Как Госдума боролась с интернетом и протестами в осеннюю сессию

Новые запретительные законы все чаще вторгаются в сферу информации и цифровизации
Осенняя сессия запомнилась запредельными масштабами репрессивного и ограничительного законотворчества /Максим Стулов / Ведомости

В осеннюю сессию Госдума приняла более 200 законов, а приоритетом для нее стало законодательное обеспечение послания президента, заявил на закрытии сессии в среду председатель Думы Вячеслав Володин. По его оценке, эта работа выполнена на 81%: по 70 из 86 пунктов программы законы приняты и вступили в силу. Среди других важнейших решений он назвал одобрение федерального бюджета и принятие мер по поддержке развития села, а также акцентировал внимание на повышении качества вносимых в Думу законопроектов.

Между тем наибольший резонанс осенью вызвали законопроекты, о которых Володин не упомянул: их общей чертой является желание запугать несогласных.

Так, в августе Дума сформировала комиссию по изучению иностранного вмешательства во внутренние дела России, поводом для чего стали летние протесты в Москве. Первые обвинения депутаты предъявили немецкой телерадиокомпании Deutsche Welle (DW) и посольству США. DW 27 июля, в день несогласованной акции в Москве, разместила в своем Twitter сообщение «Москва, выходи! Нет, еще, похоже, ничего не закончилось», к которому было прикреплено видео с криками протестующих «Москва, выходи!». Посольство же опубликовало на сайте информацию о несогласованном митинге 3 августа, прикрепив к ней карту с маршрутом акции, чтобы показать, каких мест следует избегать гражданам США. Среди новых инициатив комиссии – подготовка законопроекта о привлечении граждан к административной ответственности за участие в зарубежных мероприятиях организаций, признанных в России нежелательными.

Другим важным итогом сессии стало принятие внесенного год назад законопроекта, позволяющего признавать иностранными агентами обычных граждан, которые распространяют материалы СМИ – иностранных агентов и получают деньги из-за границы. Все агенты, включая физлиц, должны будут учреждать российское юрлицо, которому и придется исполнять все требования закона об агентах, включая более подробную отчетность перед Минюстом, ежегодный аудит и маркировку материалов. Председатель комитета по информационной политике Леонид Левин прямо сказал, что применение этого закона будет избирательным.

Одним из самых резонансных событий сессии стало обсуждение законопроекта единоросса Антона Горелкина об ограничении права иностранцев владеть и управлять информационно значимыми для развития инфраструктуры интернет-ресурсами. Долю иностранцев и иностранных компаний он предложил ограничить 20%. Еще в июле Горелкин говорил «Ведомостям», что это ограничение направлено на работающие в России IT-компании и прежде всего «Яндекс» и Mail.ru Group. В октябре проект обсуждался на заседании экспертного совета при комитете по информполитике, и на следующий день котировки «Яндекса» на бирже NASDAQ рухнули на 15,7%. Сам «Яндекс» называл поправки дискриминирующими. 18 ноября стало известно, что «Яндекс» создаст Фонд общественных интересов, которому передаст часть управленческих функий. Новая структура управления согласована с администрацией президента и одобрена первыми лицами страны, говорил «Ведомостям» человек, близкий к акционерам «Яндекса». В тот же день Горелкин заявил, что отзовет законопроект.

А вот другую раскритикованную представителями отрасли инициативу – об обязательной установке российских приложений на продаваемые в стране смартфоны, компьютеры и телевизоры с функцией «Смарт-ТВ» – Дума все-таки приняла. На очереди – внесенный сенаторами законопроект о блокировке пользователей электронной почты и мессенджеров за распространение запрещенной информации: делать это администраторы почтовых сервисов и мессенджеров должны будут в течение суток после получения соответствующего требования Роскомнадзора.

«Режим пытается максимально осложнить жизнь оппозиции, поэтому возникают запретительные инициативы. Госдума как часть государственного механизма в этом тоже участвует. Это ответ властей на снижение рейтингов и активизацию оппонентов», – считает политолог Аббас Галлямов. Из неполитических решений Думы он выделяет изменение межбюджетных механизмов, которое даст возможность регионам оставлять часть средств у себя для финансирования инфраструктурных проектов, что важно в условиях «финансового голода, в котором оказалась глубинка».

Осенняя сессия запомнилась запредельными масштабами репрессивного и ограничительного законотворчества, говорит эксперт Московского центра Карнеги Андрей Колесников: «Прежде всего это закон о физлицах – иностранных агентах, показавший зашкаливающую степень абсурда. Это признак того, что политический режим все больше мутирует в сторону авторитарности, и тем более это стало очевидно после московских протестов. Появились клинические обсессии, связанные со всем иностранным, с представлениями о том, что такой субъект, как «отечественное гражданское общество», не существует». Тренд на ограничения распространился и на цифровую сферу, поскольку она связана со свободой распространения информации, и все это сопровождается лоббистскими усилиями в пользу проверенных компаний, добавляет эксперт. В дальнейшем тренд на политическое регулирование начнет распространяться и на оставшиеся сферы жизни, полагает он: «Дума перестала заниматься законотворчеством в традиционном смысле слова, а занялась политическими репрессиями – тем, что называется «законы против права», когда принимаемые законы не соответствуют духу права и представлениям о справедливости».