

Читать ещё
Preloader more