Статья опубликована в № 4902 от 19.09.2019 под заголовком: Театр за одного актера

Приговор актеру Павлу Устинову может быть пересмотрен

Но на судьбе других фигурантов «московского дела» это вряд ли скажется

В деле актера Павла Устинова, приговоренного к 3,5 года колонии за вывихнутое сотрудником Росгвардии плечо во время разгона несогласованной акции 3 августа, наметился неожиданный поворот. По мнению экспертов, есть все основания считать, что решение Тверского суда Москвы, который отказался приобщить к делу видео, доказывающее, по мнению защиты, полную невиновность подсудимого, будет пересмотрено.

Адвокат Дмитрий Чешков в среду уже подал апелляцию на этот приговор. Через несколько часов стало известно, что к защите Устинова привлечен также адвокат Анатолий Кучерена, возглавляющий общественный совет при МВД. По словам Кучерены, письмо с просьбой стать защитником актера он получил от руководителя театра «Сатирикон» Константина Райкина, чьим учеником является Устинов. Рассмотрение апелляции назначено на 23 сентября. Источник в администрации президента говорит, что ход дела будет контролировать уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова.

У здания администрации президента в среду весь день проходили одиночные пикеты в поддержку Устинова, в которых приняли участие в том числе актеры Павел Табаков, Никита Ефремов, Александра Бортич, Александр Паль. Именно Паль в понедельник призвал актерское сообщество не молчать, после чего в соцсетях за Устинова вступились, в частности, Сергей Безруков, Александр Петров, Данила Козловский, Елизавета Боярская, Павел Деревянко и коллектив Театра им. Ермоловой во главе с Олегом Меньшиковым. 16 сентября МХТ им. А. П. Чехова, Театральный центр «На Страстном», Другой театр и «Сатирикон» завершили спектакли выступлениями в поддержку коллеги. В интернете появились открытые письма священников и учителей с требованием прекратить «московское дело». Депутат Госдумы Сергей Шаргунов попросил генпрокурора Юрия Чайку рассмотреть возможность опротестовать приговор актеру. Режиссер Андрей Звягинцев в видеообращении к президенту Владимиру Путину попросил его найти 10 минут, чтобы посмотреть видео задержания Устинова.

В июне схожий общественный резонанс вызвало дело журналиста Ивана Голунова, задержанного по подозрению в сбыте наркотиков. Сам он уверял, что наркотики ему подкинули. После нескольких массовых акций в его поддержку министр внутренних дел Владимир Колокольцев лично сообщил о прекращении дела в связи с недоказанностью вины Голунова.

Кремль знает об акциях в поддержку Устинова, сказал в среду пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. Видеоролик с задержанием актера в Кремле видели, но «это не является основанием для каких-то законных действий», отметил Песков, ведь ни президент, ни его администрация не должны и не могут оказывать влияние на суд. Он призвал дождаться итогов апелляции.

Секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак в среду утром высказался определеннее. Он назвал ситуацию с Устиновым вопиющей несправедливостью и написал, что, несколько раз пересмотрев видео, убедился, что Устинов «никого не трогал, не нарушал общественный порядок». «Один из лидеров «Единой России» не будет делать заявления просто так», – отмечает человек, близкий к администрации президента. Другой собеседник знает, что Турчак сделал это заявление после разговора с некоторыми сотрудниками администрации, которые надеются на пересмотр дела.

Между тем Мещанский суд в среду вернул в прокуратуру дело еще одного фигуранта «московского дела» – программиста Айдара Губайдулина, которого обвиняют в покушении на насилие в отношении полицейского на акции 27 июля, он выпущен из СИЗО под подписку о невыезде. Ходатайство о возвращении дела подала прокуратура, объяснив это необходимостью уточнения обвинения.

Прокуратура редко отзывает обвинительное заключение и, как правило, делает это, только если видит возможность оправдательного приговора, поясняет адвокат Дмитрий Аграновский. Например, в 2013 г. именно прокуратура опротестовала решение о заключении Алексея Навального под стражу после оглашения приговора по делу «Кировлеса» и буквально через сутки он был освобожден, напоминает адвокат. Так что скорее всего и по делу Губайдулина решение было принято исходя не столько из юридических, сколько из политических причин, полагает адвокат.

Это редкое явление, чтобы прокуратура сама ходатайствовала о возвращении дела на доследование, подтверждает адвокат Светлана Сидоркина: «Я могу это объяснить только политическим решением». Еще раньше суды освободили четырех фигурантов «московского дела», хотя перед этим судьи признавали, что людей законно отправили в СИЗО, напоминает адвокат: «А потом вдруг оказалось, что и оснований для преследования нет. Будем надеяться, что это добрый знак и для остальных».

Все действия последовательны и соблюдается некий баланс, но он не в пользу освобождаемых, говорит человек, близкий к администрации президента: «Кого-то освобождают, но еще пятерых сажают. Тем самым решается задача отвратить людей от участия в протестах».

«Откатом назад [в «московском деле»] это не является. Мы видим, как «своих» пытаются отбить самые разные корпорации – от врачей до журналистов и от политтехнологов до актеров. Получается лучше у богемы в широком смысле: она имеет нужные для коммуникации с властью связи и компетенции», – считает политолог Глеб Кузнецов. Уровень общественного возмущения по делу Устинова игнорировать невозможно, говорит руководитель Фонда развития гражданского общества Константин Костин: «Проблема здесь, как и в деле Голунова, что тонкой ручной настройкой дальше заниматься бессмысленно. Подобные дела — это плохо и для власти, и для конкретных граждан, которых сажают, и для правоохранительной системы, которая вместо того, чтобы нормально работать, будет надеяться на то, что в случае чего их прикроет суд». Он полагает, что на апелляции Устинову скорее всего смягчат приговор, а резонанс этого дела может повлиять на судейский корпус и качество рассмотрения оставшихся дел возможно повысится. «Две вещи вызывают яркую эмоциональную реакцию — произвол и несправедливость, это было и в деле Голунова, и в деле Устинова. Но дело Голунова было сфабриковано, тут же какие-то доказательства важные для установления объективной картины произошедшего не исследуются», — говорит Костин. Подобных историй будет все больше, они будут становится триггером общественного раздражения, которые непонятно чем могут закончиться, добавляет он.

В случае положительного исхода дела Устинова общее с делом Голунова будет в том, что оба они – исключения из правила, отмечает политолог Андрей Колесников: «Правило – продолжать давить и сажать. Думаю, это тренд не изменит, потому что фундаментально он отражает новую стадию развития российского авторитаризма». В случаях с Устиновым и Голуновым оказались велики имиджевые издержки для Кремля, объясняет эксперт: «Не случайно актеры пришли с пикетами именно к администрации президента. Они понимают, откуда управляется процесс. Поэтому, может быть, степень абсурдности в этой истории повлияла и на тех, кто принимает политические решения». Хотя есть нюанс – защитники Устинова делают упор на том, что он не шел на митинг, а стал случайной жертвой, обращает внимание Колесников: «[Получается] если бы он специально шел на митинг, то тогда нормально – ему можно было бы давать те же 3,5 года». Эти оговорки ставят под сомнение возможность пересмотра других приговоров по «московскому делу», считает эксперт: «Там, где есть очевидное притягивание за уши к уголовной статье, может быть, пойдут на уступки. Но это не означает, что они отказываются от репрессий и права росгвардейца решать, кто прав, а кто виноват». Автоматического распространения примера Устинова на другие дела не будет, уверен и политолог Алексей Макаркин.

Пикеты за освобождение актера Павла Устинова. Фотографии

Читать ещё
Preloader more