России не удается договориться ни с ливийским маршалом, ни с турецким президентом

Анкара готовится воевать на обоих фронтах
Встреча Шойгу с Хафтаром произошла на следующий день после серьезного обострения конфликта в Ливии, связанного с ракетным обстрелом порта в столице страны Триполи силами ЛНА /Zuma \ TASS

Министр обороны России Сергей Шойгу в среду впервые с 2018 г. лично принял в Москве командующего Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршала Халифу Хафтара. Как говорится в пресс-релизе Минобороны России, ключевой темой переговоров стала обстановка в Ливии: по данным ведомства, и Шойгу, и Хафтар подтвердили необходимость выполнения решений Берлинской конференции по Ливии, состоявшейся в столице Германии 19 января. «Отмечена важная роль переговоров, состоявшихся 13 января 2019 г. в Москве, для установления режима прекращения огня и запуска процесса нормализации обстановки в стране», – говорится в сообщении. Стороны в очередной раз отметили безальтернативность политических путей урегулирования внутриливийского кризиса, а также приверженность независимости, единству и территориальной целостности Ливии.

Встреча Шойгу с Хафтаром произошла на следующий день после серьезного обострения конфликта в Ливии, связанного с ракетным обстрелом порта в столице страны Триполи силами ЛНА. Его целями якобы были склад боеприпасов и турецкое судно, перевозившее оружие для бойцов правительства национального согласия (ПНС), возглавляемого противником Хафтара – Файезом Сарраджем. «Это является нарушением соглашений, запрещающих отправку оружия в Ливию, и международных усилий по установлению режима прекращения огня в стране», – процитировал заявление ЛНА телеканал Al Arabiya. В тот же день представители ПНС объявили о приостановке участия в переговорах по военным вопросам, которые начались в Женеве. В миссии ООН по поддержке в Ливии обстрел осудили, посчитав, что подобные действия могли привести к большому количеству жертв и даже катастрофе, если бы были задеты суда, перевозящие сжиженный газ.

Сам Хафтар своей вины не признает, считая обстрел вынужденной мерой в ответ на провокации со стороны ПНС и открыто поддерживающей его Турции, говорит дипломатический источник «Ведомостей». Его риторика за последний месяц не изменилась, сказал собеседник: на словах Хафтар готов всячески способствовать политическому урегулированию кризиса, но как только нужны практические шаги, то он отказывается подписывать документы, просит время на раздумье, а затем пропадает. С Сарраджем таких проблем пока нет, он полностью подконтролен президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану, считает человек, близкий к Минобороны России: «Хафтар же в полном понимании этого слова не подконтролен никому». По его словам, на российских переговорщиков, задействованных в процессе по Ливии, оказывается сильное давление: те же турки требуют «обуздать» фельдмаршала, но выполнить эти просьбы крайне тяжело. Переговоры с Шойгу могут дать эффект, достаточный для временного перемирия, но рассчитывать на полную стабилизацию не стоит – для этого нужны масштабная международная поддержка и механизмы жесткого всеобъемлющего контроля, говорит дипломатический собеседник «Ведомостей».

Турция продолжает военное вмешательство и в Сирии. Выступая в среду перед членами правящей Партии справедливости и развития, президент Эрдоган заявил, что Анкара готова начать военную операцию в провинции Идлиб. «Мы решительно настроены превратить Идлиб в безопасное место и для мирных жителей, и для Турции, чего бы это ни стоило», – сказал он. В ответ пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что если речь идет об операции против легитимных сирийских вооруженных сил, то «это, конечно, худший вариант развития событий». А глава МИД России Сергей Лавров напомнил, что Турция так и не выполнила свои обязательства по размежеванию боевиков и оппозиции в Идлибе. По мнению человека, близкого к Минобороны России, заявления Эрдогана носят популистский политический характер. Тем не менее в Идлибе создана турецкая группировка численностью 12 000–15 000 бойцов и продолжается переброска тяжелой бронетехники. Прошедшие российско-турецкие переговоры в Москве с участием дипломатов, военных и представителей спецслужб не привели к выработке конкретных решений, поэтому сирийский вопрос будет вынесен на уровень президентов, говорит дипломатический источник «Ведомостей»: при определенном раскладе их встреча может состояться до конца февраля.