Силовой блок правительства остался почти неизменным

Перестановки в нем подчиняются иной логике, объясняют эксперты
Константин Чуйченко сменил должность главы аппарата правительства на пост министра юстиции /Евгений Разумный / Ведомости

В сравнении с беспрецедентным обновлением экономического блока правительства перестановки в политико-силовом блоке оказались минимальными: новым министром юстиции стал Константин Чуйченко, занимавший в правительстве Дмитрия Медведева пост вице-премьера – руководителя аппарата и курировавший административную реформу. Он сменит другого хорошего знакомого Медведева, Александра Коновалова, который возглавлял Минюст с 2008 г. и считался одним из самых закрытых министров.

Скорый уход Коновалову прочили многажды, последний раз – в сентябре 2017 г., когда его заместителем стал бывший руководитель управления президента по противодействию коррупции Олег Плохой. Но министру удавалось сохранить работу, хотя выдающихся результатов Минюст не показывал.

Среди наиболее очевидных неудач – провал реформы ФСИН, объявленной в конце 2009 г. президентом Медведевым: существующую систему исправительно-трудовых учреждений должны были заменить колонии-поселения с более мягким режимом для совершивших менее опасные преступления и тюрьмы с более жесткими условиями – для опасных преступников. Но радикальных изменений система ФСИН так и не претерпела, ее регулярно сотрясали скандалы, а ее бывший директор Александр Реймер даже получил восемь лет тюрьмы за мошенничество.

Не удалась Коновалову и реформа рынка юридических услуг, предполагавшая адвокатскую монополию. Проект концепции реформы был опубликован в 2017 г., но так и не был утвержден правительством.

Зато Минюсту удалось наладить достаточно эффективное взаимодействие с Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ). Но это заслуга скорее не министра, а его зама, уполномоченного России в ЕСПЧ Михаила Гальперина, говорит главный редактор «Бюллетеня ЕСПЧ» Юрий Берестнев. При нем министерство стало заниматься нормативными актами, мониторингом правоприменения, заключать мировые соглашения, а то, что министр этому не мешал, – уже большой плюс, считает Берестнев.

Чуйченко во главе Минюста – огромное аппаратное усиление министерства, которому этого всегда не хватало, полагает адвокат и бывший член Совета Федерации Константин Добрынин: бывший вице-премьер и профессиональный юрист во главе одного из ключевых министерств, отвечающих за взаимодействие с институтами гражданского общества, в том числе с адвокатурой, – находка. Это означает, что все инициативы, волнующие адвокатов, будут подхвачены, реформа профессии проведена и адвокатской монополии все-таки быть, уверен Добрынин. Прежний же министр, считает он, смог создать открытое и высокопрофессиональное министерство.

Молва отправляла в отставку министра внутренних дел Владимира Колокольцева. Но серьезных проколов в деятельности МВД в последнее время не было, а назначение нового министра – сложная задача, требующая согласования многочисленных интересов, говорит бывший сотрудник центрального аппарата МВД. И, видимо, замена Колокольцева не представлялась актуальной, предполагает он.

Не исключался и переход на другую работу министра обороны Сергея Шойгу. По словам двух федеральных чиновников, рассматривался вопрос о его назначении вице-премьером, курирующим развитие Сибири, – по аналогии с постом Юрия Трутнева, курирующего Дальний Восток. Но учли сложную международную ситуацию и решили министра не менять, говорят собеседники «Ведомостей». Тем же они объясняют и переназначение министра иностранных дел Сергея Лаврова.

По мнению директора Центра анализа стратегий и технологий Руслана Пухова, Шойгу – один из самых популярных министров, кроме того, прямо сейчас он непосредственно вовлечен в решение очень ответственных военно-политических вопросов, касающихся урегулирования в Ливии и Сирии. Не следует также забывать, что модальность смены министров обороны в России иная: еще ни разу за все постсоветское время министр обороны не менялся вместе со сменой премьера и правительства в целом, подчеркивает Пухов.

Во вторник стало известно и новое место работы уходящего генпрокурора Юрия Чайки: он будет назначен полпредом президента в Северо-Кавказском федеральном округе. Как сообщил «Ведомостям» пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, о новой должности прежнего полпреда Александра Матовникова будет объявлено в среду.

Обновления коснулись прежде всего премьерской части правительства, куда пришла команда премьера Михаила Мишустина, а силовики в нее не входят, так что, видимо, они сохранят посты и дальше, считает политолог Николай Петров: «Замена Лаврова означала бы реальный поворот во внешней политике, что слишком радикальный шаг. Силовая же часть перетасовывается по логике президента: нужно ослабить глав силовых корпораций, которые потенциально могли бы вмешиваться в трасферт власти, – таким был генпрокурор Чайка». Колокольцев после 2016 г., когда у МВД забрали внутренние войска, далек от подобного статуса, схожая ситуация и с Шойгу, отмечает эксперт: «Он не военный, под ним серьезная силовая корпорация, но он с ней до конца не связан и не может полностью артикулировать ее интересы».

Чуйченко, доверенный человек Медведева, пользуется и доверием Путина, уверен Петров, он напоминает, что тот работал и в «Газпроме», и в Кремле.

Путин считает, что президентский блок правительства работает нормально – и все идет как надо, рассуждает политолог Борис Макаренко: «Чуйченко во власти человек не новый. Деление же на путинских и медведевских условно, это не мушкетеры короля и гвардейцы кардинала, а люди из одной питерской команды». О Лаврове же в последние годы сложилось убеждение, что замены ему как исполнителю президентской внешней политики нет, и его переназначение это подтверждает, полагает эксперт. Колокольцев – квинтэссенция полицейской профессии, говорит Макаренко, он полностью соответствует должности.