Стороны ливийского конфликта попытаются договориться в Женеве

Но шансы на соглашение о перемирии расцениваются пока как призрачные
Полномасштабный конфликт в Ливии ( на фото) удается купировать, хотя отдельные инциденты имеют место /Reuters

На следующей неделе в Женеве должно состояться первое заседание ливийской Объединенной военной комиссии, сообщил спецпосланник ООН по Ливии Гасан Саламе. По его словам, которые приводит турецкое агентство Anadolu, стороны конфликта – глава Правительства национального согласия Файез Саррадж и командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифа Хафтар – назвали ему имена участников встречи, что открывает путь к созыву первого заседания комиссии, с тем чтобы «перемирие, объявленное 12 января по инициативе президентов России и Турции, к концу января перешло в полноценный режим прекращения огня». Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что данная встреча может сыграть решающую роль в поддержании режима прекращения огня, а также в определении линии соприкосновения между двумя сторонами.

Мероприятие в Женеве предварительно намечено на 28 января, это первая попытка свести стороны для личного обсуждения ливийского конфликта с момента наступления войск Хафтара на Триполи в апреле 2019 г., напоминает дипломатический источник «Ведомостей». Очевидно, что позиция представителей каждой из сторон исходя из поведения их лидеров, особенно Хафтара, будет максимально жесткой, что снижает шансы на скорое сближение позиций, добавляет он. Попытки подписать соглашение о перемирии между Сарраджем и Хафтаром провалились, признает собеседник «Ведомостей»: Хафтар дважды – во время недавних конференций в Москве и Берлине – отказался ставить на документе подпись из-за неприемлемых, как ему показалось, условий. На самом деле командующий ЛНА, несмотря на постоянно ведущуюся с ним работу, до сих пор мечется между своими основными союзниками, пытаясь угодить каждому из них, считает человек, близкий к Минобороны России, но если Саррадж заручился поддержкой президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и ориентируется исключительно на его мнение, то Хафтар пытается разорваться между всеми заинтересованными сторонами (Россией, Катаром, ОАЭ и т. д.). Полномасштабный конфликт удается купировать, хотя отдельные инциденты – вроде обстрела аэропорта Триполи или уничтожения турецких БПЛА – имеют место, говорит собеседник «Ведомостей». Он утверждает, что активного использования протурецких формирований в Ливии, набранных из сирийских боевиков, удалось избежать исключительно благодаря договоренностям президентов России и Турции. Но ряд принимаемых ливийскими сторонниками Хафтара решений накаляют обстановку. В минувшую субботу Национальная нефтяная корпорация Ливии объявила о ситуации форс-мажора после прекращения отгрузки нефти с терминалов «нефтяного полумесяца» (побережья залива Сирт), контролируемых ЛНА, а на следующий день были закрыты нефтяные месторождения Эш-Шарара и Эль-Филь, что привело де-факто к остановке всей нефтяной промышленности страны. Премьер-министр Италии Джузеппе Конте (в Ливии работает итальянская компания Eni) заявил 22 января, что блокирование работы добывающей индустрии Ливии и прекращение экспорта нефти несут вред, сравнимый с военными действиями.

Скорее всего, Хафтар сам не знает, сколько еще можно оттягивать подписание соглашения о прекращении огня, полагает руководитель центра «Европа – Ближний Восток» Института Европы РАН Александр Шумилин: «Это зависит от тех, кто поддерживает его наступательные планы, в первую очередь от арабских монархий».

Для Хафтара невыгодно отводить войска, когда они фактически находятся на подступах к Триполи, и он хочет начать переговоры с позиции силы, считает доцент Высшей школы экономики Леонид Исаев. Однако, по его словам, решающим и пока что неизвестным фактором для Хафтара остается позиция Анкары: «Эрдоган пригрозил ввести войска на помощь Сарраджу, и Хафтар пытается понять, блефует ли турецкий лидер, – если блефует, то можно продолжать давление, а если нет – последствия будут еще хуже, чем если бы Хафтар согласился на прекращение огня. Причем сильнее всего военное вмешательство Турции ударит не по самой армии Хафтара, а по ее союзникам, в первую очередь по Египту». Поэтому Хафтар занимает такую неоднозначную позицию – сначала уезжает с переговоров в Москве, потом пишет Путину письмо с благодарностью; в Берлине обещает делегировать пятерых человек в военный комитет для восстановления контактов с Сарраджем, но говорит, что договоренности соблюдать не намерен, напоминает эксперт. «Он дает понять, что не согласен с тем, чтобы зафиксировать статус-кво, но сжигать мосты тоже не хочет. Поэтому от переговоров в Женеве не стоит ожидать никаких прорывов. В лучшем случае стороны смогут лишь подтвердить договоренности, достигнутые в Берлине», – уверен Исаев.