Запрет недвижимости за рубежом в Конституции не прописали из-за чиновников и депутатов

Но он может появиться позже в федеральном законе, допускают эксперты
Согласно декларации сенатора Андрея Клишаса за 2018 год, у него в собственности есть дачный участок и жилой дом в Швейцарии /TASS

Запрет на владение иностранной недвижимостью не вошел в проект поправок в Конституцию, так как десяткам парламентариев и чиновников пришлось бы отказаться от нее или уйти со своих постов. Об этом «Ведомостям» рассказали собеседники в администрации президента и Госдуме. Поправки, касающиеся национализации элит, – это поправки самого президента, «это его тема», для него важно, чтобы у чиновников не было иностранных счетов и гражданства, чтобы в будущем к власти не мог прийти кто-то, связанный с заграницей, поясняет собеседник в администрации: «Иностранная недвижимость пока осталась, потому что сейчас она есть у многих политиков и чиновников. Хотя думаю, что в какой-то момент запрет на нее может появиться в федеральном законе».

Закрепить в Конституции запрет на иностранные гражданство и счета для лиц, занимающих «критически важные для обеспечения безопасности и суверенитета страны» должности, Владимир Путин предложил в послании парламенту 15 января. «Смысл, миссия государственной службы именно в служении, и человек, который выбирает этот путь, должен прежде всего для себя решить, что он связывает свою жизнь с Россией, с нашим народом, и никак иначе, без всяких полутонов и допущений», – подчеркнул он. В итоге такой запрет коснется президента, парламентариев, членов правительства и глав иных федеральных органов, губернаторов, омбудсмена, судей и прокуроров. Поправки о запрете на зарубежную недвижимость вносились депутатами Николаем Арефьевым (КПРФ) и Константином Слыщенко («Единая Россия»), но были отклонены.

Судя по декларациям за 2018 г. (данных за 2019 г. пока нет), недвижимость за рубежом в собственности или в пользовании была у 26 депутатов Госдумы и членов их семей, в том числе у единороссов Отари Аршбы (Грузия), Владислава Третьяка (Латвия), Андрея Скоча (Великобритания), Андрея Голушко (Франция) и эсера Валерия Газзаева (Испания). Среди девяти владельцев такой недвижимости в Совфеде – сопредседатель рабочей группы по поправкам в Конституцию Андрей Клишас (Швейцария), Любовь Глебова (Германия), Арсен Каноков (Великобритания). У членов нового правительства (не считая вице-премьера Дмитрия Чернышенко, министра спорта Олега Матыцина и министра связи Максута Шадаева, которые ранее не были обязаны публиковать данные о доходах и имуществе) согласно их декларациям-2018 зарубежной недвижимости нет.

Запреты и ограничения для публично-должностных лиц ни в одной стране не включаются в конституцию – это «то же самое, что стрелять из пушки по воробьям», недоумевает заместитель гендиректора «Трансперенси интернешнл – Россия» Илья Шуманов. В России они появились 10 лет назад в законе о противодействии коррупции и параллельно вставали вопросы об иностранной недвижимости, вспоминает эксперт: «Но законодателям не предоставили достаточных оснований для ее запрета. Большую роль сыграло и то, что у части депутатов и их семей есть такая недвижимость». Включение запрета на счета и гражданство в Конституцию, видимо, связано с продолжением консолидации элит, попыткой напомнить, что «надо ориентироваться на внутренние интересы», рассуждает Шуманов: «Также это хорошо продаваемый силовиками аргумент – людей могут попытаться завербовать за рубежом, а таким образом ограничивается возможность давления на них. Это был главный посыл». Запрет на иностранную недвижимость в законе может появиться позже, поскольку ограничения будут продолжаться, считает эксперт.