Граница остается закрытой для многих россиян вопреки решению ЕСПЧ

В ближайшее время радикальных изменений в законодательстве на эту тему ждать не стоит
Граница остается закрытой для многих россиян вопреки решению Страсбургского суда /Андрей Гордеев / Ведомости

Российские власти передали в Страсбург план действий по исполнению решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по делу «Беркович и другие против России», в котором говорится о необходимости отменить запрет на выезд для лиц, ранее допущенных к государственной тайне. Как ожидается, в декабре Комитет министров Совета Европы (КМСЕ) рассмотрит вопрос о ходе исполнения этого решения. Обязательство об отмене подобных ограничений Россия взяла на себя при вступлении в Совет Европы в 1996 г., а первое решение по аналогичной жалобе ЕСПЧ вынес еще в 2006 г. Но оценкой исполнения этих решений КМСЕ займется впервые за 13 лет: только в 2018 г., принимая решение по делу «Беркович и другие», суд пришел к выводу о системном характере нарушений и предложил России принять меры общего характера для их исправления.

Но в ближайшее время радикальных изменений в законодательстве на эту тему ждать не стоит, следует из ответа российского правительства (опубликован на сайте Совета Европы). Там напоминают, что в 2012 г. Конституционный суд подтвердил законность существующих ограничений, указав, что они носят временный характер, не являются абсолютными и обязательными, а компетентные органы и суды должны соблюдать требование пропорциональности при ограничении права на выезд.

Дифференцированный подход к решению об ограничении выезда содержится и в методологических рекомендациях Межведомственной комиссии по вопросам гостайны, где прямо перечислены критерии, которыми следует руководствоваться при ограничении права покинуть Россию, говорится в документе. Они включают в себя активность и регулярность ознакомления человека с секретными данными, объем и важность этих сведений, сроки рассекречивания такой информации, личность человека и цель его выезда за границу. Кроме того, специальная межведомственная комиссия ежемесячно рассматривает ходатайства лиц, не согласных с решением об ограничении их права на выезд. Такие обращения рассматриваются строго индивидуально – и, как правило, комиссия принимает во внимание конкретные гуманитарные обстоятельства, связанные с необходимостью прохождения медицинского осмотра или лечения за границей, присоединения к семье, которая проживает в другой стране, и т. д.

По данным МИД России, в большинстве случаев рассмотрение ходатайств привело к отмене введенных ограничений и наблюдается устойчивая тенденция к увеличению числа таких решений. Так, в 2018 г. были удовлетворены 40 из 116 полученных ходатайств, т. е. 35%, а в 2017 г. их было 28%. По данным МВД России, растет и количество выданных россиянам загранпаспортов: если в 2017 г. их получили 4,3 млн человек, то в 2018 г. – уже более 5 млн. Отказ же в выдаче загранпаспорта в связи с доступом к секретной информации за это время получили около 0,02% заявителей.

Эта цифра не говорит ни о чем, возражает руководитель международной практики «Агоры» Кирилл Коротеев: неизвестно, сколько человек из допущенных к гостайне запросили загранпаспорта, к тому же выдача документа еще не означает возможности уехать, ведь доступ к гостайне может появиться и после получения паспорта. На самом деле решения ЕСПЧ по делам о запрете на выезд требуют для их исполнения очень простой меры – отмены ограничения на выезд для допущенных, равно как и не допущенных к гостайне, убежден Коротеев. Он напоминает, что в последнее время запрет распространяется на все более широкий круг граждан – речь идет о полицейских, судьях, космических инженерах и других специалистах, связанных с оборонкой. Но именно эту меру российские власти принимать не собираются, констатирует юрист.

Главный редактор «Бюллетеня ЕСПЧ» Юрий Берестнев не ждет быстрого разрешения проблемы. Запрет на выезд останется в повестке дня еще долгое время, предупреждает он: нас будут критиковать, а мы будем изыскивать возможность для точечной корректировки существующего порядка и процедуры его применения. Основная борьба, уверен эксперт, развернется вокруг ограничений на выезд, введенных по политическим мотивам после 2014 г. Проблема с пятилетним карантином стоит не так остро, поскольку там создан реальный механизм, защищающий права граждан от злоупотреблений, – в отличие от истории с силовиками, где все отдано на усмотрение начальства, отмечает Берестнев. Именно в этой области возможны новации, считает он.