Эксперты назвали знаковым отказ суда смягчить приговор Константину Котову

Но реанимировать дело о массовых беспорядках в Москве вряд ли получится
Обвинительный приговор Константину Котову (на фото) нужен власти, чтобы «подвесить» других участников протестов, считают адвокаты и эксперты /Евгений Разумный / Ведомости

Мосгорсуд в понедельник оставил в силе приговор участнику летних протестов в Москве Константину Котову, приговоренному Тверским райсудом к четырем годам колонии за неоднократное нарушение правил проведения митингов (ст. 212.1 УК). В 2015 г. по той же статье был осужден активист Ильдар Дадин, но его приговор отменили после того, как в 2017 г. Конституционный суд указал, что лишать свободы по ст. 212.1 можно, только если из-за действий обвиняемого акция перестала быть мирной или привела к причинению существенного вреда здоровью или имуществу.

К этому постановлению апеллировали все 12 адвокатов, защищавшие Котова. Обвинение так и не смогло доказать, что действия подсудимого создавали угрозу общественному порядку, настаивала защита. По ее мнению, в этом деле нет ни предмета, ни состава преступления, а суд и следствие были беспрецедентно скорыми и несправедливыми. Котов сидит в тюрьме лишь за то, что несколько раз поучаствовал в мирных собраниях, которые не понравились властям, говорила адвокат Мария Эйсмонт.

«Сегодня невозможно согласовать никакое оппозиционное мероприятие, это не мы нарушаем закон, а власть, – заявил сам Котов. – Я требую полного оправдания, если у суда хватит на это смелости».

Прокурор заявил, что «совокупность представленных доказательств полностью подтверждает виновность Котова», тяжесть наказания полностью соответствует содеянному, а защита не привела никаких новых доказательств. На то, чтобы оставить в силе решение Тверского суда, судье Нине Шараповой хватило около 20 минут.

Решение суда было предсказуемым, но защита намерена идти дальше, заявила Эйсмонт. Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова сказала «Ведомостям», что уже направила в Конституционный суд запрос с просьбой разъяснить некоторые положения постановления по делу Дадина, которые могут повлиять и на судьбу Котова.

Решение Мосгорсуда является принципиальным, уверен политолог Алексей Макаркин: власть заинтересована в том, чтобы иметь под рукой уголовную статью, по которой можно «подвесить» многих участников митингов. Если одни трактуют снижение рейтинга власти как сигнал о том, что не надо доводить общество до точки кипения, то другие выступают за жесткую политику в отношении протеста – потому и почти развалившееся уже «дело о массовых беспорядках» вдруг стали реанимировать, говорит эксперт.

Следственный комитет (СКР) в понедельник сообщил о задержании четырех новых фигурантов «московского дела»: Егора Лесных, Максима Мартинцова, Андрея Баршая и Владимира Емельянова подозревают в применении насилия к представителям власти (ч. 1 ст. 318 УК). По версии следствия, 27 июля на ул. Рождественка Лесных и Мартинцов, «действуя группой лиц, напали на сотрудника Росгвардии и повалили его на тротуар», другому сотруднику Лесных нанес удар ногой. Баршай с разбега толкнул гвардейца в спину, а Емельянов силой удерживал бойца от исполнения «служебных обязанностей», сказано в сообщении. Противозаконные действия всех четверых подтверждаются показаниями свидетелей и видеозаписями с места событий, подчеркнул СКР.

Дело о массовых беспорядках по ч. 2 ст. 212 УК СКР возбудил после несогласованного митинга 27 июля. Изначально обвиняемыми проходили 12 человек, но до суда пока дошли только дела по ст. 318, по которым четверо подсудимых приговорены к лишению свободы. В действиях большинства других участников протестов следствие не нашло состава преступления.

Адвокат Дмитрий Аграновский уверен, что простое увеличение числа фигурантов «московского дела» не обеспечит следствию доказательства того, что массовые беспорядки все-таки имели место. Не всякие беспорядки массовые и подпадают под ст. 212 – они должны сопровождаться определенными квалифицирующими признаками, напоминает он. С другой стороны, фактическое признание массовых беспорядков в деле Котова свидетельствует о том, что принцип правовой определенности здесь не работает, отмечает адвокат.

Макаркин тоже уверен, что количество локальных эпизодов «московского дела» не перейдет в качество. Для силовиков это большая неудача и раз уж не удалось слепить дело о массовых беспорядках, то, похоже, теперь они займутся поиском организаторов, предполагает эксперт, в Совете Федерации уже прозвучал тезис о том, что массовые беспорядки планировались, но их удалось предотвратить. Ну а тактильный контакт с полицейскими по-прежнему рассматривается как преступление, напоминает Макаркин, здесь красный свет никто не включал.