Россия прилагает усилия для стабилизации в Сирии

Новое обострение там может отвлечь ресурсы от борьбы с эпидемией
Двухдневный визит министра обороны России Сергея Шойгу (слева) в Сирию, где он обсуждал с сирийским президентом Башаром Асадом (справа) ситуацию в Идлибе, завершился 24 марта /TASS

Двухдневный визит министра обороны России Сергея Шойгу в Сирию, где он обсуждал с сирийским президентом Башаром Асадом ситуацию в Идлибе и выполнение московского мирного соглашения между Россией и Турцией, завершился 24 марта. По словам источника, близкого к Минобороны России, визит в разгар пандемии призван не допустить обострения ситуации, что может отвлечь силы России, Турции и Сирии от более серьезных проблем, вызванных коронавирусом.

Спустя девять дней после первого совместного российско-турецкого патрулирования трассы М4 (Латакия – Алеппо) в Идлибе России и Турции так и не удалось увеличить протяженность его маршрута. Второе патрулирование прошло 23 марта по сокращенному участку автотрассы из соображений безопасности, поскольку у турецкой стороны возникли сложности с обеспечением безопасности конвоя, сообщили «Ведомостям» два источника, близких к Минобороны России. По словам полковника турецкой армии Укая Сагыра Оглу, которого цитирует ТАСС, стороны намерены постепенно увеличивать протяженность зоны патрулирования. Но для этого Турция должна уже в ближайшее время нейтрализовать мешающие этому экстремистские группировки, заявил представитель российского Центра по примирению враждующих сторон. Для Анкары этот вопрос принципиальный, говорит высокопоставленный дипломатический источник «Ведомостей»: если 15 марта в отношении турецкой части конвоя были организованы провокации (находящиеся в Идлибе курдские формирования начали закидывать камнями бронеавтомобили и танки), то 20 марта вблизи пункта Мханбель произошло боестолкновение с радикальными исламистами, что привело к гибели двух турецких военнослужащих. Потерь среди российских военных полицейских не было.

Совместное патрулирование трассы М4 является одним из основных пунктов соглашения, достигнутого 5 марта на переговорах президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана. Этому предшествовало обострение конфликта в Идлибе. 27 февраля боевики группировки «Хайят тахрир аш-Шам» (запрещена в России) начали наступать на позиции сирийской армии при турецкой поддержке. В результате ответного удара правительственных войск погибло 36 турецких военнослужащих, а более 30 человек получили ранения. Турция в ответ объявила о начале новой военной операции на северо-западе Сирии, но ситуацию удалось стабилизировать после переговоров в Москве.

По словам человека, близкого к Минобороны России, добиться полной зачистки маршрута от населенного пункта Трумба (в 2 км от Серакиба) до точки Айн-эль-Хавра совокупной шириной 12 км (по 6 км на север и на юг от трассы М4) в текущих условиях сложно ввиду необходимости проведения поиска и обезвреживания мин и самодельных взрывчатых устройств. Поэтому процесс может растянуться на несколько месяцев. Впрочем, это вопрос безопасности личного состава, так что излишняя спешка здесь едва ли необходима, говорит собеседник. Вступившее 6 марта в силу перемирие относительно соблюдается, хотя периодические обстрелы со стороны отсиживающихся в Идлибе боевиков имеют место, добавил он.