Прокуратуре во главе с Игорем Красновым могут вернуть функции следствия

Мечта генпрокурора Юрия Чайки сбудется после его отставки
При бывшем следователе Игоре Краснове прокуратура может вернуть себе следственные полномочия /СК Российской Федерации

Президент Владимир Путин в понедельник внес в Совет Федерации кандидатуру зампреда Следственного комитета России (СКР) Игоря Краснова для назначения на должность генпрокурора. Его предшественник, 68-летний Юрий Чайка, ушел с поста «в связи с переходом на другую работу», сообщила пресс-служба Кремля. Голосование сенаторов пройдет в среду, заявила председатель палаты Валентина Матвиенко.

Генпрокуратура и СКР решение президента не комментировали. По мнению источника в органах судейского сообщества, Чайка вряд ли продолжит работу в высших судах – скорее речь идет о Совфеде или работе полпредом президента.

Между тем внесенный в понедельник в Госдуму проект поправок в Конституцию (подробнее см. статью на стр. 01) содержит новую редакцию ст. 129, где среди функций прокуратуры упоминается «уголовное преследование в соответствии со своими полномочиями». По мнению источника в органах прокуратуры, внесение этой поправки во многом объясняет назначение генпрокурором следователя Краснова. Слухи о возвращении в Генпрокуратуру следствия ходили давно, но в каком объеме оно будет передано из СКР, пока не ясно, как и то, сохранится ли в перспективе сам СКР.

Чайка возглавил Генпрокуратуру в 2006 г., перейдя туда с должности министра юстиции. В 2007 г. следствие Генпрокуратуры было выделено в СК при прокуратуре, а в 2011 г. появился полностью независимый СКР. Чайка регулярно выступал за усиление контроля над СКР – как за расширение права прокуроров отменять возбуждение уголовных дел, так и за право самой прокуратуры возбуждать наиболее важные дела. Нередко между Генпрокуратурой и СКР возникали конфликты – самым заметным из них стало дело 2011 г. о крышевании подмосковными прокурорами нелегального игорного бизнеса. На Генпрокуратуру была возложена функция противодействия давлению контрольных органов и силовиков на бизнес, по этой проблеме с ней активно взаимодействовал бизнес-омбудсмен Борис Титов. В свою очередь, прокуроры в судах в последнее время все чаще не поддерживают ходатайства следствия об арестах подозреваемых.

Назначение зампреда СКР генпрокурором свидетельствует об окончании многолетнего противостояния двух ведомств, считает руководитель Международной «Агоры» Павел Чиков. По его мнению, это решение ставит под вопрос будущее СКР и его председателя Александра Бастрыкина. А среди главных достижений Краснова в СКР эксперт выделяет прежде всего зачистку Москвы 10 лет назад от неонацистского подполья, причастного к десяткам убийств.

Кроме дел о преступлениях неонацистов, покушении на Анатолия Чубайса в 2006 г. и убийстве Бориса Немцова в 2015 г. Краснов курировал расследование дел о коррупции против губернаторов Александра Хорошавина (Сахалинская обл.), Никиты Белых (Кировская обл.) и Вячеслава Гайзера (Коми), министра экономического развития Алексея Улюкаева, полковника МВД Дмитрия Захарченко, а также множество других масштабных коррупционных и экономических дел, говорит сотрудник правоохранительных органов. В ходе этих расследований у него установились прочные отношения с нынешним начальником управления «К» Службы экономической безопасности ФСБ генералом Иваном Ткачёвым, отмечают еще два сотрудника правоохранительных органов.

Отставка Чайки может оказаться не итоговым вариантом реформы, а лишь началом перестановок, считает политолог Евгений Минченко. Он согласен, что вслед за кадровыми изменениями в Генпрокуратуре вновь возникнет идея ее обратного слияния с СКР. А выбор Краснова в качестве нового генпрокурора объясняется, в частности, его молодостью, добавляет эксперт: «Сейчас тестируется состав управленцев на период после 2024 г., поэтому была сделана ставка на 44-летнего генерала».

Начался новый этап обновления силовых структур и уход Чайки – первая ласточка, за которой могут последовать отставки Бастрыкина, директора ФСБ Александра Бортникова и секретаря Совбеза Николая Патрушева, допускает политолог Николай Петров: «Быстрое принятие конституционных поправок может быть связано в том числе с желанием деморализовать силовиков как потенциальных самостоятельных игроков в сложной ситуации трансформации». Цель таких людей, как Чайка, – максимально угадывать желания президента, но они уже стали неэффективны, хотя бы в силу возраста, полагает эксперт: «К тому же Путину не нравится, когда люди срастаются с корпорацией, а Чайка сильно врос в Генпрокуратуру, поэтому на его место приходит человек из конкурирующей силовой структуры. Ровно того же можно ожидать и в случае с Бастрыкиным, когда СКР возглавит или выходец из другой структуры, или кто-то из среднего звена». Смысла создавать суперсиловое ведомство Петров не видит: «Это любимая путинская игра – ссоры Чайки с Бастрыкиным. Чайка давно хотел полномочий по возбуждению уголовных дел, и их Генпрокуратуре дали, но в ней уже не будет самого Чайки. То есть Путин ведет игру с поддержанием баланса между конкурирующими ведомствами и натравливанием людей друг на друга».