Дела по экономическим статьям могут передать судам присяжных

Это может повысить объективность судопроизводства, надеются эксперты
Вячеслав Лебедев сделал всему предпринимательскому сообществу окрыляющее предложение /ПЕТР КАССИН / КОММЕРСАНТЪ

Верховный суд предлагает передать в компетенцию суда присяжных все дела о преступлениях особой тяжести и преступлениях в сфере предпринимательской деятельности – если материалы не содержат сведений, составляющих гостайну, заявил во вторник председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев. Он считает возможным и ввести институт следственных судей, уполномоченных рассматривать жалобы на действия следователей и ходатайства о следственных действиях, а также выносить решения об избрании меры пресечения.

Пока это его собственные предложения – для обсуждения, предупредил Лебедев: «Но я их делал осмысленно, на основе анализа судебной практики, судебной статистики и правоприменительной деятельности». Есть поручение президента, продолжал он, подумать о расширении списка составов преступлений, дела по которым подсудны суду присяжных, и о целесообразности института следственного судьи. Предложения будут сформулированы и представлены в Кремль, обещал он, они носят концептуальный характер, а потому должны воплощаться действиями всех властей вместе, и судебной, и исполнительной, и законодательной, а это редкий случай. Лебедев напомнил: подготовленный Верховным судом Кодекс административного судопроизводства ждал принятия 20 лет.

Об институте следственных судей в совете по правам человека (СПЧ) при президенте говорят давно. В 2014 г. Владимир Путин уже давал поручение изучить идею, но против были Генпрокуратура и МВД. Но правозащитникам удалось добиться появления судов присяжных в районных судах: пусть и в усеченном составе (коллегия из шести человек), они работают с июля 2018 г. По данным Верховного суда, в 2019 г. присяжные в райсудах вынесли вердикты в отношении 585 человек, для 26% они оказались оправдательными. 15% таких приговоров были отменены вышестоящей инстанцией, а обвинительные приговоры отменены в 11% случаев.

Облсуды, где дела рассматривают коллегии присяжных из восьми человек, вынесли в 2019 г. приговоры 417 лицам, 20% из них оправдательные, но тут процент отмены оказался еще выше – 40%. Но даже с учетом этого суды присяжных оправдывают чаще, чем профессиональные судьи, – на их счету, по данным Верховного суда, 1% оправдательных приговоров (без учета дел, рассмотренных в особом порядке, когда подсудимый уже признал вину).

Необходимо продолжать двигаться в этом направлении и вернуться к идее следственных судей, призывал на последней встрече президента с СПЧ в декабре 2019 г. адвокат Генри Резник. После встречи Путин поручил обсудить это, а срок исполнения поставил 1 июня 2020 г. Скорее всего, доклад будет отправлен раньше, говорит собеседник в Верховном суде.

Председатель Госдумы Вячеслав Володин назвал разговор о присяжных крайне важным и пообещал, что депутаты будут учитывать идеи Лебедева в будущей работе. Следственный комитет России не ответил на запрос «Ведомостей», а послать запрос в Генпрокуратуру не удалось: после смены генпрокурора ведомство отказалось от электронной почты, а указанный на сайте факс не работал.

По мнению сотрудника правоохранительных органов, при рассмотрении экономических дел присяжными есть повышенный риск, что конфликтующие посредством уголовных дел бизнес-структуры будут пытаться подкупать присяжных. Этого можно избежать, если правоохранители будут внимательно следить за попытками вмешательства, но и конкуренция способствует тому, что стороны внимательно приглядят за попытками друг друга повлиять на суд.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов уверен, что предложенные Лебедевым меры помогут обеспечить большую объективность в уголовном судопроизводстве. Особенно это важно в делах об экономических преступлениях, где основная часть обвинений идет по ст. 159 УК о мошенничестве. Принципиально важно наличие умысла: преступление должно быть спланировано, иначе это нарушение финансово-хозяйственной деятельности, напоминает Титов: «Но сейчас судьи обычно даже не затрудняют себя поиском умысла. А суду присяжных придется доказывать, что действия предпринимателей, причинившие кому-то ущерб, были заранее спланированы».

Предприниматели говорят и о рисках. «Присяжные не всегда компетентны в экономических вопросах, – видит проблему вице-президент РСПП Александр Варварин. – Часто это граждане, не занятые на постоянной работе. И если в обычных делах они могут давать дать оценку, исходя из жизненного опыта, то в предпринимательских все сложнее». По экономическим делам часто проводят экспертизы качества, ценовые экспертизы – а суд присяжных должен все оценивать, объясняет эксперт: «Нужно подумать о специальных списках присяжных по экономическим делам». Возможны и проблемы со сроками рассмотрения дел, добавляет Варварин: «Суды могут откладывать заседания, если не собираются все присяжные. Важно, чтобы присяжных не использовали для затягивания процесса».

Есть мнение, что граждане негативно относятся к предпринимателям, а это может привести к необоснованным обвинительным приговорам, допускает партнер бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» (его юристы представляют интересы основателя инвесткомпании Baring Vostok Майкла Калви) Виктория Бурковская, но любая возможность выбора между профессиональным судом и присяжными – положительный момент. В деле Baring Vostok не рассматривали привлечение присяжных, а стоило бы, считает она: «Присяжные очень четко реагируют на любые несостыковки обвинения и подтасовку фактов, им интересно услышать историю такой, какая она есть. Присяжные обычно настроены критически, они в состоянии оценить логичность и правдивость, а профессиональные судьи часто склонны рассматривать дела в пользу обвинения».

На суды присяжных много надежд, но они нуждаются в совершенствовании, считает президент Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко: количество оправдательных приговоров выглядит очень внушительно, но оно частично нивелируется большой долей отмен. Вердикт присяжных должен стать неотменяемым, настаивает Пилипенко. А следственные судьи, которые, по мнению Верховного суда, могут быть наделены такими полномочиями, как депонирование доказательств и рассмотрение ходатайств о производстве следственных действий, – очень многообещающая новация, уверен он. Это означает, например, что защита сможет представить суду доказательства, полученные без участия следствия еще на стадии предварительного расследования.